Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

29 марта 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Иверской иконы Божией Матери в Очаково-Матвеевском г. Москвы, преподаватель Московской духовной академии священник Илья Письменюк.

– В Москве постепенно вводится режим самоизоляции. Что делать православным христианам, тем более что эти дни наложились на период Великого поста?

– Мне кажется, в первую очередь надо всем нам, православным христианам, проявить послушание и ответственность – эти две замечательные христианские добродетели. Немного раскрою их. Ответственность в чем заключается? В том, что действительно есть болезнь, она распространяется по миру с достаточно большой скоростью. Еще совсем недавно (пару месяцев назад) мы даже не думали о том, что придется вводить какие-то меры. Но ныне люди заболевают, даже умирают, и мы должны обеспокоиться, проявить любовь к ближнему. Соответственно, стараться максимально приложить усилия для того, чтобы помочь и государственной власти, и врачам, которые непосредственно трудятся над здоровьем людей. Помочь им в преодолении этой напасти своей собственной ответственностью, пониманием того, что можно заболеть и распространить заразу. А можно каким-то образом все это преодолеть, в том числе теми карантинными мерами, которые принимаются.

Хотелось бы сказать и о послушании. Церковь призывает нас в эти дни с большой ответственностью относиться к возможности заразить ближнего, где-то даже ограничивается возможность прийти в храм, государство в разных регионах и в целом вводит меры борьбы с вирусом. И нам, мне кажется, нужно в этих обстоятельствах всем попробовать проявить послушание, максимально приложить усилия, остаться дома,  не участвовать в массовых мероприятиях. Если чувствуем, что заболеваем, задуматься о ближнем, не идти в места скопления людей, даже к своим близким родственникам и соседям, чтобы, не дай Бог, не заразить их.

– Вопрос телезрителя: «Как человек может точно знать, любит ли его Господь? И что означает такое выражение: Великий пост – два крыла души?»

– Я могу точно Вам сказать, что Господь любит любого человека, вне зависимости от совершенных им грехов, тех или иных поступков. Господь – наш любящий Отец. Представьте себе родителя. Если ребенок совершает какую-то ошибку (в любом возрасте), настоящий родитель всегда будет готов его простить, понять. Так и Господь относится к нам, Он всех нас любит. Если мы совершаем какие-то ошибки, мы делаем больно своему родителю, но любовь его не уходит. Мы верим, что Господь – это образец любви. Господь и есть любовь. Это самое главное.

По второму вопросу: эту фразу почему-то я не слышал. Поэтому, наверное, здесь не смогу точно ответить; надо знать, кому она принадлежала.

– Скажите, а болезни – это тоже проявление любви Бога?

– Когда дело касается каких-то жизненных испытаний, мне кажется, тяжело сказать однозначно, откуда эти испытания идут. Иногда и Господь может человеку каким-то образом через испытания и болезнь показать что-то важное. С другой стороны, ведь и лукавый дух может попробовать сделать человеку подножку, чтобы, наоборот, его сбить. Бывает и такое, что человек заболел и озлобился. Мне кажется, мы естественным образом в этом несовершенном мире, где существуют болезни, можем заболеть просто потому, что этот мир болеет грехом. Существуют самые разные заболевания, которые естественным образом передаются друг от друга, и не всякий раз мы можем наверняка сказать, что через эту болезнь Господь нам что-то хочет сказать.

С другой стороны, будучи христианами, мы должны попробовать воспринимать любое испытание, в том числе и болезнь, как то, что может нас изменить. Господь к нам обращает вечное слово. Когда человек становится христианином, когда его крестят, звучат потрясающие слова: «Иже хощет по Мне идти, да отвержется себе, и возьмет крест свой и по Мне грядет». То есть Господь нам говорит: если мы хотим быть христианами, мы должны уметь отвергнуть себя, то есть не быть эгоистами. Даже если приходит какое-то испытание, не падать духом, но брать это испытание как свой крест и нести его.

Поэтому фактически любое жизненное испытание, любая болезнь могут стать для человека спасительными, если человек попробует, преодолев это, действительно изменить себя, свою душу. Согласитесь, часто бывает такое: у человека произошло какое-то несчастье – и он переосмысливает всю свою жизнь. Как он жил раньше, как поступал, что делал, что говорил… Он совершенно по-другому начинает ценить жизнь. Лежишь в кровати, болеешь – и начинаешь думать о том, как хорошо выпить чая, воды, чтобы горло не болело; как хорошо разговаривать с ближними без температуры, без каких-то других неприятных ощущений в теле.

– Скажите, с духовной точки зрения что может человек заболевший (или даже здоровый) извлечь для себя в эти дни?

– Вы имеете в виду – оставаясь дома, в дни карантина?

– Да.

–  Это время, которое мы можем провести с пользой. То есть не пролежать все эти дни на диване в полусонном состоянии, тем более не уходить в какие-то сплошные развлечения (в компьютерные игры, что-то еще). Интернет предоставляет много возможностей  человеку, чтобы отдохнуть и расслабиться. Но мы христиане, мы знаем, что сейчас идут дни Великого поста. И если мы не можем эти дни провести в храме за богослужением, то дома можем что-то сделать: больше времени потратить на молитву, чтение Священного Писания, на изучение Церкви, ее истории, ее богословия, духовных наставлений святых отцов. Это с одной стороны. С другой стороны, больше времени уделить семье. Это очень много. Со всей этой гонкой современного мира за работой, трудами мы уделяем мало внимания нашим ближним, будь то супруга или наши дети, родители. Поэтому это время хорошо провести, играя со своими детьми, разговаривая с близкими, обсуждая какие-то темы, заботясь друг о друге.

Мне кажется, проведя эти недели в некоторой изоляции, мы одновременно можем очень многое для себя найти, чтобы выйти из нее другими людьми (может быть, сблизившись с родственниками, домочадцами и сохранив это чувство на последующие дни). Может быть, у кого-то из нас есть какие-то обиды, непонимание, что необходимо было уже давно разрешить в семейной жизни. Это идеальное время – Великий пост. Если я не могу сейчас прийти в храм и помолиться за богослужением, то совершаю такой нравственный подвиг: переступаю через себя для того, чтобы помириться с близким человеком, преодолеть какие-то конфликтные ситуации и разрешить их. В таком случае дни Великого поста (и даже частично в изоляции) пройдут с большой пользой для нашей души.

– Скажите, а стоит ли вообще бояться болезней?

– Мне кажется, Священное Писание очень четко дает ответ на этот вопрос. Господь говорит: «Не бойтесь того, что убивает ваше тело, бойтесь того, что душу вашу может ввести в дебрь огненную». То есть для христианина любое телесное испытание – это не что-то невероятное, не что-то непреодолимое. Мы в первую очередь заботимся о своей душе. И если даже заболеваем, жизнь наша не заканчивается, потому что мы, христиане, понимаем, что рано или поздно встретимся с Господом. И важно, чтобы эта встреча произошла в тот момент, когда мы будем готовы к ней своей душой.

Помните притчу? Мы должны жить так, как будто ночью придет разбойник, чтобы ограбить нас, то есть быть всегда наготове. И это состояние готовности мы должны попробовать стяжать в себе, а не бояться каких-то телесных испытаний. В конце концов, какие-то телесные испытания наводятся на нас, может быть, даже злым духом, который пытается, зная нашу слабость, через это нас искусить, лишить веры, надежды, ввергнуть в уныние, поработить наш ум. И все это мы можем преодолеть, если будем слушать слово Божие и понимать, что надо отвергнуть себя, взять крест свой и идти за Господом. Ведь Господу тоже было больно в те моменты, когда Он нес крест на Голгофу.

– Можно ли считать болезнь испытанием?

– Болезнь можно считать испытанием, она и является испытанием нашей веры, нашего тела, нашей внутренней убежденности, крепости. Заставит она нас впасть в уныние или мы все-таки соберемся с духом и попробуем сделать следующий шаг?

Я поделюсь немного личной историей, совсем небольшим опытом. Каждую неделю мы совершаем богослужения в приписном храме при детской психоневрологической больнице на Мичуринском проспекте. И приходят туда люди: родители, папы, мамы, бабушки, дедушки, которые заботятся о больных детях. Первое время, когда я начинал там служить, было очень тяжело внутренне. Потом, мне кажется, я осознал, насколько великий подвиг совершают такие люди, когда они приходят туда с такой убежденностью, с такой верой. Может быть, они еще не знают многие вещи в христианском законе, не знают многие элементы христианского вероучения, но они держатся, верят, сражаются за своих детишек. Это то испытание, которое, мне кажется, уже здесь и сейчас является спасительным и для их детей, и для них самих (родителей и близких).

– А как такие испытания могут проверять веру человека? Как испытывается вера? Что человек должен извлечь для себя, проходя через это испытание?

– Предположим, заболевает человек. Бывает такое, что у человека появляется чувство отрицания: почему я заболел? Иногда начинает обвинять Господа: почему Господь наслал на меня эту болезнь? почему это происходит именно со мной? И все, уже не может ничего делать, не хочет продолжать жить, не хочет общаться с близкими людьми, иногда даже не хочет лечиться, слушать распоряжения, которые ему дают врачи. Руки опустил, сдался. Это самое главное испытание веры. Мы же, если являемся христианами, как должны постараться? Я понимаю, что на словах это может звучать очень красиво, но сложно сделать на практике. Но мы должны попробовать собрать себя в кулак, собрать свою волю и сказать: если пришли в мою жизнь испытания, я должен попробовать это преодолеть, не сдаваться.

Представьте  опыт древних христианских мучеников. Их вели и на пытки, и на истязания, могли предать смерти их самих и их ближних, родных. Они же не отказывались от веры, потому что самым главным для них был Христос, вера, жизнь вечная. Наша телесная, земная жизнь у всех закончится рано или поздно, а вечная жизнь, наше состояние души – это то, чего мы добиваемся, чего достигаем здесь, в земной жизни. Если на одной чаше весов находится наше здоровье, а на другой чаше – наше спасение, христианин, конечно, должен выбрать второе.

Приведу еще такой пример. Бывает, человек заболевает. Может быть, медицина не справляется с этой болезнью – и человек бежит к колдуну, обращается к какой-то магии в надежде на то, что исцелится. Что происходит в этот момент? Может быть, он и получит какое-то исцеление, но что произойдет с его душой? Мне кажется, весь опыт жизни Церкви показывает: если ты обращаешься к злой силе, то она тебя порабощает, все это еще больше на тебе отразится.

Недавно читал об одной секте, даже не помню ее названия. Многие ее бывшие адепты говорили, что человек, обращаясь в эту секту, мог получить временное исцеление от какой-то болезни. Но как только он начинал выходить из секты, все болезни, от которых он временно получил исцеление, возвращались. И вот постоянная борьба: временное и вечное. Дьявол пытается нас соблазнить временным – здоровьем, успехом, положением, а на другой чаше весов – вечное.

Мы все помним, что выбирал Господь. Дьявол Ему показывает весь мир и говорит: «Все Тебе отдам» (знаменитый момент искушения в пустыне). И ответ: «Господу Богу твоему кланяйся и Ему одному служи». И если испытывается наша вера каким-то земным образом, то всегда мы должны помнить, что одному Господу служим и Ему одному кланяемся, вместе с Ним идем к спасению, преодолеваем зло в этом мире. Ведь болезнь – это зло, это несовершенство, это боль. И, преодолевая ее, мы побеждаем грех, совершаем пусть небольшой, но подвиг. Малый в сравнении с тем, что сделал ради нас Христос, но тем не менее это наш подвиг, наше человеческое пребывание с Богом.

– Вопрос телезрительницы из Курска: «Я слышала, что на Афоне монахи молились из-за коронавируса Богородице, чтобы узнать, как спастись, и им было видение Богородицы, Которая сказала, что нужно маслом из лампадки на дверном косяке нарисовать крест с молитвой. Правда это или нет?»

– Я слышал эту историю и могу даже немного ее прокомментировать. Дело в том, что от имени Горы Афон может говорить только Священный Кинот. То есть это специальное собрание представителей глав всех монастырей Афона, которые официальным образом выражают позицию Святой Горы. Только этому мнению мы можем абсолютно доверять. К сожалению, периодически в Интернете мелькают самые разные ссылки на Афон, которые не являются правдивыми либо иногда являются частным мнением того или иного монаха. Но если речь заходит именно о позиции Афона, мы слушаем мнение Священного Кинота.

Насчет того, что надо помазать дверь и так далее, это не было постановление Священного Кинота, а просто какая-то информация, которая со ссылкой на отдельного монаха пошла в Интернет – и из нее стала раздуваться достаточно большая история. Поэтому здесь, мне кажется, надо проявить трезвомыслие и понимать: если я нарисую на двери маслом крест, может быть, это не будет являться само по себе плохим, но не значит, что обязательно оградит меня от болезни. Нам надо с трезвомыслием относиться к тем сообщениям, которые приходят.

Мне кажется, сейчас очень важно с осторожностью относиться ко многой информации в Интернете, потому что некоторые люди стараются использовать страх, боязнь, наши естественные человеческие чувства в своих интересах, чтобы еще больше посеять панику, еще больше поработить человека страху, заставить его сомневаться в своей вере. Понимаете, нарисует человек крест и, не дай Бог, заболеет… И сразу подумает, что его обманули, не то ему сказали со Святой Горы. Поэтому нужно с осторожностью относиться к этому и помнить: даже если болезнь придет в нашу жизнь, мы можем и должны ее преодолеть, это не является для нас, христиан, какой-то непреодолимой силой, всё в наших руках: и выдержать, и победить. А если даже болезнь нас одолевает, мы принимаем это и доверяем Господу: «Как Ты положишь, Господи, как установишь в этой жизни на земле, так я и приму, потому что являюсь христианином, Твоим чадом».

– Вы говорили, что есть секты, в которых за вступление в секту может быть кратковременное исцеление. В других сектах, в том числе и в магии, практикуются, наверное, какие-то обряды, которые тоже могут приносить некое облегчение, может быть, методом внушения. Скажите, когда некоторые неизвестные начинают рассылку, что надо помазать над дверью маслом, нет ли здесь чего-то магического?

– Многое может зависеть от восприятия конкретного человека. Для кого-то действительно внешний ритуал является самым главным. Это проблема даже не столько конкретной рассылки, сколько нашего христианского сознания, нашего восприятия веры. К сожалению, очень часто наша вера строится на каком-то внешнем ритуальном моменте, когда самое главное – что-то помазать, вычитать, а насколько это открывает нам глубину, насколько является тем, что нас спасает и нам действительно помогает, – это большой вопрос.

Предположим, человек иногда читает много молитв, десять-пятнадцать акафистов, для него это вычитка, даже где-то он витает умом. От того, что он прочитал столько акафистов, ему будет духовная польза? Если он даже не погрузился в понимание этих слов, которыми молится, если не понимает их, не знает и тем более витает где-то своим умом во время молитвы… Не лучше было бы прочитать одну молитву (предположим, «Отче наш») со всем душевным вниманием и искренностью? И это действительно был бы его разговор с Богом, который помог бы ему гораздо больше, чем чтение огромного количества текстов. Поэтому все, что есть в нашей христианской жизни, может быть или осмысленным и принести нам пользу, или внешне ритуальным, которое без глубины, без понимания так и останется внешним ритуалом.

Какой пример можно привести? Великим постом многие люди приходят на таинство Соборования. Очень важное таинство в жизни христианина. Но, к сожалению (думаю, очень многие священнослужители согласятся и повторят вслед за мной), бывают такие ситуации, когда люди приходят только один раз в год – и именно на соборование. Может быть, еще придут набрать святой воды на праздник Крещения, освятят кулич в Великую Субботу. Но для них таинство Соборования является этим самым внешним ритуалом. Они не исповедуются, не причащаются, но раз в год придут на соборование, потому что верят, что соборование поможет в первую очередь исцелить их тело, не дать болезни их победить.

Это находится полностью в отрыве от христианского вероучения и христианского понимания таинства. В первую очередь нужно исцеление души. А если человек не исповедуется и не причащается, а только приходит на соборование в надежде, что простятся ему все грехи (даже и забытые, и скрытые), – это пример того, как даже христианское таинство для конкретного человека может стать магическим внешним ритуалом.

– Вопрос телезрителя: «Что такое смиренномудрие?»

– Предположим, дал Господь какое-то дарование человеку: читать, понимать тексты, читать духовную литературу и проникаться ею достаточно глубоко. Как можно поступить в таком случае? Можно возгордиться: «Я человек умный, мудрый, Господь столько дал мне способностей, разума! Научу всех соседей, прихожан, ближних и не очень ближних, тех, кто хочет меня слышать, и тех, кто не хочет…» И это вплоть до того, что человек может даже впасть в прелесть. А можно, даже если мы действительно обладаем какой-то способностью что-то понять, отнестись к этому со смирением,  спокойствием, с пониманием: если Господь дает какой-то дар, то дает это во спасение, а не для того, чтобы человек возгордился. Мне это дается для того, чтобы я, может быть, что-то лично для себя открыл в этот конкретный момент. Поэтому смиренномудрие я воспринимаю как умение себя где-то остановить: свой разум, свою гордость, даже если обладаешь какими-то способностями.

– Вернемся к теме самоизоляции: скажите, были ли когда-то в истории Церкви подобные прецеденты?

– Вы имеете в виду какую-то масштабную самоизоляцию?

– Да, может быть, тоже в условиях какой-то эпидемии.

– В средние века, когда на Руси периодически бушевала чума, затрагивала Новгород, Москву, Псков и иные города, была даже такая практика: священноначалие не пускало священнослужителей причащать людей на дому по той причине, что умирало большое количество священников. Для того чтобы в храмах продолжалось совершение служб, нужно было пойти на такой шаг – ограничить контакты священнослужителей с больными людьми. Поэтому какие-то ограничительные меры применялись в истории и являются вполне понятными: священник тоже может заболеть. Служба должна продолжаться.

Все зависит от степени болезни, от того, как она развивается, к принятию каких решений нас призывает священноначалие Церкви. Сейчас, например, говорится: если священника призовут на дом для совершения таинства, он должен обязательно прийти и преподать человеку это таинство. Здесь мы поступаем как врачи: как врач находится в больнице и лечит человека, так и священник является врачом для души. И вне зависимости от того, что ты тоже можешь заразиться, приходишь и преподаешь человеку таинство.

При этом есть очень верное указание. Если священник приходит к пожилому человеку, то должен приложить максимальные усилия, чтобы не принести заразу в его дом: надеть маску, продезинфицировать руки – совершить таинство в условиях, которые не допустят распространения болезни.

Как и в древности, в наше время мы должны подходить к вопросу карантина с определенным трезвомыслием, прилагать максимальные усилия для того, чтобы болезнь не передавалась, но при этом, если требуется, помогать человеку поддерживать его духовное состояние (пока есть возможность).

– Вопрос телезрителя: «Патриарх призвал прихожан пока не посещать богослужения, но для Православной Церкви соборность (коллективность богослужения, молитвы, причастия) всегда была на первом месте. Индивидуализм более присущ протестантизму. Отсюда вопрос: получается, этот вирус победил Православную Церковь?»

– Никто не призывает никогда больше не ходить в храм, не причащаться. О чем идет речь? О том, что в условиях активного распространения болезни в наших руках – возможность попробовать остановить это распространение. О том, чтобы на следующей неделе (или в течение какого-то большего срока, который определит священноначалие) попробовать больше времени провести  дома; если нет срочной необходимости, не приходить в храм.

Но Церковь не умирает из-за этого: врата ада не одолеют ее. В эти дни будет совершаться литургия, священники будут служить в храмах, будет приноситься Бескровная Жертва.

В будущем (дай Бог, уже в ближайшем) мы все сможем прийти в храм приобщиться Тела и Крови Христовых. Ведь пока приносится Бескровная Жертва, Церковь продолжает жить. Еще никто не останавливает совершение богослужений полностью. Поэтому, мне кажется, надо проявить послушание священноначалию, чтобы мы сумели все вместе, насколько это возможно, победить пришедшую болезнь. Это наша забота о ближнем человеке. Болезнь активно распространяется и очень опасна для людей пожилого возраста. Мы должны попробовать поберечь этих людей.

Если требуется недельку-другую посидеть дома ради ближнего, значит (почему Вы говорите, что Церковь умирает?), Церковь живет. Она живет нашим нравственным подвигом: я ради своего ближнего, как сказал сегодня Святейший Патриарх, принимаю на себя подвиг Марии Египетской. Для меня мой дом становится той пустыней, в которую я временно удаляюсь, чтобы и там нести свой христианский подвиг, совершать свою молитву, но временно не участвовать в общественном богослужении, чтобы ограничить распространение болезни.

Мне кажется, самое лучшее, что мы можем сейчас сделать, – это проявить послушание священноначалию, понять, насколько в сложном положении мы все (государство, Церковь, те люди, которые управляют государством, люди, которые направляют церковный корабль) находимся. Мы все заботимся о человеке, его жизни. Если требуется совершить небольшой подвиг (уединение дома, изоляция), то мы призваны совершить этот подвиг с доверием, без ропота, без мыслей, которые подвигают нас к расколу, панике. Вы говорите: «Церковь разрушается...» Никогда в жизни она не разрушится! Если мы будем иметь в себе любовь, послушание, терпение, Церковь всегда будет жива.

– Батюшка, это время, наверное, даже более благоприятное для того, чтобы обратить внимание на свою душу: заняться собой, подготовиться к празднику Пасхи.

– Конечно. Я попытался об этом сказать чуть-чуть раньше. В Великий пост мы стараемся чаще бывать на богослужениях. Но на землю пришло испытание. Может быть, очень хорошо, что оно пришло именно святым и Великим постом, чтобы испытать нас. Например, мы слышим, что необходимо на какое-то время воздержаться от посещения общественных мест, может быть, даже от посещения храма. И вот сразу может проявиться строптивость, чувство раздражения: «Не буду слушаться! Как так?! Меня чего-то лишают – буду противостоять, сражаться за свое!» А насколько это спасительное чувство? Насколько это правильные мысли? Или мы уже совершенно не имеем доверия к священноначалию, не имеем веры в Церковь? Почему мы позволяем каким-то нехорошим мыслям брать верх над нами, нашими поступками?

В эти дни мы можем принести много пользы для своей души и жизни. Да, мы остаемся дома, но стараемся больше молиться, больше читать Священное Писание. Нужно стараться успокаивать свои чувства, которые периодически берут над нами верх: раздражительность, озлобленность… Вот замечательное время, когда можно совершить такой подвиг.

В конце концов, часто бывает, что люди приходят в храм и говорят священнику: «Как хорошо было бы мне, мирянину, оказаться в монастыре! Но я уже не могу». Кто-то выбрал семейный путь, кто-то уже находится в том возрасте, когда не считает для себя возможным уйти в монастырь. Посмотрите на эту ситуацию как на монашеский уклад жизни. Вы остаетесь у себя дома, но он – как келья в пустыне, в которой вы можете понести какой-то духовный подвиг: помолиться, побороться со своими страстями, помыслами, с тем, что очень часто нас одолевает. Неужели это не принесет духовной пользы?! И, дай Бог, болезнь уйдет – и мы все вместе встретим светлый праздник Пасхи, приобщаясь Тела и Крови Христовых.

– Вопрос: «Почему не принято молиться святым апостолам?»

– Мне кажется, такого запрета нет. У нас есть богослужения в честь и память святых апостолов, они совершаются в течение всего года. Что мы делаем на этих богослужениях, если не молимся апостолам? Поем им величания, тропари, кондаки, читаем стихиры. Мы обращаемся в молитвах ко всем святым угодникам, имеем возможность обратиться к любому святому человеку. Предположим, человека крестили с именем Матфей в честь святого апостола. Конечно же, он будет молиться ему всю свою жизнь. Такого запрета, к счастью, для нас нет.

– Кажется, каждый четверг вспоминаются святые апостолы, в том числе и в песнопениях дня.

– Да.

– Вопрос телезрителя: «Мой отец был неверующим. Он был против того, чтобы я крестилась и крестила своего сына. Отец умер. Вчера была родительская суббота. Можно ли о таком человеке молиться и говорить: “Царство ему Небесное”? Или это нарушение, оскорбление веры, раз он не верил?»

– Спасибо большое за то, что вопрос не про эпидемию, потому что, мне кажется, этого уже слишком много становится в пространстве нашей христианской жизни. Теперь о Вашем отце. Если человек крещеный, мы имеем право, как я думаю, совершать молитву. Даже если человек некрещеный, мы не поминаем его в храме на литургии, но имеем возможность молиться о нем дома. Поэтому, мне кажется, о любом человеке мы можем и даже должны молиться, особенно если это наш близкий.

Как это может быть оскорблением Церкви или нашего Бога? Наоборот, это замечательно. Человек мог чего-то не осознать, но мы, его близкие, молимся о нем. Кто о нем лучше помолится, как не его дочь, сын, брат, сестра, родители? Поэтому мы призваны к молитве о наших усопших близких вне зависимости от того, как они поступали здесь, на земле.

Повторюсь, есть ограничения, связанные с церковным поминовением: если человек некрещеный, то мы не совершаем его поминовение на литургии. Но саму молитву мы можем и должны совершать. Поэтому обязательно старайтесь молиться о своем отце, тем более что никто из нас не знает тайны встречи человека с Богом. Бывает так, что человек всю жизнь прожил без Бога, не хотел верить, может быть, даже как-то сопротивлялся этому. Но кто из нас знает, каким образом этот человек встречается с Богом в ту секунду, когда он умирает,  что происходит в его душе?.. Может быть, там появляется чувство покаяния. Может быть, эта встреча происходит здесь и сейчас, в последнюю секунду его жизни.

Поэтому мы оставляем суд и спасение человека именно Господу, а сами стараемся помочь здесь своей молитвой. И не только молитвой. Самое важное, что мы можем сделать ради нашего ближнего (живого или умершего), – это побороть грех в себе. Если я могу ради своего ближнего изменить себя (побороть какое-то пагубное пристрастие, греховную привычку),  в том числе из любви к ближнему попробую это сделать. Мы верим, что Господь за это воздаст. Пример для всех нас – Священное Писание. Помните молитву Авраама о Содоме и Гоморре? Сколько раз Господь отменял Свое решение ради того, чтобы найти праведных в этих городах? Что это доказывает? То, что молитва праведного человека может даже гнев Божий отводить очень-очень долго. Поэтому чем больше будет праведности конкретно в нашей жизни, тем, я верю, и наша молитва об усопших близких будет сильнее и ближе к Господу.

– Отец Илья, как Вы посоветуете молиться за почившего родственника?

– Если родственник крещеный, то не возбраняется прийти помянуть его на панихиде в родительскую субботу. Если некрещеный – помянуть его в домашней молитве. Есть разные взгляды, можно ли подавать записки на панихиду и литию о некрещеном человеке. Да или нет? Существуют разные ответы. Во всяком случае, точно не будет греха, если ты зайдешь в храм и помолишься о близком человеке. Это будет тот небольшой молитвенный подвиг, который ты можешь совершить ради своего ближнего.

– Вопрос: «Скажите, как передается первородный грех? Ведь Бог не может сотворить человеческую душу уже с каким-то пороком?»

– Мы с вами знаем историю об Адаме и Еве, о том, как совершилось грехопадение. В тот момент, когда оно произошло, грех и зло вошли в человеческий род. Человек рождается уже несовершенным, потому что последствия первородного греха есть в каждом из нас: это несовершенство и телесное, и душевное. Человек, пав, отказавшись от Бога, в некотором смысле счел замысел Божий о себе ошибкой. Эта ошибка распространяется на всех нас. Самое главное, что мы делаем в христианской Церкви, – стараемся это изменить, победить... Но последствия этого греха еще остаются в нашей жизни. Они проявляются и в телесной, и в душевной жизни. В телесной жизни наше несовершенство (первородный грех) проявляется в том, что мы болеем, стареем, можем даже умереть. В душевной жизни – когда мы совершаем грех, зло (причем очень часто даже бессознательно).

Бывает такое, что находишься в компании друзей, в ход идут какие-то шутки… Ты не имел цели кого-то обидеть, но твоя шутка была кем-то очень остро воспринята, хотя ты даже не обращался к нему лично. Задел какой-то очень личный момент в жизни – человек обиделся, озлобился. И ты, сам того не желая, невольно совершил грех, зло. Это наша душевная предрасположенность, несовершенство, что проявляется на протяжении жизни.

Поэтому первородный грех для нас – это не какой-то конкретный поступок, который нас меняет. Это наше общее несовершенство, поврежденность человеческой природы, которая идет от грехопадения. Мы стараемся с этим бороться, но сами не сможем справиться. Господь побеждает первородный грех: становится Человеком для того, чтобы, умерев на Кресте, взять на Себя наши грехи и болезни. Ради этого мы с вами сейчас и постимся, вспоминая праздник Пасхи.  Но перед Пасхой была Голгофа, было страдание Господа за человеческий род. Поэтому первородный грех – это состояние души и тела, последствия этого состояния, с которым мы боремся на протяжении жизни.

– Отец Илья, можно ли в себе как-то подавить эту склонность к греху, чтобы она не проявлялась?

– Может быть, в абсолютном идеале это возможно сделать. Наверное, многие святые этого добивались. Насколько возможно полностью победить в себе эту склонность к греху, не допустить даже какую-то мысль? Наверное, это очень тяжело сделать. Иначе, может быть, и не требовалось бы для нас таинство Покаяния. Господь нам его дал не просто так, а чтобы, совершая какие-то падения, грехи, мы имели возможность освободить свою душу от этого зла, греха. Поэтому на протяжении жизни мы (насколько возможно) стараемся бороться с грехом. Насколько это удается в тот или иной момент, наверное, знает только каждый человек лично, его духовник и Сам Господь Бог в первую очередь.

– Как вера может помочь в борьбе со склонностью ко греху?

– Бывает так, что человек что-то не считает грехом: он не верит в Бога, творит какие-то греховные поступки (убивает, творит разврат) и считает, что это норма. Но потом человек может стать верующим (он встречает Бога в своей жизни) и совершенно по-другому может посмотреть на те поступки, которые совершал раньше, переосмыслить их, попробовать в них раскаяться. Насколько мы можем без веры осознать грех как грех в своей жизни, а не просто как какое-то абстрактное зло или моральное требование? Многие люди живут и знают, что убивать нельзя, потому что так не велит закон. Насколько это восприятие ассоциируется с грехом? Наверное, не очень ассоциируется. Для нас, христиан, какое-то зло – это не просто зло или запрет. Для нас это болезнь, страшная вещь, которая разрушает нашу душу.

В последнее время мы много говорим о болезнях тела. Но ведь болеть может не только тело! Может болеть и душа. Если мы лечим тело (обращаемся к врачам, ложимся в больницу, принимаем лекарства), то не должны ли мы и нашу душу лечить, раз тот или иной злобный, греховный поступок ее отравляет, заражает? Именно это лечение дается в нашей христианской вере – лечение нашей души.

– Значит, вера позволяет увидеть эту склонность ко греху, увидеть грех в своей душе?

– В том числе. Когда мы начинаем верить, мы можем переосмыслить и осознать многие свои поступки. Бывает так, что неверующий человек понимает: что-то не то в его жизни творится. Он совершает какой-то злой поступок – и чувствует угрызение совести. Какой-то нравственный закон, мне кажется, написан у нас в душе. Но без веры понять до конца, что же происходит в моей жизни, к каким последствиям я веду свою жизнь, совершая грех, сложнее.

– Отец Илья, как бы Вы посоветовали бороться с греховными склонностями в эти дни?

– Когда мы оказываемся в изоляции, это уже само по себе приносит нам пользу. Предположим, человек любит сплетничать на работе. И вот он остается дома на протяжении двух-трех недель. В течение этого времени храни свой ум. Если был такой грех, то не надо переключаться на телефон: звонить друзьям-подругам и кого-то обсуждать, осуждать, о ком-то говорить. Положи себе за правило: раз Сам Господь поставил тебя в такие условия, что ты дома, попробуй в это время побороться с этим грехом.

Или, бывает, что-то нас раздражает во внешнем мире. Опять-таки оказаться дома – хорошее время для того, чтобы приучить себя бороться с этим раздражением.

Или еще один замечательный пример могу привести. Есть люди, которые, к сожалению, ругаются, порой даже нецензурными выражениями. Начинаешь с ними общаться: «Почему это происходит?» Они говорят: «Я дома не ругаюсь со своими близкими, с друзьями, которые сами не ругаются, но вот на работе принято ругаться. Это получается само собой, прилипает ко мне». Вот ты оказываешься дома. Замечательное время для того, чтобы хранить свой ум, в том числе от этих выражений. Когда выйдешь из временной изоляции, эта привычка уже уйдет.

– Батюшка, прошу Вас что-то пожелать нашим телезрителям, кратко подвести итог.

– Дорогие братья и сестры! Мы сейчас находимся в непростых обстоятельствах (внешних, внутренних), когда много переживаний, много чувств нас обуревает. Что мы можем сделать в это время? В первую очередь, когда у нас в душе начинает происходить что-то нехорошее, давайте помолимся: прочитаем молитву, успокоимся, доверимся. Не будем впадать в панику. Мы христиане. Господь дал нам все необходимое для спасения. И сегодня мы можем быть примером спокойствия, ответственности, любви для тех людей, которые нас окружают.

Необходимо беречь себя, своих близких, стяжать послушание, спокойствие.

Я уверен в том, что любое испытание в этом мире проходит. И нынешнее испытание болезнью тоже пройдет. Мы вернемся в храмы, будем читать молитвы, чаще приобщаться Тела и Крови Христовых. А сейчас мы должны постараться слушаться священноначалия и принимать те меры, которые нам предлагают для того, чтобы победить болезнь, пресечь ее распространение.

Ведущий Александр Черепенин

Записали Елена Кузоро и Светлана Волкова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в поселке Керро Ленинградской области священник Олег Герасимов. Тема беседы: "Заинтересованная жизнь в Церкви".

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать