Вторая половина. Матушка Наталья Козловцева

24 июля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Героиня программы - матушка Наталья Козловцева, супруга протоиерея Евфимия Козловцева, настоятеля храма в честь святителя Николая (г. Далматово). 

Насколько все-таки просты, мудры и понятны слова святителя Григория Богослова о неразрывной связи мужа и жены в христианском браке: «Супружество и малосильного делает более сильным, доставляет великую радость. Общие заботы облегчают скорби, общие радости для них восхитительнее». Думаю, нисколько не преувеличу, если скажу, что о таком супружестве мечтают все, но подобное единство двух половин достигается большим духовным трудом обоих и во многом зависит от того, насколько готова к жертвенности жена, чем и ради чего она готова жертвовать. 

В храме святителя Николая города Далматово Шадринской епархии совершается литургия. Еще недавно это казалось нереальным. Много лет Николаевский храм был закрыт для верующих, там размещали и спортзал, и магазин, и кинотеатр, и музей. Между тем это один из самых древних храмов за Уралом. Приходу в этом году исполняется 350 лет, его история удивительна. 

Протоиерей Евфимий Козловцев: 

– Первый деревянный храм святителя Николая был построен на этом месте по просьбе самого преподобного Далмата Исетского, чудотворца. Преподобный Далмат в свое время сам ходил в Тобольск к митрополиту Тобольскому для того, чтобы архиерей Тобольский дал ему благословение построить храм для прихожан, для мирских людей. 

Николаевский храм служил людям до конца 20-х годов прошлого века, но потом его отобрали-таки у Церкви. Спустя почти 80 лет в нем снова зазвучала молитва: в 2016-м, в праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Первую Божественную литургию в возвращенном людям храме возглавил новый настоятель – протоиерей Евфимий Козловцев, а на клирос встала его жена – матушка Наталья. Они вместе без малого 30 лет. Оба из Оренбургской области, познакомились, когда ему было 18, а ей 14 лет. Наталья приехала на каникулы к бабушке, а Евгений – в гости к другу. Ее бабушка и его друг оказались соседями. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Мы с ним сходили на танцы. Я после восьмого класса первый раз пошла на танцы, он меня пригласил. Больше я на танцах и не была. 

Действительно, зачем нужны какие-то танцы, которые Наташе не по душе, если можно гулять, разговаривать, узнавать друг друга? Наташа влюбилась с первого взгляда, и любовь юной Джульетты оказалась взаимной. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– «Я как увидел тебя, и все: это мое, это мое». Ну и я так поняла почему-то, когда увидела его, говорю: «Это мое». 

Протоиерей Евфимий Козловцев: 

– Она меня из армии ждала, писала письма. Я служил в армии в погранвойсках. После моего прихода из армии через год мы поженились. 

Это был год ожидания Наташиного совершеннолетия. Девушка в то время училась в Оренбургском государственном институте, готовилась стать дизайнером, но как только ей исполнилось 18, вышла замуж и начала осваивать профессию, более важную для себя, многогранную, многоталанную – быть женой и матерью. Начало их семейной жизни пришлось на лихие 90-е. В пространстве тотального хаоса они, не сговариваясь, оба выбрали для себя внутренние ориентиры и снова совпали в этом выборе. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Когда мы поженились и поехали в свадебное путешествие в Петербург, мы обошли все храмы. 

После стольких лет гонений к людям возвращалась православная вера, открывались храмы. Как многие их ровесники, Евгений и Наталья – дети советской эпохи, выросли в нецерковных семьях, но в их душах теплился уголек веры, возгреваемый молитвами бабушек. Просто нужны были условия, чтобы уголек вспыхнул с новой силой. Не случайно святые отцы говорят: «Господь знает о том, что нам необходимо, даже до того, как мы об этом подумали и тем более попросили». Молодой муж и не думал, и ни о чем не просил еще Господа, когда начал по рабочим делам приезжать в город Далматово. Козловцевы в то время жили в Москве, успешно занимались международным бизнесом, поставляли зарубежную продукцию на одно из далматовских промышленных предприятий. Обычно супруги ездили вместе, но однажды поехал только муж. И в этот приезд произошло событие, перевернувшее его сознание. 

Протоиерей Евфимий Козловцев: 

– Здесь в Далматово я попал на поднятие мощей преподобного Далмата Исетского, и преподобный Далмат меня призвал... Я познакомился с монахами, сам завел с ними беседу, разговаривал, ходил в келью, беседовали и потом, после этого крестился. В следующий раз привез в Далматово семью – жену и трехлетнего сына. Они тоже приняли святое крещение в монастыре. Вскоре последовало венчание. Церковным браком Евгения и Наталью сочетал отец Николай Николин, в то время настоятель Свято-Николаевского храма в селе Боровском – месте удивительном, святом. В скором времени там появится зауральское Дивеево – так иногда называют действующий женский монастырь Похвалы Пресвятой Богородицы; обретут мощи местночтимого святого Аркадия Боровского и будут почитать их как главную святыню монастыря. Супруги Козловцевы тогда не знали, почему венчаются в этом благословенном месте. Знал Господь, Который их туда привел. 

Протоиерей Евфимий Козловцев: 

– Там нас обвенчал батюшка; ну и сказал уже мне, что надо подумать о священстве. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Да, в храм мы тогда ходили, но придем, свечки поставим, и все. А тут батюшка нам сказал: «А Вам, молодой человек, надо подумать о священстве». Я думаю: «Ну как так? Зачем нам это? У нас все есть, у нас машина есть, у нас квартира, мы всего достигли». В то время мне было 22 года, у нас все было в то время. «Зачем? О чем говорит? Нет». 

Они оба были яркой иллюстрацией своего времени. Даже на венчание приехали: он – в малиновом пиджаке, примете 90-х, она – в ослепительном белом костюме. «А ля Маргарет Тэтчер», – пошутил тогда отец Александр. Однако при всей социальной успешности что-то в их душах было не так. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Искали мы. Вроде достигли всего, но чего-то не хватает. Нет, это не наше. Ну не наше это! 

После предложения подумать о священстве отец Александр добавил: «Через три месяца жду вас обратно». Но Наталье не нужны были три месяца. Она общалась с матушками, видела, что они другие, что им бывает тяжело. А она? Она – яркая, модная, общительная, любящая и умеющая красиво одеваться, причем еще совсем молодая. Какая из нее матушка? В общем, после венчания супруги вернулись к своим привычным делам. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Три месяца прошло, полгода прошло. У нас какие-то искушения появились. Смотрю, батюшка стал какой-то отрешенный от мира. Он говорит: «Слушай, мать, я поехал». Я спрашиваю: «К батюшке?» Говорит: «Ты пока побудь здесь, а я поехал». 

Зачем он поедет, Наталья уже понимала. Любящее сердце невозможно обмануть, а два любящих сердца – тем более. В каждом из них шла невидимая борьба с собой же, шел выбор: что дальше? Скрытый от глаз выбор, который невозможно было облечь в слова. Вообще разве можно облечь в слова Промысл Божий? Он уехал из дома на Страстной седмице, через какое-то время позвонил: «Наташа, приезжай, встретим Пасху вместе». Это был момент, которого она и ждала, и боялась. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Я ревела, просто ревела. Говорила: «Мама, ты понимаешь, что нет дороги назад, это все? Я, значит, буду матушкой». Она спрашивает: «Ну почему ты так думаешь?» – «Потому что», – говорю. 

Муж звал ее на три дня, на три дня она и приехала. Евгений, скрывая волнение, начал показывать окрестности, деревенский дом (разумеется, без намека на привычный комфорт). «Здесь, – сказал, – мы поживем какое-то время». – «Какое-то время?» 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Конечно, истерики были. «Куда? Как? Нет, поехали домой». Он говорит: «Подожди еще, ну подожди. Сейчас, еще недельку, две… Ну подожди!» 

Матушка Наталья уверена, что удержала ее молитва духовника – отца Александра Никулина и поддержка инокини Антонии, молившейся в Боровском храме. «Потерпи, Наташенька. Все образуется», – говорила она. Простые слова, до краев наполненные любовью, открывали новый, духовный взгляд на происходящее. Как-то незаметно пришло осознание, что все правильно. Раз любимый муж не находит себе места в мирской жизни, значит, она должна быть там, где он. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– А как? Мы же одно целое. Когда муж и жена вместе – это сила, просто сила. А если один – в одну сторону, другой – в другую сторону, это же не сила. Вместе – сила, да; я уже в этом убедилась. 

День рукоположения отца Евфимия в священство матушка Наталья теперь ждала как главного дня в их жизни. Таинство происходило в Александро-Невском соборе Кургана. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– И радость, и слезы (не то что печали какой-то, горести, а радости, именно радости), что Господь нас привел... Батюшка будет молиться у престола за нас, грешных. 

Слезами горести и жалости к себе она перестала плакать еще в Боровском. Тогда в семейной и духовной жизни мирской барышни произошел невероятный, на 180 градусов разворот. Пришло понимание, чего от нее ждет Господь. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Смиряться, я так считаю. По смирению Господь много дает. Как-то вот смиришься, и сразу легко становится, и Господь тебе показывает правильный путь, правильное решение. Смиряемся и спасаемся этим. 

Отец Евфимий получил высшее духовное образование в Московской духовной семинарии. Его назначили настоятелем прихода в городе Катайске. Отец Евфимий начал строительство нового храма во имя иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость». Восемнадцать лет в Катайске были чудесным, вдохновенным, созидательным периодом. За это время вырос храм, а вместе с ним выросла семья настоятеля. У отца Евфимия и матушки Натальи пятеро детей: Максим, Мария, Макар, Матвей, Вениамин. Матушка пришла в абсолютную гармонию с собой. Мир, конечно, своего не хотел отдавать, но вместе они справлялись. В самые трудные и критические моменты не забывали, что с ними Бог. Как-то батюшка вместе со старшим Максимом поехал на своей машине в Тюмень. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Я просыпаюсь резко, в поту, в 12 часов. Мне плохо. Я говорю: «Господи! Что-то нет их, батюшки с Максимом. Где они?» Набираю номер, не отвечают. Мне плохо стало, начало сердце колотиться. Я говорю: «Что-то случилось». Трубку не берут, я еще раз набираю, опять не берут. А в это время они, говорят, перевернулись. «И ты, – говорит, – как раз звонишь». Представляете? Ну как это? Думаю, интуиция ведь, да? 

Скорее знак Божий: срочно просыпайся, нужна твоя молитва. В момент, когда разум от страха кричит во весь голос, матушка берет в руки молитвослов. Не хватает молитв, начинает читать акафисты и любимую Псалтирь. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Могу поклоны делать. Сильная это молитва, поклоны. Как мне батюшка говорил: «Сделай три поклончика». Все, сразу легко становится. Человек должен быть уверен, что все будет, все Господь даст. Если ты молишься, все равно Господь даст. А иначе как еще? Конечно, бывают искушения, не без этого. Значит, усерднее надо молиться. 

О том, что случилось той ночью на дороге, она узнала спустя время. Авария была такой силы, что машина восстановлению не подлежала, но два ее любимых мужчины не получили ни единой царапины. Отец Евфимий рассказывал об этом очень осторожно, знал, что жена все принимает близко к сердцу. Он всю жизнь бережет ее, а она его. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Как пойдет какая-то полоса! Бывает такое, знаете: одно, другое, и все-все плохо, плохо, плохо. Ничего, надо просто себя держать. Бывали такие моменты. Надо себя держать: все будет хорошо, только верь. 

Она на своем опыте давно поняла: абсолютно на все в этой жизни Божья воля. И даже если что-то происходит не так, как хочется, даже если тяжело, если на душе скребут кошки, матушка Наталья немедленно начинает уповать на Господа. Погасить огонь эмоций и заставить замолчать собственное «эго» помогает только одно – молитва. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Когда больше молишься, больше начинаешь что-то понимать. Это я точно могу сказать. 

Два года назад владыка Владимир, епископ Шадринский и Далматовский, благословил отца Евфимия возглавить Николаевский приход и восстановить полуразрушенный храм в городе Далматово. Отрываться от Скорбященского храма в Катайске, на строительство которого ушло столько лет и сил, конечно, было непросто. Но священники прекрасно понимают: Сам Господь через слово владыки указывает им путь служения и не оставляет без утешения. А кто может утешить сердечнее любящей матушки? 

Матушка Наталья Козловцева: 

– «Нет, – говорю, – батюшка, нет; все хорошо будет, все хорошо. Это же святителя Николая храм. Ты что? Нет, надо смириться, и Господь все даст». Смирились, и нам сейчас так нравится там! 

Протоиерей Евфимий Козловцев: 

– Матушка действительно неотступно со мною, особенно сейчас, в момент, особо требующий соучастия близких. 

Ее сомнения и слезы, обиды и претензии на другую жизнь остались далеко в прошлом, когда поняла: смирение перед Божьей волей – путь к гармонии, радости и любви. Свои дизайнерские таланты она теперь применяет в собственном доме, где много любимых цветов, где созданный ее руками уют и вкусно пахнет пирогами. 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Муж – глава семьи, так у нас все-таки в Церкви, а жена – помощница ему. А то, что касается половин, это уже закон любви. Это уже что-то другое, более высокое. 

Святитель Иоанн Златоуст говорил, что муж и жена подобны рукам и глазам: когда рукам больно, плачут глаза; когда глаза плачут, руки утирают слезы. Конечно, о таком супружестве мечтают все, но только большой духовный труд обоих позволит однажды сказать о своем союзе: 

Матушка Наталья Козловцева: 

– Я так думаю, это половины, любящие друг друга. И одно единое целое, наверное, сейчас уже. 

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому! 

Автор и ведущая Елена Саенко 

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 26 июля: 13:15
  • Пятница, 26 июля: 23:30
  • Воскресенье, 28 июля: 15:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать