Вторая половина. Инокиня Крискентия (Пальгунова)

7 мая 2024 г.

Наверняка всем известно выражение, которое говорит о непредсказуемости жизни, о невозможности предвидеть все повороты судьбы, известные лишь Богу. Звучит оно так: пути Господни неисповедимы. Это выражение обычно вспоминается, когда в жизни произошло нечто, что не поддается человеческому объяснению.

Сегодня мы в храме в честь иконы Божией Матери «Державная» поселка Рефтинский Свердловской области на одном из богослужений, завершающих Великий пост. Литургию служит настоятель иеромонах Павел (Пальгунов). На клиросе – матушка Крискентия. Сейчас – келейница отца Павла, а в недавнем прошлом его жена Татьяна. День, когда мы встретились, для матушки очень важный – ровно восемь лет назад, 21 апреля 2016 года, в Покровском женском монастыре Верхотурья она приняла монашеский постриг с именем Крискентия.

Инокиня Крискентия:

– У меня просто рясофорный постриг, я могу снять с себя облачение и вернуться в мир, но, наверно, это будет неверность Господу. Достаточно за свою молодую жизнь нагрешили, хватит, нужно остановиться.

Матушка Крискентия часто повторяет те самые слова из Библии, что пути Господни неисповедимы, и отец Павел, и она сама прошли сложным человеческим путем, прежде чем отдать себя и свои жизни в руки Господа. Родной город матушки Крискентии – Асбест. Выросла с мамой, отчимом и двумя младшими братьями. У папы тоже сложилась своя семья, в Казахстане, в Алма-Ате – там он жил и работал. Поддерживал с дочерью Таней теплые отношения.

Инокиня Крискентия:

– Тогда ни одного храма в Асбесте не было. Мы с бабушкой ездили в Екатеринбург, хорошо помню, в епархиальный Иоанно-Предтеченский собор. Мне там очень понравилось. Бабушкины слова запомнила на всю жизнь, хотя точно знаю, что она мне говорила, когда я еще маленькая была: «Танечка, вспоминай меня такими словами: Господи, Твоя воля». Я никогда в своей жизни не пела, хотя бабушка у меня пела великолепно.

Ее внутреннее взросление пришлось на студенческие годы. Она училась в Алма-Ате – папа позвал. Девушка согласилась. Алма-Ата, в то время столица Казахстана, встретила ее тепло. Появились подружки-казашки, которых матушка и сейчас вспоминает добрым словом. По большим церковным праздникам Татьяна вместе с другой бабушкой приходила в Никольский храм.

Инокиня Крискентия:

– На Пасху в огромный собор Николая Чудотворца нельзя было зайти, на улице даже сидели. Ночь, вокруг храма сидели.

Татьяна окончила Алма-Атинский институт легкой и пищевой промышленности, начала работать мастером на кожгалантерейной фабрике рядом с папой. В храм продолжала ходить, хотя была некрещеной.

Инокиня Крискентия:

– Наверно, лет с тридцати я собиралась креститься. В Москве сначала думала покреститься, потом собиралась в Фергане покреститься (жила там у тети). В Алма-Ате тоже собиралась креститься, но нигде ничего не получалось. Мама очень заболела, позвонила мне: «Танечка, я очень сильно, серьезно заболела». Я оставила Фергану (рай на земле, Ферганская долина – это сказка, чудо) и приехала к маме.

Болезнь оказалась очень тяжелой. Врачи давали прогноз – полгода жизни. Но операция, исход которой был непредсказуем, слава Богу, прошла успешно.

Инокиня Крискентия:

– Господь управил, что мама дожила до 88 лет...

В Асбесте Татьяна приняла святое крещение. Крестил ее протоиерей Павел Алабушев, настоятель прихода во имя святого равноапостольного князя Владимира. Этот священник сыграл огромную роль в жизни отца Павла (в то время Михаила Александровича Пальгунова). Татьяне и Михаилу обоим было под сорок, когда они познакомились и решили создать семью. Для обоих этот брак стал вторым. Отец Павел вырос в Ярославской области. Воспитание маленького Михаила взяла на себя бабушка.

Иеромонах Павел:

– У бабушки была икона Спасителя в окладе, под стеклом, но еще были створочки белые. Я помню с детства: бабушка вечером вставала, зажигала лампадку, потом искала тетрадочку – это сейчас есть молитвословы. Она молилась. Моя крестная живет в Санкт-Петербурге. Я говорю: «Кока, почему так Господь Бог управил?» Она говорит: «Бабушка воспитывала. Вы приехали, тебе три года было. Ты спать ложишься, она говорит: «Нехристь, опять лег и не помолился». Ты садишься: «Гоподи, помилуй, Гоподи, помилуй». Она тебя положила, перекрестила». Вот я на чем рос.

На Урал Михаил Пальгунов приехал работать на Рефтинскую ГРЭС плотником-бетонщиком. К тому времени он уже был женат, в семье подрастали двое детей. Брак был сложным и в конце концов распался. Причины – банальны и стары как мир. Одна из них – злоупотребление мужа спиртным. Но кризис в жизни – это, как известно, возможность пересмотреть и изменить свое отношение к ней.

Иеромонах Павел:

– Я утром встал, и помысел пошел, что я сейчас умру и никому тут не нужен. Родина у меня там, всё там. Я сел в автобус и погнал в Асбест, а там тогда был молельный дом, где матушку крестили. Я прибежал туда, забежал в храм, упал и кричал: «Господи, помоги мне!» Батюшка, Царство ему Небесное, был первый мой учитель, протоиерей Павел Алабушев, вышел и говорит: «Кто там кричит?» Бабушка говорит: «Да вот парень молодой». Он подошел: «Чего ты орешь?» Я говорю: «Батюшка, я погибаю». Встал, передо мной икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша».

Этот момент был переломным. После него началось восстановление рядом с духовником, под сенью храма.

Иеромонах Павел:

– Да, тяжело было, но с Богом легче.

Михаил Александрович победил свой недуг и принял решение помогать другим. Прошел в Асбесте курсы от Всероссийского объединения «Оптималист», в котором давали базовые основы оказания такой помощи.

Иеромонах Павел:

– Я пришел и говорю: «Я вам помогу, потому что сам избавился». Провел первую группу, а там десять дней очных встреч. Все отказались от курева и от пьянства.

Потом он окончил курсы по методу Геннадия Шичко в Ленинграде. Сам укрепился в трезвении и профессионально начал помогать страждущим. С 1990 года он не употребляет алкоголь и занимается реабилитацией алко- и наркозависимых. И сейчас, помимо других своих послушаний, отец Павел руководит епархиальным Отделом по противодействию наркомании и алкоголизму. Знакомство с Татьяной вернуло ему радость семейного очага, хотя, вспоминает, они были совсем разные. Она обратилась к нему за советом, как спасти пьющего родственника.

Иеромонах Павел:

– Я был в валенках, шубе и шапке-ушанке, деревенский, а она такая важная...

Тот вечерний разговор по душам и положил начало их знакомству и дальнейшим отношениям. Достаточно скоро случилась свадьба, венчание. Супруги много лет работали вместе в Рефтинском спецучилище закрытого типа для детей и подростков с девиантным поведением. Он, педагог по образованию, заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Она преподавала охрану труда. Уход обоих из училища тоже стал кризисным моментом, но именно тогда Господь вывел их на служение Церкви.

Инокиня Крискентия:

– Когда только приходила в храм, у меня всегда были слезы – «каменное» сердце, видимо, начинало оттаивать, я так думаю. Я, конечно, не рыдала, но слезы лились.

Ее благословили петь на клиросе, и Татьяна, которая в детстве не могла в хоре и рта открыть, окончила певческие курсы при Екатеринбургской епархии, начала руководить церковным хором.

Инокиня Кристкентия:

– Это не только красота пения, мы еще стараемся и молиться на клиросе. Мы стараемся не только голову и голос включать, но и сердце.

Михаил несколько лет был послушником в храмах Асбеста, пока не встал вопрос о рукоположении. Желание служить Богу в сане у него было, но было и двоебрачие. «Тогда, – сказал правящий архиерей, – будем рукополагать после монашеского пострига». 20 марта 2013 года послушник Михаил принял монашеский постриг с именем Павел. 17 апреля был рукоположен во иеродиаконы, а на Пасху 5 мая 2013 года – в иеромонахи. С того же времени, указом владыки Мефодия, епископа Каменского и Алапаевского, назначен настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Державная» в Рефтинском.

Инокиня Крискентия:

– Когда мы стали ходить в храм с 2008 года – он в алтаре, я на клиросе, мы приняли такое решение: жить в чистоте. Мы так решили, тем более мы в храме, всегда исповедуемся, причащаемся.

Через три года после пострига отца Павла и ее благословили на монашество. Она приняла это благословение как высочайшую Божию милость.

Инокиня Крискентия:

– Я считала, что это такая благодать – быть невестой Христовой. Опять-таки матушки Елизаветы молитвами. Я думаю, что так, потому что прониклась ее житием, очень ее люблю.

Иеромонах Павел:

– Когда я привез ее, Магдалинушка взяла ее к себе из моих рук. И у меня слезы, и у нее. Когда через три недели приехал – не узнал ее. Я с ней прожил почти двадцать лет, не мог усмирить, а тут за три недели… Потом владыка благословил ее быть келейницей.

Инокиня Крискентия:

– Господь пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию. Святые отцы молили: Господи, дай прежде конца покаяние. А мы-то кто такие? Больше грехов или меньше грехов… Но если привязать на шею большой валун, камень – он тебя утащит на дно ада. И маленький мешочек с песочком точно так же утащит.

Поэтому матушка Крискентия каждую неделю приходит на исповедь именно к своему батюшке. Он знает этих змеек, помолится и поддержит. Матушка Крискентия в храме не только руководит клиросом, но и проводит огласительные беседы, а отец Павел не только настоятель этого храма – он благочинный Асбестовского церковного округа. Нагрузка и ответственность – колоссальные. Отдохновение для него дети воскресной школы – чистые, искренние души, которых батюшка и матушка любят родительской любовью.

Иеромонах Павел:

– Она хорошая в душе, но вопрос в том, что сначала эмоции, а потом начинает осознавать: «Прости меня». Или: «Что я наделала?» Говорит: «С языка слетит, а потом осознаю».

– Вы же тоже вспыльчивый.

Иеромонах Павел:

– Конечно. Сегодня она уже получила с утра.

 – Обиделась на Вас?

Иеромонах Павел:

– Да, обиделась. Бывает. Вроде всех учишь, а самому другой раз надо было сдержаться.

Инокиня Крискентия:

– Я, бывает, не сдерживаюсь, а иногда замолчу – не надо плескать масло в огонь. Как по-другому? Убежать, разломать все – много ума не надо, потому что дьявол – разрушитель, он поможет.

Каждое утро матушки Крискентии начинается с Богородичного правила, с чтения главы Евангелия; и еще хотя бы одна кафизма с молитвой обо всех почивших и живущих.

Инокиня Крискентия:

– Вымаливаю: «Господи, только к Тебе! Прежде конца дай покаяние. Только христианской кончины, безболезненной, мирной, непостыдной, доброго ответа на Страшном Судище Твоем». Чего мне еще просить?

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи. Мир вашему дому.

Автор и ведущая Елена Саенко

Записала Людмила Кедысь

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 25 июня: 09:30
  • Пятница, 28 июня: 13:15
  • Пятница, 28 июня: 23:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать