Родное слово. Беседа со священником Александром Сахненко ч.2

1 мая 2024 г.

Вчера закончилась святая Четыредесятница – 40 дней Великого поста пройдены. И мы, стоя в преддверии Страстной седмицы, вспоминаем два важных события. Сегодня Лазарева суббота, или воскрешение святого праведного Лазаря. Почему воспоминание об этом событии так важно для нас? Как оно связано с последними днями земной жизни Христа?

Да, Вы абсолютно правильно заметили. Даже для многих церковных людей удивительно звучит фраза, что пост закончился. Мы по земной своей немощи воспринимаем так эту фразу, переводим на свой язык: «Ура! Пора кушать мясо». Нет, это разные вещи.

Когда говорится, что закончился пост, имеется в виду, что закончился именно период святой Четыредесятницы, то есть 40 дней Великого поста, когда ключевой нашей задачей было обратить взор внутренний на наше несовершенство и, поставив себе строгий диагноз, все силы свои приложить к тому, чтобы исправиться.

Вот в чем была главная задача этого нелегкого периода. Заканчивается он целыми тремя праздниками. Ведь в пятницу было Благовещение Пресвятой Богородицы, которое всегда выпадает на 7 апреля по новому стилю. И вот впереди еще два замечательных дня, в которые разрешается вкушение рыбной икры и рыбы: Лазарева суббота и удивительный праздник, который мы зовем по-житейски Вербным воскресеньем. Да, мы сейчас поговорим подробнее про вербы.

Этот период очень важен, потому что мы замыкаем строгость поста особой торжественностью. Казалось бы, впереди такие важные события! Но если мы обратимся к евангельскому тексту, то поймем, что такая структура празднований не случайна. Событиям пасхальной ночи, когда Христос воскрес, предшествовали ежедневные исторические события, описанные в Евангелии, и они вспоминаются на Страстной седмице, которая ждет нас вскоре.

Страстная седмица начинается с того момента, как Спаситель входит в Иерусалим. А прежде чем войти в Иерусалим, Спаситель гостит у Своих друзей, у сестер Марфы и Марии, которые в этот раз встречают Его не с огромной радостью, а с большой печалью и болью, потому что скончался их брат Лазарь.

И вот с этого периода мы с вами буквально сопереживаем тем событиям, участником которых напрямую является Богочеловек. Здесь уже пришла пора оторвать наш внутренний взор от себя и быть участником, свидетелем того, что происходит сейчас с Иисусом. Он сознательно, выдвигаясь в Вифанию, немножечко тормозил.

Его ученики даже не сразу поняли, о чем идет речь. Он сказал: Лазарь, друг наш, уснул. И они подумали, что Лазарь уснул, может быть, потому, что болеет сильно. Но Христос говорил о смерти, которая произошла за четыре дня до того, как Он оказался у друзей и подруг в Вифании. И это очень важно. Для Бога нет ничего невозможного, а вот для человека какие-то оправдания житейские всегда возможны.

Мы видим, что Иисус воскрешал людей, которые только что умерли, и для многих это было удивительным чудом. А некоторые, возможно, говорили: «Ну и что? Значит, там просто плохо обследовали». Вот если сейчас, например, увидим чудо воскрешения мертвого, я вас уверяю, что найдутся профессионалы, профессора, которые скажут, что это кома, летаргический сон, что угодно.

И чтобы вот это чудо было ярче, эффектнее, Спаситель, несмотря на Свою житейскую печаль о друге, которого, может быть, тоже хотел бы перед смертью обнять, поцеловать, терпит и ждет, когда человека уже не просто омоют и попрощаются с ним, но когда его обернут пеленами, умаслят и положат в гроб, когда будет казаться, что уже смерть победила.

Вот тогда Иисус приходит в город к Марфе и Марии, сестрам, которые Его очень любят, и они встречают Его с такой верой! Марфа говорит, что если бы Он был здесь, то и не было бы  ничего. То есть они понимают, что Он не просто какой-то пророк или чудотворец, что перед ними Сам Бог, а где Бог, там только жизнь. Но в этих словах есть какая-то жизненная скорбь, дескать, видишь, Ты опоздал, мы теперь в горе.

Надо сказать, что, конечно, Иисус тоже чувствовал печаль, и Евангелие свидетельствует, что Он тоже плакал по Лазарю. Это важно. Мы вот задаемся вопросом, как Богочеловек Иисус проявлял Свои эмоции. Он по Своей человеческой природе Он мог так же плакать по своим близким, которые покидали этот мир. А по Своей Божественной природе Он, конечно, понимал, что сейчас вся эта грустная история закончится большой радостью.

Для поддержки, сопереживания в этот дом прибыли многочисленные родственники. И вот когда Мария собралась куда-то, все подумали, что она бежит к могиле оплакивать брата, так что все передислоцировались из дома к месту захоронения.

Сейчас тоже так бывает. Мы в третий, девятый день по упокоении человека можем с семьей поехать на кладбище. Замечательно было бы там послужить панихиду со священником или самим мирянским чином. А потом едем поминать... Так и тут – наверное, родственники подумали, что сестра захотела оплакать усопшего брата на месте, решили: «Пойдем и мы, побудем рядом, утешим». Получилось, что немалая толпа пришла к месту погребения Лазаря, так что случившееся затем не было таким чудом для двоих.

Как выглядел гроб? Это не четырехугольное деревянное вместилище, которое мы погружаем в землю. Гроб был пещерой, в которую полагалось тело и оставалось в покое, не предавалось закапыванию в землю. А чтобы не смогли гробницу расхитить или каким-то образом над телом надругаться, вход закрывался огромным камнем, который одному человеку нереально отодвинуть.

И вот Иисус требует, чтобы камень отодвинули. По Его слову, естественно, это делают, но Марфа очень робко предупреждает: Господи! уже смердит. То есть прошло много времени. Не будем забывать, что речь идет о жарком климате, это не наши сибирские просторы. Так что Иисусу не советуют это делать, не хотят, чтобы веяние тлена испортило Его память об их родном и дорогом брате. Но Иисус знает, что делает. Как только пещера гроба оказывается открытой, Он, помолившись, удивительнейшим образом производит чудо. Он громко кричит Лазарю: Лазарь! иди вон. И народ не понимает, о чем речь, все знают, что тот лежит мертвый уже четыре дня.

Нам не представить себе, как человек, который уже был душою в шеоле, в месте, где люди ожидали Бога, образе древнего ада, встает и пытается выйти к Иисусу, будто как в страшилках про мумию. Как это должно было тронуть сердце человека, кто был этому свидетелем! Как должен был радостный визг сестер ободрить людей! Действительно, когда Лазаря распеленали, отмыли, нарядили в красивые одежды, было удивительное пиршество, уже не поминальное, как было сначала запланировано.

И мы в честь праздника этой жизни сегодня вкушаем рыбную икру – не потому, что это деликатес, а потому, что на Пасху мы будем освящать яйца, а икринка – это клетка, в которой живая жизнь. Из яйца и икринки новая жизнь появляется на свет. Это не может не наталкивать нас на мысль о воскресении.

Воскрешение Лазаря – удивительный праздник. Про самого Лазаря стоит сказать, что он, естественно, был премного благодарен Господу за такое чудо, стал одним из Его учеников и последователей. И это проявилось в том, что он затем был епископом одной из раннехристианских общин. Предание гласит: так как Лазарь вкусил тления, во рту у него была горечь, потому он очень любил сладкое. Он этим сладким старался заесть горечь, вкусовые ощущения того ужаса, который ему удалось пережить. Лазарь, в отличие от нас, многих грешных людей, умер дважды – потом он состарился и предстал пред Господом и Творцом уже на небесах.

Вот такой удивительный, чудесный праздник, который, к сожалению, многие люди пропускают, потому что впереди ведь основной праздник, хочется силы оставить на него. Но радость, которая царит в храмах, светлый цвет одежд, праздничные песнопения, восхваление Лазаря и Господа, воскресившего его, действительно делают этот день особенным. Поэтому можно друг друга поприветствовать вроде в шутку, а вроде серьезно словами: «Лазарь воскрес!»

Сегодня вечером в храмах уже начнут освящать вербочки. Они стоят и у нас на столе, приготовленные к празднику Вербного воскресенья – Входа Господня в Иерусалим. В чем радость этого праздника и в чем грустные нотки?

Иисус воскресил Лазаря. Много приходилось терпеть фарисеям, законоучителям, то есть представителям духовной элиты того времени: и исцеления рук, ног, слепоты, и воскрешение мертвых. Но это было уже такое громкое чудо, такое скандальное событие, что весть об этом моментально разлетелась. И вот злоба во власть имущих уже тогда начала сильно кипеть, потому что дальше терпеть это было нельзя – они боялись, что Иисус возглавит народное восстание.

Мы видим, что в исполнение древних пророчеств Иисус торжественно входит в Иерусалим. Удивительно, почему-то никто из людей особо об этом пророчестве не вспомнил. Это для людей выглядело как выдумка. Иисус попросил привести именно ослов. А это было очень странно, потому что торжественно в город въезжали на конях, въезжали с победами, красиво одетыми в латы, с оружием. Но здесь что-то другое происходило. Здесь входил в небесный священный град Творец неба и земли, Спаситель мира, не лидер национальный, а Руководитель духовный, не обычный монарх, а Царь всей земли, Царь всех душ. Конечно, эта процессия совершенно не напоминала торжественное римское вхождение в город.

Однако люди сильно ждали Иисуса, надеялись и верили в Его пришествие в их город, ждали, что Он что-то изменит и исправит, и встречали Его как земного царя, императора. И, пытаясь выказать свое уважение, помимо громких криков они буквально снимали с себя одежду и бросали под ноги ослу, чтобы Христос ехал не по голой земле, а по их одежде.

Когда одежда заканчивалась до приличествующих норм, тогда дети и люди молодые начинали рвать с окружающих деревьев большие листья и бросать их на дорогу. Это были пальмы. Длинными красивыми пальмовыми ветвями был устлан весь путь Иисуса. Естественно, это было огромное, торжественное событие для Иерусалима. А фарисеи не могли понять, что происходит, потому что так не было принято, нарушались законы, протоколы римские, еврейские. То есть это был очень серьезный прецедент для государственной власти, духовной власти.

Такого не было никогда.

Да, они считали, это какое-то издевательство, какая-то пародия, а Иисус считает Себя не тем, кто Он есть, и пытается узурпировать власть. В оправдание такой позиции стоит сказать, что не все люди, встречавшие Иисуса, действительно понимали, что происходит. Многие, ожидая Мессию, воспринимали Спасителя мира не как Богочеловека, Который спасет наши души. Они ожидали спасения весьма приземленного. Находясь под римским владычеством, они думали, что сейчас Иисус прямо на осле въедет во дворец прокуратора, просто-напросто лишит его жизни, сядет на его трон и объявит, что теперь евреи будут руководить всем миром.

Именно потому это ликование радостное и искреннее, но такое земное, очень земное! Они хотят что-то видеть в Иисусе, но не видят Его Самого. И не пройдет даже недели, как эти же люди, искренне сдиравшие из себя одежду, срывавшие ветви с деревьев, будут кричать: распни Его и кровь Его на нас и на детях наших. Потому что Он не оправдал их надежд… Он будет делать странные вещи: проповедовать, ходить в храм, слушать вопросы, которые ему задают, говорить притчи. И с каждым днем люди все отчетливее понимали: «Нет, мы не на Того сделали ставку. Это какой-то робкий слабак, который рассказывает сказки о будущей жизни, Он не собирается ничего здесь менять». И они стали оставлять Его. Именно эти люди потом громче всех кричали страшные вещи как на суде, так и у креста.

Есть такое понятие в православной аскетике, когда мы вроде радуемся изо всех сил, но не можем забыть, какой ценой нам эта радость досталась. Апостол говорит: Вы куплены дорогою ценою. Речь идет о крови Иисуса Христа. И здесь нам невероятно радостно. Нам вообще всегда радостно, когда мы видим свидетельство нашей веры…

Нам радостно смотреть на торжественное архиерейское богослужение, когда вокруг собирается множество верных! А праздники, посвященные молодежи или детям, когда храм буквально полнится молодыми и искренними сердцами! Наверное, стоит радоваться этому уникальному торжеству истинной правды, однако стоит и помнить, что, к сожалению, такая легкая, эфемерная радость очень быстро может смениться недоверием, пристрастием к словам Спасителя, равнодушием, отчаянием и просто злобой, которая в итоге сожрет и тех, кто ее породил.

И вот этот радостный праздник Церковь освящает торжественным богослужением. Откуда у нас взялись вербы? Все очень просто. Не растет у нас пальма! А в это время расцветает красивыми пушистыми почками верба – очень распространенное деревце, растущее и у рек, и во дворах: не то что в сельской местности, даже в городе можно ее найти.

Поэтому каждый раз, срезая ветки вербы, мы тоже приносим их как свидетельство, что мы рады встречать Иисуса в Иерусалиме. Мы не можем сорвать с себя одежду, потому что замерзнем, нет у нас ваий (как красиво называются по-гречески пальмовые ветви). У нас есть вербы, и мы их несем в знак вот такой искренней душевной радости.

Когда за вечерним богослужением заканчивается полиелей, прочитывается Евангелие, перед помазанием в храме начинается освящение этих удивительных веточек. Это, конечно, не делает их какими-то чудодейственными, не дает им какого-то особого могущества. Но возникла такая замечательная традиция: освященную вербу хранить дома, рядом с иконочками. А кто-то любит ее сажать на могилках у своих родных или во дворе. Мы любим видеть даже в мелочах милость Божию, поэтому к освященной вербе относимся как к святыне в надежде, что Господь, видя наше старание, нашу любовь к Нему, защитит наш дом, покроет нас Своим Божиим благословением, дарует сил встретить следующую весну и принести новый пучок вербочек в наши жилища.

Неделя от Вербного воскресенья до праздника Светлой Пасхи Страстная седмица. Насколько важна она для нас? И что нельзя пропустить в это время?

Мы видим, что в первые дни Страстной седмицы Спаситель очень много проповедует. И в воспоминание этого наши богослужения тоже продолжительные, но очень важные. Последние три литургии Преждеосвященных Даров, и мы имеем возможность причаститься запасными Дарами, освященными на предыдущей полной литургии.

Это три непростых дня, но уже в среду за литургией священник вместе с народом последний раз произносит молитву Ефрема Сирина, и вместе с ней отпускается так называемый постовой напев. Все служители меняют облачения на фиолетовые. Закончился постный период. Мы вступаем в сопереживание событиям, которые происходят дальше. А что происходит в среду? В среду Иуда предает своего Спасителя. Он готов за 30 сребреников продать Того, Кто любит его всей душой, Кто пообещал ему невероятные сокровища и богатства на небе. Мы не можем сказать, почему он это делает. Есть целые специальные толкования, которые рассматривают ситуацию с разных сторон, позиционируя его как вора или предполагая, что он хотел приблизить скорее момент пика страданий, потому что ожидал, что Спаситель сойдет со Своего смертного орудия и всех победит. Мы не понимаем этих причин. Но в Священном Писании приведены слова Господа: горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться.

В среду вечернее богослужение уже говорит о грядущем событии. Великий Четверток посвящен памяти Тайной Вечери. Именно в этот день устанавливается таинство Евхаристии, благодарения – это основа литургии, которую мы регулярно совершаем. Поэтому все православные христиане стараются в этот день прибыть в храм, подготовиться к причастию и припасть к единой Чаше, причащаясь от нее Тела и Крови Богочеловека.

Нам чрезвычайно важно отметить вечернее богослужение. Казалось бы, в четверг утром мы были в храме. Но вечером совершается особая утреня с чтением двенадцати Страстных Евангелий, и мы слышим, как Христос принимает абсолютно незаслуженные обвинения, как  страдает, распятый на кресте. Мы взираем на крест, стоящий посреди храма, слышим удивительные слова, исходящие из Его уст.

Когда мы прощаемся, то всегда говорим самое ценное. Человек на смертном одре дает завещание своим детям, говорит, кому гараж, кому машину. А тут Спаситель обращается в первую очередь не к ученикам и не к Матери Своей, а к Своему Небесному Отцу, прося милости для тех, кто Его распинает, кто разодрал Его одежду и метал жребий о Его нетканом хитоне, который любящая Мать сшила для Своего Сына.

Нам важно пройти через эти богослужения, чтобы ощутить, что Пасха начинается именно сейчас. Пятница – самый трудный, но самый важный день. Утром глубокие по своему смыслу царские часы раскрывают нам происходящие события. Уже днем мы видим, как износится из алтаря плащаница, которая символизирует это мертвое тело нашего Спасителя, и мы лобызаем ее, стеня, читая особый канон на малом повечерии, а вечером пятницы обносим плащаницу вокруг нашего храма.

И именно вечером в пятницу звучат пронзительные слова: Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его. В храмах загорается свет, читается удивительный отрывок из Священного Писания, и мы понимаем, что это уже происходит. Мы боимся еще об этом говорить, но впереди самое важное и самое красивое богослужение года, которое, на мой взгляд, даже красивее торжественной пасхальной службы.

Ведь на Пасху мы уже знаем, что произойдет. Мы приходим нарядные, красивые, но Великая Суббота таит в себе несколько значимых моментов, когда на службе происходит преображение.

Мы внезапно от скорби переходим к тихой, но светлой радости, которая обволакивает наше сердце и делает возможным встретить Пасху Божию спасительную не только в суете, переживая за яйца, пасхи, куличи, а искренне сердцем стремясь к истинной правде, изменив себя за период Великого поста. Это переход от жизни временной к жизни вечной, где нас ожидает великое блаженство с Господом, Который не пожалел ради нас даже Своей жизни и распялся за всех на кресте.

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 26 июня: 05:30
  • Суббота, 29 июня: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать