Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

23 марта 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма Всемилостивого Спаса в Митино (г. Москва) священник Григорий Геронимус.

– Вы у нас впервые, рады приветствовать Вас в нашей московской студии.

– Благодарю за приглашение. Всегда смотрел телеканал «Союз», а сегодня смог побывать у вас в студии.

– Мы вступили в очередную неделю Великого поста, именуемую Крестопоклонной. В чем особенность этой недели? Почему Церковь решила в это воскресенье прославить Крест, распятого Христа, хотя мы будем вспоминать эти события совсем скоро, на Страстной седмице?

– Особенность этой недели по сравнению с другими седмицами Великого поста состоит в том, что это середина поста. Если сравнить Великий пост с путешествием, в какой-то момент, если этот путь тяжелый, устаешь. А Великий пост – это тяжелый путь. Каждый в меру своего усердия старается от чего-то воздерживаться, поститься, принять на себя небольшие подвиги, больше молиться, делать добрые дела. В какой-то момент можно задуматься: а надо ли мне это, куда я иду? Можно вообще забыть, куда ты идешь, наступает упадок сил. Церковь установила ровно на середине этого пути прославить Крест Господень, чтобы мы вспомнили, куда идем, куда нас ведет эта дорога. Она нас ведет к Страстной седмице, к Пасхе, к победе Христовой. Ради этого мы и постимся, и воздерживаемся, и делаем все остальное, чтобы достойно войти в самые святые, самые великие дни года. Дни Страстной седмицы так и называются – Великими. Каждый день великий. Чтобы вспомнить, куда мы идем, Церковь в утешение, подкрепление и напоминание о цели пути предлагает нам в эти дни поклониться Кресту Господню.

– Есть и особенности в богослужении, особые песнопения.

– Еще мальчишкой родители водили меня в храм, и я помню особое чувство умиления, торжественной радости. И вместе с тем это трагичное песнопение: «Кресту Твоему поклоняемся…» С детства помнилось это песнопение. Каждый раз, когда бывает праздник Воздвижения Креста Господня, Изнесение Честных Древ в августе, а также на Крестопоклонной седмице с особым чувством всегда пою это песнопение сам как священник и слушаю хор, переживая эти удивительные слова.

– Вопрос телезрителя: «Телеканал „Союз“ – мой любимый канал. Благодарю всех работников телеканала за их работу… Хочу встать на путь монашества. Как мне правильно это сделать? Я люблю Бога очень сильно, хочу быть непрестанно с Ним. Я возношу молитвы за весь наш братский апостольский мир».

Спасибо за такие добрые слова, очень приятно.

– Думаю, что заслуженные. Я здесь побывал и вижу, насколько люди увлечены работой, как трудятся. Здорово, что телезрители понимают это и ценят этот труд. Что касается монашества, христианство знает два пути, которыми может идти человек и спасать свою душу. А кто себя спасает, тот и людей вокруг спасает. Спасись сам – и тысячи вокруг тебя спасутся, как говорил преподобный Серафим Саровский. Один путь – семейной жизни, благочестивого брака, воспитания детей (если Бог дал деток), совместной жизни. Второй путь – одинокой жизни, монашеского служения. Монах – это тот, кто избрал такой путь, чтобы всецело посвятить себя Богу, умереть для мира, для обычных мирских целей, которыми мы все живем, и всю свою жизнь направить для служения Богу. Нужно себя десять раз спросить: а я точно этого хочу? Я готов? Тут действует принцип: семь раз отмерь, один раз отрежь. Если женился, ты уже обязан всю жизнь, какой бы твоя жена ни оказалась, какие бы вредные стороны характера у нее ни открылись, заботиться о ее счастье, благополучии. Изменить уже ничего нельзя, если ты честный человек.

Если ты постригся в монахи, принял монашеские обеты, то до конца жизни должен быть им верен. Тут надо десять раз подумать, готов ли ты. Если сказал себе, что готов, дальше нужно благословение священника. Священник подскажет, какие шаги предпринять. Наверное, нужно идти постепенно: поехать в монастырь, пожить там трудником. Потом, может быть, благословят вступить в число послушников монастыря. А потом, постепенно, может быть, и придешь к тому великому дню, когда будут принесены монашеские обеты и совершен чин пострижения. Тогда наш телезритель, можно сказать, умрет, уже не будет прежнего человека, а будет новый человек, монах, имени которого мы еще не знаем, но он всего себя посвятит Христу. Но без благословения священника этого делать не надо, даже никаких шагов начинать не надо. Нужно благословение и постепенное вхождение в удивительную монашескую, ангельскую жизнь.

– Тем более что в некоторых монастырях (в Троице-Сергиевой лавре, например) есть правило: тебя монахом не сделают через год или после поданного прошения. Могут пройти годы, можно быть послушником и десятилетиями.

– Это показывает, насколько серьезные у человека намерения. Если это у него просто легкомысленный порыв или даже искренний порыв, но порыв налетел и улетел. Это эмоция, это несерьезно. Не выдержишь искуса, то есть того времени, когда готовишься к принятию монашества. А если это серьезное намерение, если до конца готов перенести любые тяготы, но быть со Христом именно в монашеском служении, тогда для тебя эти годы пролетят быстро и легко, потому что это будет твоя подготовка к монашеству. Праотец Иаков семь лет трудился, чтобы жениться. Он полюбил девушку, ему не ту подсунули (вместо Рахили – Лию), и ему пришлось еще семь лет трудиться. Все это описано в Книге Бытия. Эти годы для него быстро пролетели, потому что он так этого хотел, что готов был годы провести в трудах, в работе. И он достиг цели, к которой стремился. И если ты по-настоящему полюбил уединенную молитвенную жизнь в монашеском подвиге, то годы искуса для тебя окажутся очень полезными, нужными, пролетят легко – как ступеньки к твоей цели.

– Но ведь спасение и молитва за весь род человеческий, за своих братьев, возможны и в браке, не только в монашестве.

– Апостол Павел говорит: всегда радуйтесь и непрестанно молитесь, за все благодарите. Конечно, эти слова относятся не только к монашествующим. Они относятся ко всем нам, христианам. Мы все должны молиться друг за друга, участвовать в церковных богослужениях, молиться дома. Но монах – это человек, который забыл радости обычной семейной жизни, чтобы всего себя без остатка принести молитве и служению другим.

Конечно, очень важно для монаха послушание. Монах отрекается от своей воли. Это один из трех монашеских обетов – целомудрия, нестяжания и послушания. Именно с этого надо начинать. Я иду к духовному отцу, он мне скажет: поезжай в такой-то монастырь, там игумен тебя примет. А может, духовный отец скажет: тебе еще рано, ты должен сначала то-то сделать. Готовность полностью послушаться духовного отца, а потом игумена в монастыре, если до этого дойдет, – это показатель, готов ли ты к монашеской жизни. Должно быть полное послушание: да – да, нет – нет.

– Часто нас спрашивают, испокон веков этот вопрос возникает: почему орудие казни стало самым главным символом христианства? Почему мы принимаем крест как самое главное? На Вашей груди большой красивый крест, и каждый из нас носит нательный православный крест.

– Я подозреваю, что у Вас тоже есть крестик. Не такой большой, как у меня, но есть, как у всех нас, христиан.

– Да.

– Это, можно сказать, тайна Церкви, это парадокс. Вообще крест – это орудие страшной, мучительной, долгой и позорной казни. В Римской империи в течение многих столетий, как выяснили ученые, казнь через распятие на кресте называлась рабской казнью. Когда жестокий человеческий ум изобрел эту казнь, она считалась настолько позорной и мучительной, что так мог быть казнен только раб. Если человек свободный, гражданин Римской империи, что бы он ни натворил, каким бы ни был страшным преступником, он будет казнен другим образом (например, через усечение головы). Смертная казнь применялась, но именно такая казнь – только для рабов. Потом так стали казнить уже не только рабов, но оттенок не только мучительности, но и позорности оставался. Само слово «крест» наводило ужас на тех, кто его слышал. Это что-то ужасное.

Господь добровольно пошел на эту смерть, чтобы спасти нас, чтобы быть с нами даже в самом ужасном, что происходит на земле. Он сотворил нас, свободных созданий, а мы этой свободой стали пользоваться так, что стали грешить. Через наши грехи, как последствие наших грехов, в мир приходит зло, жестокость, страдания, болезнь и даже сама смерть. Господь не издалека за этим наблюдает («Я их сотворил свободными, а они мучаются»). Он пришел к нам прожить с нами нашу жизнь и принять на Себя все последствия человеческого греха, даже самые ужасные, страшные, и саму смерть. Он принял крестную смерть, сошел во ад и воскрес во славе. Он оказался победителем. Именно поэтому то, что было таким ужасом, стало славой Церкви.

Крест – царей держава, демонов язва, слава и красота Церкви. Каждый наш храм увенчан крестом, все мы носим кресты, священники носят кресты на себе. Это главный христианский символ, потому что это символ Христовой победы над самым большим ужасом, какой только был на земле. Что может быть хуже смерти? А Христос победил смерть. Какая казнь может быть страшнее? А Христос, пережив ее, открыл через это путь к вечной жизни, к спасению, открыл двери в Свое Царство, разрушил ад. Поэтому крест – главный символ христианства, символ победы Христа над всем злом, какое только есть в мире.

– Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

– Можно только этим и закончить программу. Спасибо Вам за эти слова, они очень вдохновляют.

Многие упрекают нас, что мы иногда чрезмерно роскошно украшаем храмы, священники носят красивые кресты. Получается, это наше отношение к святыне? Не столько нам это нужно, сколько так мы выражаем отношение к святыне. Почему мы так стремимся к благолепию и украшению церковной атрибутики?

– Есть знаменитая фраза философа: красота – это убедительная сила. Когда мы внешне делаем что-то очень красивым, мы показываем значимость этого объекта, предмета, вещи. Если мы украшаем храм, мы показываем, как много для нас значит храм. Самое дорогое, самое красивое, самое замечательное мы хотим посвятить Богу. Мы хотим сделать храм таким, чтобы было ясно, что это посольство Небесного Царства здесь, на земле. Это территория неба, Божьего Царства. Мы хотим кресты украсить так, чтобы через это украшение было понятно, как мы относимся к кресту. Это самая большая драгоценность, какая только может быть на земле. На кресте Христос умер за нас, Сын Божий умер за нас. Некоторые святые отцы говорили, что если бы у Бога было что-то более драгоценное, чем кровь Сына Своего, и то Он не пожалел бы, отдал это за нас.

Но самое драгоценное, что только можно себе представить, – это та Жертва, которая была принесена. В чем ее суть? Святитель Филарет Московский говорил о том, чтобы войти в святилище страданий Христовых. Что там увидишь? Ничего, кроме одной бесконечной любви Божией к грешному и падшему человеческому роду. Эта любовь такая, что ее словами даже не описать, нет таких слов человеческих, чтобы выразить ее. Само Слово Божье, то есть Христос, умолкло на кресте, чтобы показать эту любовь. Рассказать о ней нельзя, ее можно показать. Христос показал, какова эта любовь, Он умер за нас.

Чтобы вещественным, материальным образом выразить, как мы это ценим, какая это драгоценность, как это важно, мы украшаем кресты, иногда камнями, даже драгоценными. В большинстве случаев это, конечно, не настоящее золото. Нет таких средств, чтобы все кресты сделать золотыми. Но если бы были – мы бы так и сделали. И купола покрываем золотом, и кресты ставим, где есть возможность, золотые. Украшаем, чтобы показать, как мы к этому относимся.

– А как в нашем народе к этому относились? Появлялись поклонные кресты. По всей стране мы всячески свидетельствуем об этом.

– Крест освящает вокруг себя все пространство. Хочешь, чтобы твоя деревня, село, местность имели освящение? Поставь крест на въезде, на выезде. Покажи, что это христианское селение, что здесь живут христиане, ученики Христа. И сам крест освящает это пространство.

– Этого стыдиться не нужно. Были случаи в нашей истории, даже в московской современности, когда кресты спиливали. Казалось бы, все свои, все русские, православные.

– Самый главный символ христианства вызывает и антихристианскую реакцию. Хочешь побороться с христианством, с Церковью (многих людей дьявол возмущает), если есть в тебе антихристианское, как будешь бороться? Пойдешь крест уничтожать, потому что это наш главный символ.

– Вопрос, наверное, очень актуальный сейчас: как у вас дела с карантином? Как Вы относитесь ко всей этой ситуации и что бы могли посоветовать? У наших телезрителей очень много вопросов: как правильно молиться в этой ситуации, нужно ли как-то строго к этому относиться и что делать с посещением храмов?

– Постом молиться нужно в два раза больше, чем молишься в течение всей твоей жизни. Всегда, в любой год, даже если нет карантина. Этим Великим постом я предлагаю молиться еще в два раза больше.

– Больше свободного времени.

– Да, высвобождается время. Карантин пугает сегодня весь мир. Последствия будут, это достаточно серьезное явление. Мне трудно оценить медицинские последствия, но по итальянскому опыту мы видим, что это серьезная вещь. Экономические, социальные последствия весьма серьезные. Есть грустная поговорка: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Сегодня гром гремит. Перекреститесь, мужики, братья, сестры, отцы, матери! Сейчас нужно усилить наши молитвы.

Как относиться к коронавирусу вообще? Думаю, прежде всего без всякого страха, без паники. Господь попустил это явление. Господь Промыслом Своим год 2020-й сделал таким, что весь мир замер в трепете перед этой болезнью. Христианин бояться не должен. Без воли Божией этой напасти не было бы во всем мире. И наша жизнь, и наше здоровье – в руках Божьих. Без воли Божией ничего этого не может быть у нас отнято. Это с одной стороны, не должно быть страха, паники. Как Господь управил, так и нужно. Даже напасть мы можем воспринять как дар Божий, как возможность побыть больше со своими близкими. Усилить молитву, задуматься о важных вещах.

То, на что мы все время опирались, к чему стремились, оказывается, не так важно, оказывается зыбким. Есть очень важные ценности. Нужно выбраться из привычного суетного образа жизни. Все, что Господь дает, даже неприятности, христианин должен воспринимать как дар Божий. Слава Богу за все. Попустил Господь этому быть – значит, так и нужно в этом году. Не надо относиться к этому с паникой. Один из видов страха – это отрицание: «Я вообще в этот коронавирус не верю, это все придумали специально, верующий человек заразиться не может». Это тоже вид страха – отрицание, защитная реакция. Это неверно. Коронавирус – достаточно серьезное явление, которое пошатнуло сегодня весь мир. Мы должны серьезно к этому отнестись и тщательно выполнять все советы, предписания, рекомендации, которые сегодня даются государством, медиками и священноначалием.

Замечательная инструкция, разработанная и утвержденная Священным Синодом, не должна нас смущать. Говорят: как же веры не хватает? Вера, слава Богу, есть в нашем народе. Мы, несомненно, верим, что в Евхаристической Чаше истинные Тело и Кровь Христовы. Но эта вера никак не противоречит тому, что мы должны совершенно исключить, чтобы через слюну, через лжицу,  священные сосуды (а не через Тело и Кровь Христовы) мы кому-то передали эту заразу (например, нашему пожилому брату или сестре). Будет на нашей совести, если по неаккуратности это кому-то передалось. Чтобы совершенно исключить такой риск, мы дезинфицируем лжицы. Это происходит и в нашем приходе, и во всех остальных, почти во всех.

Думаю, здесь нам очень важно проявить смирение, послушание и в точности исполнять все рекомендации, которые даются. Они очень простые: чаще мыть руки. Кого ни спросишь: «Ну, я и так мою руки». В два раза чаще в эти дни мойте руки. Я вообще не боюсь заболеть коронавирусом; даже не боюсь, что мои дети или, что еще важнее, пожилые родственники заболеют. Но я кому-то могу передать его, тому, кто боится, кто не готов к этому. Вот этого я боюсь. Поэтому я полностью исполняю, как умею, все предписания, которые сегодня действуют.

– Самое главное – забота о близких.

– Конечно. Это абсолютно христианское чувство. За други своя… Христос умер на кресте за каждого человека, за его жизнь, его спасение, его вечную судьбу. А я наплевательски буду относиться к здоровью ближнего и к его жизни? Это совсем не по-христиански.

– Вопрос телезрителя: «Христос в Евангелии говорил: покайтесь, ибо приблизилось  Царствие Небесное. Я хотел бы выяснить, в каком смысле приблизилось – во временном (но дальше Он говорит, что времени никто не знает, кроме Отца) или все же в пространственном?»

– Очень просто: эти слова сначала говорил Иоанн Предтеча, с этих же слов начал Сам Христос Свою проповедь. Эти слова прозвучали в тот момент, когда Господь наш Иисус Христос готовился выходить и выходил на Свое общественное служение. Как оно приблизилось, Царствие Божие? В Нем, в Его личности оно пришло на землю. Он Царь этого Царствия. Оно здесь, на земле. Царствие приблизилось к нам 2020 лет тому назад (а ученые говорят, даже чуть больше, потому что Христос, возможно, родился чуть раньше, чем мы привыкли считать). Придя на землю, Он, Царь царей, Господь господствующих, истинный Сын Божий, кто Вселенную сотворил словом Своим (как мы говорим в Символе веры: мы верим в Господа Иисуса Христа, «Имже вся быша»), стал одним из нас. Царствие Божие приблизилось.

При грехопадении между человеком и Богом пролегла пропасть. Мы отвернулись от Бога, когда наши прародители совершили первый грех. А во Христе Царствие Божие пришло к нам. Спасение пришло к нам. Это произошло и во временном, и в пространственном смысле, потому что Иисус из Назарета и есть Царь этого Царствия. С этого момента, со времен евангельских, Царствие Божие здесь, рядом с нами, оно приблизилось, так что заходишь в любой храм, переступаешь через порог – и вот она, территория этого Царствия. Встречаешься со святым человеком (а ведь такие и сейчас есть, люди удивительно светлые, которые живут по-настоящему, по-христиански) – и вот он, гражданин этого Царствия. От него ты можешь в хорошем смысле заразиться. Если видишь свет, отблеск этого Царствия в глазах другого человека, это передается. Ты можешь тоже захотеть стать таким же праведным, добрым, радостным, искренним, жертвенным, настоящим христианином. Тогда ты вошел в это Царствие, оно приблизилось, оно здесь. Чуть-чуть поменяй свою жизнь, покайся. Стань учеником Христовым подлинно – и ты уже в этом Царствии.

– Сегодня вышло постановление мэра Москвы о том, что есть группы риска, которым запрещено даже выходить из дома, избегать массовых скоплений людей. Это люди старше 65 лет.

– Я думаю, мы должны быть очень благодарны правительству нашего города и мэру за заботу, которая проявляется о наших горожанах. Я иногда слышу такое, что даже повторять не хочется в прямом эфире: «подумаешь, пожилые люди, одним больше, одним меньше». Слушайте, каждый человек сотворен Богом. Каждый человек – бесценная, неповторимая личность, бессмертная душа. Когда мы собирались вчера в храме в неделю Крестопоклонную, слышали такие слова: что пользы человеку, говорит Христос, если он весь мир приобретет, но повредит своей душе? Душа человека ценнее, чем весь мир со всеми его богатствами. Вот какова стоимость одной жизни, какова стоимость души. Больше всего мира. Христос умер за этого человека. Не важно, сколько ему лет, насколько много пользы он приносит обществу. Его ценность в том, что он вот такой. То, что власти города это знают, понимают, заботятся о наших пожилых, – это очень правильно.

Священноначалие сегодня тоже много говорит о том, что, если ты пожилой, если заболел, если у тебя поднялась температура, если есть какие-то признаки заболевания (даже не этого), лучше прояви смирение и останься дома в эти дни. Даже в храм не иди, побудь дома. А мы, молодые, сильные, здоровые, соберемся и помолимся за наших пожилых мам, пап, дедушек и бабушек. Давно не был в храме, не причащался – позови священника домой, он причастит. Побыть дома – это тоже очень хороший христианский опыт. В древности был обычай: монахи на Великий пост уходили в пустыню, чтобы человек мог побыть один. Сейчас Господь нам открывает такую возможность. Вниди в свою келью, у себя в квартире останься, побудь один немножко или со своими самыми близкими людьми.

– Здесь еще есть момент: этих людей нельзя оставлять одних. Есть ведь одинокие люди. А мы, молодые, кто не в группе риска, могли бы тоже им помочь.

– В инструкции, которая разработана и утверждена Священным Синодом, есть даже пункт, что при каждом приходе социальная служба прихода должна озаботиться помощью пожилым людям: принести продукты, лекарства.

– Вызвать врача.

– Мы у себя в храме организовали особый отряд добровольцев, которые этим занимаются. Надеюсь,  этот отряд будет расти, увеличиваться. Надеюсь, что наши пожилые прихожане не будут стесняться обращаться и помнить, что это нужно. Ты поможешь своему молодому брату или сестре тем, что научишь его, как помогать близким. Позови, пригласи, он тебе поможет. Это взаимное, очень важное и нужное служение. Доброделание, о чем говорил вчера Святейший Патриарх. Никто не отменял добрых дел. Это важная тема поста – милосердие, добрые дела, забота о ближнем. Вот сейчас пойди и позаботься. Я видел, что где-то в подъездах есть объявления: я из такой-то квартиры, вот мой телефон, если вам больше 60 лет, позвоните и попросите, что нужно, я с моими друзьями помогу. Отличный пример.

– Я думаю, можно даже не телефон оставить, а самому пройтись, узнать, что в округе происходит.

Вопрос: «Почему сразу после Святого Причастия, когда душа поет во всех смыслах, когда ты окрылен радостью, вдруг накатывают грехи и в этот день очень много искушений?»

Как противостоять этому, как сохранить в себе Тело Христово как можно дольше?

– Требуются особые усилия, трезвение. Наши предшественники по вере старались провести день после причастия в молитве, не рассеиваясь, не встречаясь ни с кем, чтобы не расплескать, не растерять благодать, которую получили в Причастии. Я думаю, для нас нет большой беды, если мы даже с кем-то встретимся в этот день, но плохо будет, если я причастился, а потом сразу пошел совершать что-то очень далекое от заповедей Христовых, сразу впал в большие грехи. Это нехорошо. Если ты причастился святыней, береги в себе ее. Ты несешь в себе Тело Христово. Если ты идешь куда-то, куда эту святыню вносить – кощунство, лучше не входи туда, сбереги эту святыню в себе.

– Какое рациональное решение…

– Искушения, конечно, будут. Темные силы нам завидуют, хотят нас от света отвлечь, вернуть обратно во тьму.

– Вопрос телезрительницы: «Как найти духовного отца? Если нашел, как ему об этом сказать и стоит ли вообще об этом говорить?»

Самый главный вопрос.

– Нужно обойти все храмы вокруг того места, где живет наша телезрительница. Если это город и там много храмов – хотя бы пять-десять, а если есть усердие, то и больше. Посмотреть, какие служат батюшки, присмотреться, как батюшка проповедует, о чем он говорит, и найти того, кто тебе близок. Слава Богу, у нас очень большое разнообразие, много духовенства, православная страна. Для кого-то ближе строгий пастырский подход, а для кого-то, наоборот, с любовью, мягкий, заботливый. Найди того, кто тебе близок, кому готов открыться, кому доверишься до конца. Когда у тебя возникнет чувство: за этим человеком я готов идти, он не обманывает ни в чем, я вижу, что в нем есть отблеск Царствия Небесного. Я готов ему довериться, раскрыть без утайки все свои грехи.

– И слушать замечания.

– Да, прислушиваться к его советам. В этот момент надо подойти и сказать: «Батюшка, Вы не будете возражать, если я Вас буду называть духовным отцом, буду к Вам ходить? Можно Вас попросить стать моим духовным отцом?»

– Так вот, механически?

– И батюшка ответит, как он относится к такой идее.

– А к Вам так подходили?

– Бывает. Но из меня какой духовный отец? Я сам еще человек достаточно молодой. Но бывает, что подходят и спрашивают.

– Что Вы говорите? Какая реакция на такие слова?

– Первые лет пять, пока я служил в сане священника, всегда отвечал, что это невозможно. Какой из меня духовный отец, я в сане всего несколько лет? Сейчас – по наитию. Если  чувствую, что этому человеку могу быть чем-то полезен, что-то посоветовать, если в нем вижу какую-то серьезность, могу сказать: «Приходите, попробуем. Исповедуйтесь. Как умею, буду. Из меня духовный отец плохой, предупреждаю, но если уж есть такое желание, то приходите». А если вижу, что для кого-то это бесполезно, то скажу: «Я не готов, идите к старцам, более опытным, умудренным, которые уже не первое десятилетие стоят у престола Божия, возносят свои молитвы».

– Поясните слово «старцы». У нас под этим понятием подразумевают уже небожителей, живущих на земле, между нами. Наверное, старцы – это просто старшие священники? Давайте поясним.

– Да, разный смысл вкладывается в это слово. Я в данном контексте имею в виду прежде всего тех пастырей, которые имеют уже большой стаж священнического и пастырского служения. Кто-то тридцать лет стоит у престола Божия, а кто-то пятьдесят лет молится, служит литургию, принимает исповеди. Он уже настолько знает все тонкости человеческой души, все опасности любого греха и что следует за этим грехом, настолько большой жизненный опыт, что такой человек точно проведет вас правильным путем. А я пока еще набираю свой жизненный опыт.

– Так что, если батюшка отказал, не нужно обижаться: значит, он что-то знает. Иногда, бывает, обижаются, что священник не принимает. Всякое бывает…

– Если ты просишь кого-то быть духовным отцом, значит, доверяешь этому человеку. Если он тебе сразу сказал: «Я не готов, я не могу», – так доверься и этому.

– Но Вы на сто процентов самый настоящий отец. У вас шесть детей. Как ребенку в 10 лет бороться с раздражительностью и обидой на замечания? Здесь Вы точно можете дать совет.

– Действительно, у меня большая семья: шесть мальчиков. Обычно, когда так много детей, все-таки встречаются и мальчики, и девочки, а у меня все мальчики.

Как бороться с раздражительностью?

– Десять лет ребенку. Еще чуть-чуть – и переходный возраст, а уже проблемы.

– Самый сложный возраст еще не наступил. То ли будет, когда ему будет 14 или 15, вот это да. Сначала хотя бы надо вспомнить историю из жизни взрослого человека. Был один игумен, который страдал очень сильной раздражительностью, была у него такая страсть. Он сам это знал, каялся и молился: Господи, помоги мне преодолеть этот грех. Однажды он молился очень усердно, со слезами, переживая искренне, из глубины души. Заходит к нему в келью послушник и роняет какой-то сосуд, тот разбивается, вода разливается… И игумен по своей привычке, по своей раздражительности, накричал на послушника. Бедный послушник убежал. Игумен опять молится: «Господи, я же Тебя прошу, отними от меня страсть раздражительности! Опять я не сдержался!» И Господь ему ответил: «Я специально к тебе и послушника направил, и другие события были в твоей жизни. Прямо сейчас именно в ответ на твою молитву это произошло. Почему? Потому, что Я умножаю те случаи, на которых ты мог бы тренироваться и воспитывать в себе сдержанность, смирение и терпение. Разбитая кружка и разлитая вода – это для тебя тренажер смирения».

То же касается и человека в любом возрасте, ребенка тоже. Я хочу стать менее раздражительным, потому что это мне создает очень много проблем в жизни. И в школе, и с друзьями, и с родителями.

– Мама расстраивается.

– Я их расстраиваю, и ко мне начинают плохо относиться, косо на меня смотреть. Я хочу стать более сдержанным. Я мужчина, я хочу уметь держать себя в руках, справляться со своими эмоциями, чувствами. Чтобы не чувства мною рулили, не конь управлял всадником, а я был всадником, владел своими чувствами, эмоциями, проявлениями, словами. Каждый случай, когда возникает раздражение, – это упражнение, через которое я могу воспитывать свое терпение. Так надо к этому отнестись; и, конечно, молиться Богу: «Господи, Ты меня вразуми, укрепи и дай мне терпение, смирение и мудрость правильно реагировать на раздражителя». Собственные усилия и молитва дадут нужный результат. Своими собственными усилиями человек не может себя полностью вытащить из греха, нужна помощь Божия. Мы же все читали про барона Мюнхгаузена. Он застрял в болоте, взял себя за волосы, вытащил с конем вместе и на берег поставил. Мы смеемся, потому что понимаем, что это невозможно. Человек сам не может спастись от греха, только с помощью Божьей, с помощью Божественной благодати. Но Бог нам помогает тогда, когда видит наши усилия и наше желание. Молитва и усилия должны быть.

– То есть с ребенком, мальчиком десяти лет, уже вполне можно вести откровенный мужской разговор?

– А десять – это уже практически будущий мужчина. Уже приближается переходный возраст. Он уже не младенец, а отрок.

– Вопрос: «Всегда после исповеди и причащения на какое-то время испытываю радость и благодать. Но на первой седмице, в пятницу, исповедовалась и причастилась Преждеосвященных Даров и всю дорогу до дома плакала, сокрушалась, какая же я грешная. Что это было? Господь не принял мое покаяние?»

– Может быть, наоборот, принял? Постом мы помимо всего молимся: «Господи, даруй мне видеть мои прегрешения, открой мне двери покаяния». Много великопостных текстов говорят об этом: «Господи, научи меня покаянию». Вы причастились, и Господь приоткрыл Вам дверь покаяния. Не надо думать, что Вы причастились в суд, в осуждение. Наоборот, это дар Божий. В этот раз Господь после причащения дал Вам именно этот дар – видение своих грехов, слезное покаяние. А в другой раз, когда Вы были еще не готовы к более высокой ступеньке, Господь давал радость.

– В Великий пост Церковь особое внимание уделяет дням, когда мы поминаем усопших. Как правильно молиться за усопших? Что нужно делать, чтобы молитва действительно помогла твоим родственникам, друзьям, которые уже ушли в мир иной?

– Действительно, заупокойная молитва – одна из очень важных тем постового богослужения. Многие субботы Великого поста, так называемые малые родительские субботы, посвящены церковной молитве о наших усопших сродниках. Это очень важно, потому что мы говорим: «Верую во Единую Святую Соборную Апостольскую Церковь». Что означает это единство? Очень много об этом можно говорить. Но это в том числе означает, что в Церкви есть единство между земной Церковью (это мы, еще живые христиане) и Небесной (это те, что отошли от этого мира, святые, апостолы, праведники, ангелы Божии и даже христиане, которые в надежде воскресения и жизни вечной ушли из этой жизни). Между нами есть единство, и выражается оно в том числе через молитву. Мы их помним, мы о них молимся. Это видимая сторона нашего единства. Наша молитва об упокоении наших близких – это свидетельство перед Богом, что человек мне дорог, что я его помню, я ему благодарен, я его люблю, что он не зря жил на этой земле. Прими, Господи, это мое свидетельство. Хорошо бы, чтобы заупокойная молитва сопровождалась добрыми делами. Человек уже ушел из этой жизни, он ничего не может сделать. Я за него сделаю доброе, хорошее дело. Это тоже помощь близкому.

Нам открыто через многие события Священной Истории, через откровения, которые были у многих христиан, что заупокойная молитва может даже изменить вечную участь человека. Пока еще не случилось Страшного суда, пока еще не подведена последняя черта, можно человека вымолить и спасти по молитвам близкого.

– Вопрос: «Почему Церковь просит молиться за усопших, так как они не могут молиться сами? Мы просим святых молиться о нас, они ведь тоже усопшие люди?»

 Разъясните нашему телезрителю, в чем разница.

– Святые – это те люди, о которых Церковь свидетельствует, что они исполнили в своей жизни Евангелие. Они находятся у Престола Божия и имеют возможность предстательствовать перед Богом о своих живущих на земле братьях, сестрах, потомках – обо всех, кто их помнит, к ним обращается. Если человек не прожил святую жизнь, то его посмертные возможности другие. У него нет такого дерзновения, что он перед Престолом Божиим может о нас молиться. Наоборот, он нуждается в нашей молитве. Когда Церковь кого-то канонизирует, обычно служится панихида, мы молимся об упокоении этого человека, дальше происходит канонизация и Церковь свидетельствует через соборное решение, что этот человек – не просто скончавшийся член Церкви, а святой. Мы уже ему молимся, служим ему молебен. Не панихиду о нем, а ему молебен, потому что Церковь нам открыла, что этот человек может за нас предстательствовать.

– Вопрос, как всегда, актуальный: «Возможно ли, общаясь с близким окружением на работе, не грешить осуждением? А если и участвовать в каких-то разговорах, где не получится отмолчаться, то можно ли, чтобы не осуждать, рассуждать не о человеке, а о поступке человека? Как правильно в этом случае себя вести?»

– Конечно, мы живем в обществе, в большом городе. У нас есть семьи, родственники, коллеги. Так или иначе мы с ними взаимодействуем и видим и ошибки, и слабости, и дурные проявления наших близких. Мы все несовершенны. Прежде всего мы должны вспоминать евангельские слова: если хочешь осудить брата твоего и вынуть сучок из его глаза, сначала подумай о бревне в твоем собственном глазу. У нас обычно все наоборот: мы другого человека очень легко осуждаем, а своих ошибок не видим. Лучше про себя подумать. К себе будь строже, а к другим снисходительнее. Это первое.

Второе – очень важно отличать грех и грешника.

– Мне кажется, это очень высокая ступень.

– Это такая житейская мудрость, очень важно это понять. Человек совершил плохой поступок и, может быть, сам от этого страдает. Он хотел бы по-другому, но у него не вышло. Он ошибся, хотя хотел чего-то другого. Не сдержался, не смог, не справился с собой, не подумал. Самого человека мы можем пожалеть, а поступок – да, нехороший. Христианское чувство – как бы ему помочь избавиться от этого? Как бы ему прекратить делать это? В этом нет осуждения. А если я говорю о плохом поступке какого-то человека или о плохих проявлениях – и у меня злость, как бы его наказать, как бы ему еще хуже сделать, как бы от него избавиться, его не видеть (вообще любые формы злости) – это осуждение. Это грех, в котором нужно каяться.

– Время неумолимо движется вперед. Обратитесь к нашим телезрителям, скажите несколько слов.

– Хотелось бы пожелать всем помощи Божией, чтобы Господь укрепил в каждом из вас твердую и безбоязненную веру. Укрепил бы силою Честного и Животворящего Креста каждого из нас, чтобы нам не бояться никакого коронавируса. И вместе с тем проявить заботу о наших близких, выполнить все необходимые предписания и усилить в эти дни свою молитву, свое упование и веру. Помощи Божией всем вам.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в поселке Керро Ленинградской области священник Олег Герасимов. Тема беседы: "Заинтересованная жизнь в Церкви".

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать