Родное слово. Священник Александр Сахненко отвечает на вопросы

27 марта 2024 г.

– Иногда слышишь такое пожелание: «Поститесь постом приятным». А в чем смысл этих слов?

– Это слова стихиры. В первый день поста мы собираемся на утреннее богослужение, на котором нет возможности причаститься, и внезапно оказываемся как бы в монастырском состоянии духа. Потому что утреннее богослужение состоит из целого цикла суточных богослужений, обильно снабжается чтением Псалтири и многочисленными земными поклонами. Практически в самом конце, на вечерне, которая относится уже ко вторнику, мы слышим в понедельник стихиру 3-го гласа: «Постимся постом приятным, благоугодным Господеви».

Это очень важно. В этих стихирах Святая Церковь нас вдохновляет тем, что мы занимаемся не каким-то непонятным, ненужным делом, а сознательно на себя налагаем определенные трудности. Не ради того, чтобы нас похвалили или чтобы мы себе галочку поставили, какие мы молодцы, что можем поститься, а для того, чтобы что-то в себе поменять. В идеале человек должен проводить пост таким образом, чтобы после поста не с радостью вернуться к тому, что было до поста, а сохранить это ощущение и свое поведение даже в те дни, когда Церковь празднует что-то и позволяет нам свободно питаться и развлекаться.

Представьте себе, что человек пошел на курс этикета. Он учится три месяца у профессиональных педагогов правильно держать чашку, пользоваться столовыми приборами, следить за осанкой, ему объясняют, как с французского переводятся какие-то наименования. И человек все три месяца ведет себя культурно, прилично, а потом, как только получает сертификат, бежит грызть семечки, выплевывая шелуху в потолок: «Наконец-то это закончилось!»

Конечно, если человек идет учиться, он потом должен, по идее, те уроки, которые получил, реализовать в своей жизни. Да, конечно, он не будет, условно говоря, сидеть с семьей за столом и пользоваться всеми приборами, от рыбных до специальных ножей для масла. Но в нужной ситуации он сможет правильно себя повести.

Так и пост. Если мы после поста возвращаемся к тому же состоянию, в котором были до него, это значит, что пост не удался. Постом мы должны привыкнуть к новой жизни, получить радость и удовольствие от ограничений. Это чрезвычайно важно. И очень важно увидеть, что пост гораздо глубже, чем кажется.

Например, в среду стихира начинается уже с другого. Там сказано, что пост – это не только «ошаяние брашен», дальше идет целый список: это и воздержание, и доброделание… Есть очень конкретные вещи: нищих напитай, бездомным дай кров. То есть пост не в том, что я сознательно не ем какой-то продукт. Нужно смотреть глубже. Условно говоря, наша бессмертная душа находится здесь как бы в командировке. У нас есть билет, но на нем нет даты и времени ухода. По этому билету Создатель примет нашу душу обратно в мир вечный.

Допустим, нас отправили в Таиланд или в какую-нибудь азиатскую страну, где есть свой язык и культура, и сказали: это твоя длительная командировка. Естественно, мы с вами привыкнем говорить на том языке, питаться их кисло-острой пищей, наслаждаться на берегу моря. Но кто-то будет помнить, что это командировка, и у него будет всегда стоять собранный чемоданчик (или он его будет хотя бы собирать поэтапно). А кто-то порвет билет и скажет: да я же здесь навсегда. Он очень глупо поступит, потому что все равно придется возвращаться. И тогда он бегом-бегом будет какие-то случайные вещи набирать, подобно человеку, который в дорогу собирается за полчаса.

То же самое с нашей душой. Мы не должны забывать, что здесь, на этой земле, мы только гости. Каждая литургия начинается со слов: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа». Мы напоминаем себе, что мы граждане неба. А если это так, то наш чемоданчик туда должен быть собран. Но чемоданчик очень условный. Ведь мы туда не телом попадем, а нашей бессмертной душой, которая может за это время жизни чему-то научиться. И она должна научиться. Чему? Скромности, смирению, воздержанию, послушанию, терпению, прощению, неизменной бесконечной любви.

А мы ничего этого обычно душе не даем. Мы говорим: «Пей, ешь, веселись», – и фактически матрасной иглой нашу душу привязываем к телу, очень плотненько пришиваем, толстыми нитками. Как ей больно будет потом отходить от тела, когда она за всю свою жизнь только и привыкла, что развлекаться, надмеваться, получать то, что ей нужно. Причем обычно не то, что нравится именно душе, а то, что нравится телу.

Посмотрите на рекламу вокруг. Почитайте ценники, проспекты в городе. Там все очень просто. Тело хочет есть, спать, наслаждаться, красиво выглядеть и отдыхать, лениться, ничего не делать. И на этом стоит жизнь современного человека. Мы работаем, работаем, работаем, потому что нам нужно заработать деньги. И мы потратим их на самое необходимое: наш кров, еду для себя и семьи, удовольствия, развлечения. Деньги закончились.

Хорошо, что появились Пушкинские карты, какие-то бесплатные экскурсии в музее. Редкий человек сейчас выделит из своего бюджета средства, чтобы сходить в картинную галерею или посмотреть новую постановку какой-нибудь классической пьесы. Кино – это да, подписка на какой-нибудь современный канал – это очень удобно, но весь этот комфорт портит жизнь человеку. Потому что фактически человек не к тому приучает свою душу, печется о земном, а не о небесном, походит на белку или хомяка в колесе, который бежит, бежит, а зачем бежит – не знает.

Ведь ничего в этом мире нет вечного. Так и не смог человек изобрести вечный двигатель. Всё, на что мы уповаем, однажды рано или поздно закончится. Кроме нашей вечной бессмертной души, которую ждет встреча с Богом. И она должна будет определиться, где же ей пребывать до Второго Пришествия: в обителях Господних либо там, в месте страшнем, где ненавидят Бога и добро.

И мы каждый раз говорим: «Нет, это не про меня». Пойдите на улицу, спросите любого человека, хочет он в рай попасть или в ад. Он скажет: в рай. Потому что рай представляют себе так, как описано в протестантских брошюрах: когда люди в красивых пиджаках и нарядных вечерних платьях обнимаются со львами и улыбаются. Нет.

Давайте спросим себя, что будет в раю. В раю будет чрезвычайно скучно. Там будет молитва, воздержание, послушание. Там будет Бог, Его Пречистая Матерь, святые праведники, которые вместе с сонмом ангельским будут громко славить Божье святое имя. Там нет Интернета, телефонов, любимой газеты и телепередач. Не на кого будет прикрикнуть, нечего будет съесть вкусненького и сладенького.

А обо всех наших привязанностях красиво говорится в одном гимнографическом произведении: мы себя оплели любосластными стремлениями. Эти любосластные стремления – всё, чем мы занимаемся в жизни. Нам бы все повкуснее, покрасивее, побыстрее, поудобнее, помягче, попроще, пожирнее. И все это опутывает нас, как паук свою жертву – муху, чтобы она не смела дернуться, а он ее смог спокойно слопать.

Так и нас духи злобы поднебесной аккуратно и плавно опутывают, порой даже и незаметно, потому что мы с радостью помогаем им всякой житейской чепухой и суетой. И, наверное, только пост может помочь очнуться от этого сна, анабиоза, паучиного яда, который заставляет жертву не двигаться, и осознать, что мы все перепутаны этими грехами, скверными привычками, жуткими страстями. Мы себя родним с этим, хотя говорим, что мы рабы Божии. Но мы рабы греха, страсти, тления.

Мы же когда-то назывались христианами, когда принимали таинство Крещения, сознательно принимали на себя это высокое знание. И это действительно так. Это тезоименитое жительство, о котором поется в тропаре Христу. Христианство должно зиждиться не просто на нашем устроении мыслей, но на наших делах и поступках. И мы начинаем задумываться, анализировать: «А что происходит-то? В чем мои недостатки?»

Сегодня, когда уже прошла почти неделя поста, мы можем сделать определенный вывод и сказать: «у меня проблемы с молитвой», «я никак не могу смиряться», «мне на ногу наступили, и я такое человеку высказал!» Вот пожалуйста, диагноз у нас уже стоит. Пора лечиться.

– Вы совершенно верно сказали, что первые дни Великого поста уже прошли, и они были очень важными, сосредоточенными. И сосредоточиться помогали вечерние богослужения, на которые многие пришли. Тот, кто не смог на них прийти, наверное, много потерял.

– Великопостные богослужения чрезвычайно важны для человека. Придя в храм в субботу вечером или в воскресенье утром, вы не почувствуете поста. Да, священники будут в фиолетовых облачениях, но богослужение будет точно таким же, как всегда. Все содержание песнопений будет стандартным, праздничным, потому что Церковь заботится о своих чадах и дает им выходные. Суббота и воскресенье – это выходные дни, где нет сугубого, специфического, сложного постового моления.

Когда мы оказываемся в храме в будни поста, сразу замечаем, что там все черное. Что значит черный цвет? Почему священники ходят в черных подрясниках, рясах? Когда я выбираю цвет, я вкладываю в это какой-то смысл. Раньше, например, одежда по цветам измерялась своей дороговизной. То есть материал более простой никаким особым цветом не обладал. Если материал был багряный, красный, то все понимали, что он стоит очень дорого. Хоть сейчас этого и нет, но ряса напоминает священнослужителям, монахам, что они не должны интересоваться модной одеждой.

Если есть в повседневном облачении такая символика, то тем более мы постом оказываемся в черном облачении, подчеркивая, что нас не интересует одежда. Мы остаемся один на один с собой. Грустными, скорбными постовыми напевами и длинным чтением молитв, Псалтири, постоянными земными поклонами мы настраиваем себя на волну самоанализа.

Да, тяжело, многие работают, и утренние богослужения выстаивать сложно. А вечером, как Вы правильно заметили, храмы полны народа, потому что в первые четыре дня первой седмицы Великого поста за великим повечерием читается особенный канон. Он выделяется не только своей структурой и смыслом, но даже местом нахождения в богослужении, способом произнесения.

Этот канон принадлежит епископу Критскому Андрею. Святитель Андрей – автор достаточно многих канонов. Мы просто не представляем, как часто с ними сталкиваемся на песнопениях великих двунадесятых праздников, например. Просто этот канон стал самым известным; во многом, наверное, благодаря тому, что он писался не специально для Церкви, а скорее был личным гимнографическим творением.

Старея, уже пожилой человек, пусть и священнослужитель, анализировал свою жизнь и плакал о своих грехах. Но так как он был талантлив и был церковным гимнографом, он это делает настолько красиво! Здесь мы просто не можем не удивляться поэтике, высоте стиля, слога. Он не просто оплакивает свои грехи, но творчески анализирует Священное Писание. Это тоже нам урок, мы должны Великим постом взяться за книги. Если мы не читали Евангелие, пора сделать это немедленно. Если читали, но как попало и без толкования; нужно сесть и прочитать от начала и до конца и еще понять, что это значит, что говорил Спаситель в той или иной фразе.

Если мы давно уже читали Евангелие и его знаем – прекрасно, настало время чтения Ветхого Завета. Может быть, и рано брать человеку для чтения всю Библию полностью, особенно в ее полноценном виде на синодальном языке, достаточно взять детскую Библию для семейного чтения, чтобы хотя бы понять сюжетную линию. Ведь не зная этого, молиться за Каноном Андрея Критского практически невозможно. Там сплошь и рядом десятки имен и событий, которые будут непонятны человеку, не знающему сюжетов Ветхого Завета: то Рувим, то Роав, то речь идет о Египте, то о земле обетованной, то вспоминается Ной, то Авраам, то тут же это перемешивается с событиями Нового Завета, где говорится то о хананеянке, то о самарянке, то о кровоточивой женщине, то вспоминается блудница. И раз за разом автор канона призывает нас проанализировать, вспомнить те события и не просто прочитать их, а понять, как они касаются нашей жизни, нашей души. И каждый раз делает вывод: праведник поступил так, а ты, душа, так не поступаешь; негодяй поступил вот так, и ты, душа, так поступаешь.

И раз за разом предстоит важнейшая подготовительная работа, особенно для тех, кто по какой-то причине не был на этой неделе на чтении Канона Андрея Критского и почему-то пропустил его чтение дома. Хотя мы знаем такую благочестивую традицию: если человек не успевает на службу, он старается прочитать канон самостоятельно.

Сейчас, конечно, стало очень много трансляций. И мне, например, очень часто приходится сталкиваться с тем, что люди говорят: «Я посмотрю службу дома. Как раз в Москве она начинается в шесть вечера, у нас будет десять часов, я лягу на диванчике (сушки с собой возьму, положу их рядышком) и послушаю, как красиво поет хор мужского монастыря». Посмотреть и послушать – это здорово, но молиться правильнее. И делать это лучше в своем храме, особенно если такая возможность есть.

Я знаю, что многие храмы, в том числе и в Новосибирской епархии, сейчас устраивают прямые трансляции если не всех, то значимых богослужений, чтобы человек имел возможность не потерять связь со своим приходом, слышать родную, знакомую речь священников, чтецов. Но даже если так поучаствовать не получится, то гораздо лучше взять самому текст (может быть, даже на русском языке) для лучшего понимания и очень вдумчиво по нему помолиться.

Конечно, не случайно многие века этот канон читается всей Церковью в начале Великого поста. Он не может не настроить нас на этот самоанализ. Мы начинаем работу над собой, и нужно поставить сначала диагноз себе. И мы себе ставим диагноз. Да, мы видим, что наша душа где-то ленная, где-то болящая, где-то еле тлеющая верой. Мы понимаем, что нам необходимо исправить, и знаем, что мы исправим.

И в следующий раз, уже в конце месяца, на пятой седмице Великого поста, мы вновь будем слушать те же слова канона, но уже не в разбивке на четыре части, а полностью. В среду пятой седмицы вечером в храмах за тожественным богослужением священнослужители также будут читать этот канон, и у людей будет возможность вдумчиво вновь помолиться Господу словами великого гимнографа.

Есть замечательная традиция, помимо стояния со свечками за этим каноном, брать с собой его текст, читая с телефонов или книг, и вдумчиво следить за тем, что читает священник. Наша душа вместе с душой святителя Андрея горюет о том, как она далека от той правды и истины, к которой зовет Спаситель, и очень хочет к ней пристать.

Мариино стояние, как оно называется в народе, еще ждет нас впереди. Те, кто не имел возможности быть на этом каноне ранее, постарайтесь обязательно попасть в этот день в храм. Или помолиться дома удивительными словами, которым уже много лет, но своей актуальности они не теряют и поныне.

– Сегодняшний день уже праздничный, мы чтим память великомученика Феодора Тирона. Вчера накануне состоялся молебен, освящалось коливо. С какими событиями это связано?

– Да. Мы уже сказали о вечерних богослужениях, а утренние богослужения поста особо не отличаются. В будние дни не положено совершать Божественную литургию. В понедельник, вторник и четверг люди не имеют возможности причаститься. Представьте себе, как наши предки горько переживали, что не могли причаститься. А у нас сейчас люди порой причащаются гораздо реже, и у нас уже нет такого ощущения, что мы что-то потеряли.

Поэтому, естественно, особо выпукло выделяются среди всех недель поста среда и пятница, потому что мы имеем возможность участвовать в богослужении, которое называется «литургия Преждеосвященных Даров». Накануне, в воскресенье, были заготовлены Дары, мы ими причастились в воскресенье, и остались Дары еще на среду и пятницу. На первой седмице в пятницу служба действительно еще длиннее, потому что после радостного причащения люди присутствуют на молебном пении святому великомученику Феодору и освящается коливо. Эта замечательная традиция поддерживается во всех храмах.

И, конечно, мы не можем не сказать о том, что уже в пятницу утром начинается память святого, которая продолжается и сегодня. Великомученик Феодор был прозван Тироном (название происходило от латинского слова, которое означало «рекрут»). Этот человек был военным. В то время император пытался всех воинов призвать к тому, чтобы они перестали возносить жертву Христу и вместе с остальными людьми поклонились идолам.

Многие христиане восстали против этого, в том числе и полк, где служил Федор. Там тоже оказались христиане, которые не могли пойти на сделку со своей совестью, и за это Федор очень сильно пострадал. Когда он очень громко и вслух исповедовал веру во Христа, его отправили сначала на неделю подумать. А когда он через неделю не передумал, его обвинили в том, что он якобы сжег языческий храм-капище, что считалось очень страшным преступлением для верующих язычников, ему приписали много других дел и осудили на казнь.

Он пребывал в темнице безо всякой еды, и Господь его поддерживал. Ему являлся Сам Иисус Христос, Который и словами, и Своей благодатью его вдохновлял. Почему Феодор великомученик? Мы уже говорили, что его мучения не закончились в один день. Какими только страшными орудиями не издевались над Феодором, но он вместе с остальными мучениками, православными христианами, так и не предал свою веру и принял мученическую казнь.

Но через пятьдесят лет случилось великое чудо, когда император Юлиан Отступник решил поиздеваться, унизить православных христиан и на первой неделе Великого поста отдал приказание окропить идоложертвенной кровью все продукты на всех рынках. Согласно решениям Первого апостольского Собора (в книге Деяний это описывается), христианин должен воздерживаться от употребления в пищу идоложертвенного и удавленины.

Естественно, такая еда осквернила бы христиан. Христиане не знали об этом, они могли перекреститься, съесть еду, и все было бы в порядке. Но Милосердный Господь видел, что это могло смутить тех людей, кто смотрел на христиан со стороны. И тогда случилось чудо. Великомученик Феодор явился во сне архиепископу Константинопольскому Евдоксию и сообщил ему о готовящейся провокации. Он также сказал: соберите пшеницу, замочите ее и смешайте с имеющимися у вас плодами, и это питательное блюдо спасет вас на первой неделе Великого поста.

Мы следуем этому древнему рецепту (в каждом храме он, конечно, свой), замачиваем пшеницу, варим ее, смешиваем с орехами, различными плодами, фруктами и делаем удивительно вкусную, сладкую кашу, которая потом освящается.

– Она очень питательная.

– Да. Нам хватает маленького стаканчика, чтобы насытиться. И мы понимаем, что в этой пшенице на меду люди действительно находили утешение в пост. Уже столько тысяч лет прошло, а мы продолжаем следовать этой замечательной традиции в воспоминание о тех святых днях. Дай Бог, чтобы мы не забывали о ней и нашим детям, внукам передавали это Священное Предание, которое не всегда записывается, но передается словом, делом и даже вкусом колива.

– Завтра большой праздник – Торжество православия. В чем его смысл? Что будем праздновать?

– Да, человек приходит в храм и не понимает, в чем состоит пост, потому что видит праздничные нарядные ризы, торжественнейшее пение хора. С чем связано само название – Торжество православия? В IХ веке закончились долгие, длительные, муторные исторические моменты, связанные с иконоборчеством.

Святую Христову Церковь трясло очень много лет, когда люди хотели добиться какой-то правды, которую они по-человечески пытались получить от Бога. И долго спорили: Христос к нам пришел – Он Бог или Человек? Или Он Богочеловек? А как правильно называть Его Матерь: Богородица или Христородица? А как мы будем относиться к Духу Святому?

Очень долго шли различные споры, появлялось множество лжеучений, и Церковь на своих Соборах отстаивала чистоту святой веры. На последнем Поместном Соборе, который получил авторитет Вселенского, было осуждено иконоборчество, когда люди пытались высмеять традицию, сложившуюся в Церкви, писать на досках, фресках изображения святых угодников Божиих, Самого Господа, Его Пречистой Матери, чтобы молиться перед ними.

Благочестивый царь Михаил со своей матерью-императрицей сделал важный шаг – поставил жирную точку в истории богоборчества. И Церковь не только радуется иконам (хотя мы видим, что на особый чин Торжества православия, который совершается после литургии, выкладываются иконы Спасителя и Божией Матери), но и в целом восхваляет всю красоту нашего вероучения.

Поэтому мы слышим, что воспевается вечная память всем тем, кто потрудился на благо Церкви Христовой по всему миру, и поется многая лета тем, кто еще жив и продолжает сподвижничать апостолам в их деле просвещения народов Евангелием, благовествуя о Царствии Христовом.

В кафедральных соборах (и у нас в Вознесенском кафедральном соборе) завтра за архиерейским богослужением будет возглашена анафема. Это очень известное всем слово, и многие думают, что это церковное проклятие. На самом деле этим словом обозначается, что человек не находится в лоне церковном, что он сам своей жизнью и своим учением вывел себя из паствы, из церковного собрания. Анафема воспевается атеистам, тем, кто не верит в Бога, тем, кто верит в Него неправильно, тем, кто борется с иконами.

Хотите подробностей? Приходите в Вознесенский собор. Завтра, после литургии, вы услышите этот удивительно редкий и красивый чин.

– Я благодарю вас, отец Александр, за участие в нашей программе и за беседу.

– С наступающим праздником, сил нам на Великий пост.

Ведущая Инесса Титова

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 29 мая: 05:30
  • Суббота, 01 июня: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать