Родное слово. Священник Александр Сахненко отвечает на вопросы

6 декабря 2023 г.

Начался Рождественский пост. Прошла его первая неделя. Очень многие, вступившие на путь поста, следят за его пищевой составляющей. Митрополит Новосибирский и Бердский Никодим, обращаясь к прихожанам Вознесенского кафедрального собора, напомнил о более важных заповедях, о любви к ближнему. Кем нам приходятся ближние? О какой любви речь?

Глубина поста прежде всего в том, что происходит с человеком за период его усиленной работы над собой. Внимание уделяется не исполнению каких-либо правил, а тому результату, к которому приводит исполнение этих правил. Действительно, в первый день Рождественского поста, который выпал на воскресный день, помимо памяти воскресения Спасителя, мы, конечно, сугубо молились о том, чтобы Господь благословил наш пост. Помимо всех мелочей, которые волнуют каждого из нас (когда что можно вкушать, когда правильно посещать службы, как быть, если маленький ребенок и плохое состояние здоровья), все наверняка ждали какого-то наставления.

Безусловно, помимо наиважнейших проповедей наших священноначальников и любого священника в каждом храме, это наставление прозвучало в словах Евангелия. Евангелист рассказывает о том, что к Господу подошел законник. Законниками были очень образованные люди, в плане веры одни из самых благочестивых, потому что с самого детства они изучали Священное Писание.

У нас сейчас этот момент практически утерян. Мы знаем, что Евангелие, Новый Завет, в совершенстве знают многие протестанты. Знаем, что в исламе есть поныне действующая традиция, когда юные мусульмане прямо с детства изучают, запоминают наизусть весь Коран. А в нашей Церкви нет традиции внимательно и глубоко изучать свое Священное Писание. Мы его прочитали, знаем, но очень удивляемся, когда кто-то начинает цитировать цитаты из него. Может быть, постом стоит как раз на это обратить очень серьезное внимание в каких-то моментах, которые упущены в нашем сознании, нашей памяти. У многих людей много воды утекло с той поры, когда они читали детскую Библию или знакомились с самой Библией.

Мы видим, что законник, в пример многим из нас, досконально знает Священное Писание. Безусловно, это не Новый Завет, который мы сейчас имеем в наличии, а лишь книги Ветхого Завета. Законники их знали в совершенстве, знали, сколько в них букв, когда они появились, кто какой перевод, список написал. Естественно, они прекрасно понимали, как это приложить к заповедям современной жизни. Но не все из них действительно прилагали душу и сердце к этому.

Мы видим, что законник подходит к Иисусу не для того, чтобы получить волнующий его ответ. Так много раз случается и в нашей жизни, когда люди подходят к нам с различными вопросами не для того, чтобы получить для себя полезную пищу, а для того, чтобы поставить нас где-то внутри своей головы на определенную полочку. Как ты относишься к нынешнему президенту России? Как ты относишься к вакцинации от ковида? Как ты относишься к соблюдению строгого монашеского поста в Рождественский пост? Человек ставит тебя на какую-то полочку, как в детском мультике, и уходит абсолютно с тем же ощущением, которое у него было. Может быть, именно к этому Господь относит Свое наставление: не метать бисер перед свиньями.

Сам Господь очень ловко отвечает ему, не только с житейской, земной мудростью, но и наверняка с Божественной. Он обращает его оружие против него самого, напоминая ему, что он прежде всего законник, говорит: а как ты читаешь в законе? Потому что вопрос у человека был один: что делать, чтобы спастись, чтобы получить вечную жизнь? Такой коварный вопрос, потому что нужно все разжевать: и философское начало, и практические элементы.

Наверное, у какого-нибудь другого проповедника эта проповедь затянулась бы на долгие часы, но Спаситель заставил самого же законника отвечать себе на свой вопрос: что надо любить Бога и ближнего своего, как самого себя. Как говорят толкователи Ветхого Завета, это и есть основные заповеди, а все остальное лишь комментарий.

Действительно, мы читаем в Книге Левит Ветхого Завета, частично в Книге Исход о том, какие жертвы необходимо приносить Богу, как участвовать в богослужении. Затем читаем подробно во Второзаконии, в Книге Бытия, в Исходе, как человеку, помимо Бога, необходимо вести себя с другим человеком, прежде всего являть любовь. Это законник знал. Но задал вопрос, который его действительно волновал. Он спросил, кто его ближний, чтобы оправдать себя и объяснить людям (наверняка этот диалог был не где-то в закрытом пространстве, а на виду у многих людей), почему он сам не являет примера любви к ближнему.

Этот вопрос волнует и нас, современных людей.

По сию пору. Более 2000 лет мы не имеем возможности услышать слова Христа, но имеем возможность прочитать, что Он думает на этот счет, в Священном Писании. Евангелист цитирует Спасителя, Который рассказывает целую притчу в ответ на достаточно простой, казалось бы, но очень сложный вопрос. Был человек. Попался разбойникам. Мимо проходил священник. Он не поднял больного человека. Проходил мимо левит, служитель храма, и тоже не поднял. И вот только несчастный самарянин, которого никто не любил, поднял его, исцелил, поэтому он ближний.

Законник, в отличие от нас, понял эту притчу именно так, как ее понял любой другой законник. Ведь Спаситель знал, кому, как и о чем говорить. Дело в том, что самаряне были для евреев одними из самых ненавистных людей (некое живое воплощение зла). С язычниками все понятно: они априори плохие, не верят в Бога, им можно творить жестокости, что с них взять?

А вот самаряне жили очень близко и были очень схожи с евреями по менталитету, в одних и тех же географических особенностях. При этом они были «и нашим, и вашим». Увлекались язычеством и хотели постигать веру в истинного Бога, но ревновали: почему может быть только один храм, у евреев? Поэтому построили себе свой храм, чем, конечно, вводили благообразных евреев в полный ступор и непонимание, как с ними взаимодействовать. Поэтому было принято очень простое решение: мы с вами никаким образом не взаимодействуем, знать вас не знаем, видеть не видим, это оскверняет нашу жизнь.

Действительно, порой еврей, возвращаясь после торговли из Иерусалима, обходил по 100 км, чтобы даже рядышком не проходить с Самарией, случайно не посмотреть на самаритянина, только чистым и счастливым дойти до своего дома. Согласно учению о чистоте того времени, священнику и левиту не было позволено трогать тела усопших людей. Это было тонкое учение по чистоте, потому что в то время медицина была не особо развита и определенные элементарные понятия о гигиене давались в том числе через религиозный закон. Священникам и их помощникам, левитам, как самым главным духовным единицам того времени, которые приносят регулярные жертвы Господу, входят во Святилище, было невозможно осквернить и запятнать свою чистоту.

Мы не видим этого из притчи; может быть, священник, левит пожалели человека. Допустим, они могли не заметить в нем, в одежде, самарянина. Они могли попереживать, повоздыхать, может быть, помолиться Богу. Сберегая закон, не подходили к нему близко и не трогали, потому что могли оскверниться сами. У священника могла быть череда, а одно очищение, возможно, длилось бы неделю, и он бы пропустил эту священническую череду. Они очень четко и досконально исполняли свои правила. Христос говорит об этом без всякого осуждения.

Самарянин не был связан необходимостью такого закона, но при этом имел вполне человеческое право воздать злом за зло, оком за око по меркам Ветхого Завета, что, однако, не разрешает самоуправство («вот я тебе сейчас отомщу»), а ограничивает. У нас до сих пор люди живут гораздо жестче, чем в Ветхом Завете. Если человеку причинили боль или неудобство, он старается воздать с лихвой. Норма Ветхого Завета это ограничивает. Если тебе в драке выбили глаз, ты можешь человека лишить глаза, но не более. Если умертвили твоего сына, ты можешь пойти и убить у того человека сына, но не всех детей.

Закон Моисеев описывает, например, что за какие-то имущественные нарушения полагается штраф, но никак не лишение руки или жизни. Те, что почитают закон Моисея за особо жестокий, не совсем правы. Им нужно погрузиться в историческую религиозную глубину, понять контекст существования тех заповедей.

Самарянин не берет для рассуждения какое-то отношение своего народа к чужому, не воспринимает какие-то правила. Он видит, что человеку плохо. Он его поднимает и, не боясь измазаться в крови, везет в гостиницу, оставляет дополнительные деньги хозяину гостиницы. В то время человеческое слово ценилось. Гостинник с абсолютным спокойствием соглашается.

Законник, может быть, не без грусти в голосе, отвечает Спасителю, что ближний тот, кто, получается, для еврея хуже всякого злодея, самарянин. Господь дает наставление, которое может быть наставлением и нам на пост, и на всю христианскую жизнь. Он говорит: иди и ты твори такожде.

Действительно, законом невозможно исполнить заповедь любви к ближнему. Нельзя любить человека только потому, что ты его мать. Что это твой брат, твоя теща… В этом будет сквозить какая-то обязаловка, лицемерие. Очень тяжело дарить любовь кому-то по букве закона, но там, где есть любовь, нет никаких ограничений.

Господь призывает нас поставить проявление любви к Нему и к нашим ближним целью своего поста. Ближний для нас действительно тот, кто близко с нами оказался в данный период времени не только по крови (прежде всего не по крови). Человек в очереди твой ближний, сидящий с тобой рядом на работе ближний, едущий с тобой в лифте дома тоже ближний. Его нужно любить, как самого себя. А это очень тяжело. Как ты полюбишь чужого человека, если он тебя раздражает, если тебе не дает покоя его внешность, глупые шутки, скверный характер, дурные привычки, если вы с ним абсолютно разного возраста, образования, физических или интеллектуальных способностей?

Мы привыкли обычно с теми, кто нас выводит из себя, не общаться, вычеркивать из своей жизни, никаким образом их не поддерживать, а любить тех наших близких, родных, с кем мы связаны по крови, по каким-то юридическим моментам (браком или общей площадью для семейной жизни). Выясняется, что поступать приходится совершенно по-другому: не в рамках юридического закона, а по заповеди любви.

Ведь мы же разрешаем себе любить своих близких, если они, мягко скажем, плохие люди. Бывает такое, что сын-урод совершает мерзкие поступки и говорит гадости матери, пропивает семейные деньги. Но мать его любит, потому что он ее сын. Где та грань, которая разрешает любить своего мерзкого сына, но люто ненавидеть чужого человека, допускающего тоже какие-то проступки? Это тоже чей-то сын, брат, сват, кум... В конце концов, мы все дети Адама. Это пусть дальний, но все же родственник. Эта тема очень важна.

Многие люди переживают, что им постом приходится идти на день рождения к родственнице или к начальнику на юбилей, очень волнуются. Как же! Идет Рождественский пост, а там будут танцевать, наверняка будет непостное. Ты не имеешь никакого морального права заставлять других людей жить по своим нравственным законам (надо всем страдать, потому что у меня пост). Это непозволительное поведение для христианина. Когда человек абсолютно не в курсе, что у тебя пост, но он от всей души готовится, стремится испечь тебе пирог с картошкой и мясом или еще что-нибудь, всегда можно пожертвовать своим горячим желанием сделать все от А до Я без единой запинки и порадовать человека, подарив ему свою любовь, сказать: как ты вкусно все приготовил, очень понравилось.

Многих людей волнуют эти жизненные обстоятельства. Бывает, человек съел сосиску, забыл, что пост. Он говорит, дальше можно не поститься… Если человек нарушил пост, мы не можем говорить, что он завершен. Если человек нарушил пост, то для него  замечательно это отработать: кто-то поделает полезные для себя земные поклончики, кто-то прочитает дополнительную книгу из Библии, кто-то скажет: сделаю дополнительно доброе дело (пожертвую какую-нибудь сумму на храм, в детский дом или отнесу новые, чистые вещи своим соседям, у которых много детей).

Это совершенно другой разговор, когда человек понимает, что не получилось... Если бы мы так переживали за свой духовный пост, как переживаем за телесный (из-за плохого настроения мы накричали на ребенка, поссорились на работе, потому что нас отвлекали вопросами)!

Лучше переживать любым постом, правильно ли мы готовим свою душу, готовы ли мы к тому, чтобы она в правильном состоянии встретила великий праздник Рождества нашего Спасителя и Бога.

Рождественский пост наполнен праздничными и памятными датами. Мы отмечаем один из больших праздников: Введение во храм Пресвятой Богородицы. В чем значимость этого события для нас, современных людей, сегодня?

 Введение Пресвятой Богородицы во храм это последний двунадесятый праздник, который Православная Церковь празднует в календарном круге, как мы его привыкли отсчитывать с января по декабрь. Это очень удивительно! Мы только что начали поститься, и у нас двунадесятый праздник.

В церкви все в красивом синем облачении, священники кадят праздничным ароматом ладана, хор торжественно поет песнопения, которые называются ирмосами на всенощном бдении: «Христос раждается, славите! Христос с небес, срящите!» Казалось бы, эти слова мы должны слышать на службе Рождества, но Святая Церковь очень премудро устроила и напоминает нам, что пост абсолютно не связан с темой печали и уныния. Пост может быть тесно связан с праздниками. Мы можем радоваться, не выходя при этом за рамки самоограничения. Самое главное, Церковь напоминает нам, для чего мы вообще постимся. Как гимн, эти радостные песнопения вдохновляют человека на лучшую и большую подготовку.

Раньше было принято, храмы и дома украшались исключительно к празднику Рождества. Мы лишь 6-го числа, в сочельник, начинаем наряжать елку. В последнее время я сталкиваюсь с частым мнением, в том числе епископата нашей Церкви, что, согласно давней русской традиции, как только зазвучали радостные словеса в храмах: «Христос раждается, славите!» уже можно украшать свое жилище, ставить елки, наряжать их, украшать свои дома, чтобы не только у детей, но и у взрослых это ожидание чуда Рождества Спасителя возгревалось в душах и правильно помогало настроить на весь период поста.

Само событие, которое празднуется, тоже очень важно не только для истории всего православия и человеческого рода, но и для понимания сути поста.  Пресвятая Богородица была очень долгожданным ребенком. Иоаким и Анна не могли иметь детей и усердно молились Господу о том, чтобы Он послал ребенка. В то время это было тесно связано с мироощущением евреев: они ожидали Мессию, Спасителя человеческого рода. Считалось, что Бог благоволит тем, у кого много детей (возможно, именно у них родится Спаситель). А если Бог не дает детей, значит, что-то такое сделал ты или твои предки, что нет никакого шанса, чтобы Спаситель был твоим потомком.

Пути Господни не познать человеческими умами. Будущая Пречистая Дева Мария рождается в царском роде Иоакима и Анны, которые ничем, кроме своей бездетности, не могли показаться, даже для современного еврея, неправедными. Они жили по всем заповедям, которые были даны Богом Моисею на горе Синай. Они исполняли заповедь любви и, будучи богатыми людьми, помогая ближним, не акцентировали свою жизнь на своем богатстве, а спокойно раздавали его, давали десятину в Церковь, помогали нуждающимся людям, заботились и пеклись о своих рабах. И вот, в довершение этого, было рождение их долгожданной дочери.

Мы знаем из Предания, что это во многом случилось благодаря тому, что Анна, молясь усердно Господу, дала обет: если родится мальчик или девочка, посвящу Тебе. Формат посвящения Богу был очень простой: отдать ребенка в Иерусалимский храм. В то время, как гласит святитель Димитрий Ростовский в «Житиях святых», у храма уже существовала некоторая пристройка, где жили одинокие вдовицы, дети, которые остались без попечения родителей, то есть было что-то типа социального приюта. Там было кому позаботиться о ребенке.

Многие посвящали своих детей Богу. Оставим за скобками религиозный, литургический момент, что любой ребенок посвящался Богу. Мы знаем традицию, когда Дева Мария пришла в Иерусалимский храм с Богомладенцем (мы празднуем праздник Сретения), когда нужно было жертвовать голубей или (кто побогаче) других животных. Это был как бы выкуп: человек посвящался Богу, он должен был остаться в храме. Это то, что тебе дал Бог. Евреи придумали для себя смягчение этой заповеди: ребенок приносится, посвящается Богу, храму остается жертва, а ребенок забирается обратно.

Казалось бы, какой это праздник? Маленькая девочка, три года, очень умилительный человечек, а его нужно отдавать. Мы видим, что Иоаким постарался сделать это максимально празднично. Он пригласил всех родственников. Это был, сейчас можно было бы сказать, торжественный крестный ход, а до этого мы видим, что это называется торжественным шествием множества иудейских девушек. Иоаким пригласил девочек, чтобы они стояли в белых одеждах, со свечами. Как эмоционально, так и духовно показывали будущее Пресвятой Богородицы не только маленькой девочке Марии, но и всем окружающим, что это не горестное событие, а великая радость.

Мы знаем из Предания, что Богородица Сама смогла взобраться по достаточно большим ступеням Иерусалимского храма. Первосвященник сделал совершенно удивительное дело, которое было недопустимо, не входило ни в какой закон. Он ввел ее во Святая святых. Мы знаем, что в это место нельзя было входить никому, кроме первосвященника (и тому только один раз в год, чтобы окропить жертвенной кровью это место). В то время там уже не существовало Ковчега Завета. Этим живым Ковчегом Завета стала Пречистая Матерь Божия, Которая стала вместилищем самого главного, что могла получить земля, Спасителя мира, Иисуса Христа.

Вот значение праздника, праздника послушания, полного доверия Богу, поручения себя и своей воли Его попечению. Мы знаем, что Дева Мария была очень послушной и многому научилась в Иерусалимском храме до своего отрочества, юношества: рукоделию, послушанию, очень много читала Священное Писание, каждое утро молилась во Святая святых, пока никто не видел, с разрешения первосвященника.

Этим и мы, как православные христиане, должны уподобиться Пречистой Божией Матери, восхваляя сегодня Ее торжественное вхождение во храм Божий, стремиться к труду, а не  лени, к молитве, а не к праздности, великому доверию Богу через послушание Его Святой Церкви.          

 Ведущая Инесса Титова

Записала Ирина Овчинникова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 29 мая: 05:30
  • Суббота, 01 июня: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать