Учимся растить любовью. Детская тревожность. Как сохранить в семье спокойствие

8 декабря 2022 г.

По какой бы причине ни тревожился взрослый, его тревога неизбежно отражается на ребенке. Это понимает любой родитель, но подобное знание только усиливает тревожность. А если оба родителя в тревоге? Могут ли они поддержать друг друга, и почему вариант "давай бояться вместе" не работает? В этот раз поговорим с семейным психологом Елизаветой Пархоменко о том, почему тревога всегда деструктивна, и как сохранить в семье спокойствие, а детям дать уверенность, что рядом сильный взрослый, на которого всегда можно положиться.

Сегодня у нас в гостях психолог Елизавета Пархоменко. Говорить мы будем о том, как сохранять спокойствие, когда вокруг тревога.

– Тема у нас сегодня с вопросительным знаком: «Вокруг тревога, в семье покой?» Почему я поставила вопросительный знак, сейчас поясню. В первую очередь хочется вообще понять, так ли плоха тревога. Можно ли на нее не обращать внимания? И можно ли ее каким-то образом купировать, не допытываясь, в чем же ее причина? Мне кажется, что тревога – как болевой симптом. Например, если у человека что-то болит, значит, надо обратить внимание на это место и понять, какое лечение необходимо. Так же и с тревогой. Можно ли прибегать к каким-то способам самоуспокоения, когда вокруг тревога, или все-таки нужно сначала подумать, насколько тревога конструктивна? Может быть, она поможет изменить собственную жизнь или еще что-то сделать. Давайте сначала разберемся, тревога – это конструктивное чувство или нет. И как с ней работать? В Интернете очень много советов именно по купированию тревоги без попыток понять, откуда она берется, зачем нужна и о чем сигнализирует.

– К сожалению, сейчас мы живем в такие времена, когда тревоги во внешнем мире действительно очень много. Притом это продолжается уже давно. Тревога усиливается еще и средствами массовой информации. Вся информация сейчас доступна. Не так, как было во времена нашей юности, когда были не менее тревожные времена, но люди жили потихонечку каждый в своей квартире, дети ходили в школу, и максимум, что до них доходило, – рассказы родителей про своих знакомых. Сейчас все не так, тревога просачивается из всех щелей и затапливает семьи. Поэтому для меня выражение «вокруг тревога» – это про очень длительную и неконструктивную тревогу.

Я согласна, что есть страх, не тревога. Тревога – это достаточно деструктивное чувство. А страх, как и все чувства, имеет определенное место внутри нашего существа, и он нам дан для того, чтобы можно было собраться, сконцентрироваться, чтобы появилось определенное напряжение справиться с ситуацией. И в этом смысле важно понимать, о чем этот страх, для чего он дан, чтобы как-то действовать. К сожалению, это не работает при длительных ситуациях, поэтому страх превращается в тревогу, которая разрушает взрослых людей и, просачиваясь внутрь семьи, начинает разрушать детскую психику.

Для меня важны несколько моментов, о которых я хотела бы сегодня рассказать. Вы очень красиво назвали тему передачи: «Вокруг тревога, в семье покой?» Не знаю, насколько возможен именно покой, но для нас, родителей, очень важно сохранить какую-то стабильность и более-менее какое-то спокойствие. Потому что от родителей зависит, какова атмосфера в семье и в каком состоянии находятся дети.

Первый момент, о котором я хочу сказать. Это послание можно встретить и в Интернете, и психологи часто это советуют, рекомендуют, но все равно остается доля родителей, которые пропускают это очень важное послание мимо ушей. Как бы мы, взрослые, ни расценивали ситуацию и в каком бы тревожном состоянии ни находились, очень важно сохранить спокойствие наших детей, создать над ними своеобразный колпак безопасности, в котором они смогут пребывать.

Вспоминается фильм «Жизнь прекрасна», который, наверное, многие смотрели. Чудесный фильм, который основан на реальных событиях. В фильме папа, конечно же, испытывал море разных чувств...

– Надо напомнить телезрителям, что главный герой фильма находится в концлагере.

– Он испытывал беспомощность, отчаяние, руки опускались, но одновременно и любовь к сыну, желание заботы о нем. Море чувств и эмоций, но он мог находить в себе силы оставаться для ребенка заботящимся взрослым, который создает безопасную атмосферу. Кто еще не смотрел этот фильм, посмотрите обязательно. Это один из тех фильмов, который точно стоит посмотреть, особенно для того, чтобы укрепить свою родительскую позицию.

Мальчик с папой оказываются в концлагере, и на протяжении всего фильма отец транслирует ребенку, что они играют в такую игру, где надо прятаться, и что на самом деле все в порядке. Ребенок поддерживает эту игру, слушает папу, и это позволяет ему выжить в отличие от всех остальных детей, которые не могли выжить в такой ужасной ситуации, требующей предельной концентрации.

Важный момент: позволяет выжить не игра сама по себе. Конечно, ребенок не глупый, он понимает и видит, что происходит. Тем более это не совсем маленький мальчик. Помогает выжить папина альфа-позиция заботливого взрослого, который руководит, предлагает мальчику четкий план действий.

– Конечно, смотря этот фильм, понимаешь, какой это замечательный отец. Но мы не всегда находим в себе такие ресурсы, которые могли бы нас питать и создавать в тревожной ситуации безопасность для ребенка и спокойствие внутри семьи.

– Спасибо, Марина, что Вы это говорите; я абсолютно с Вами согласна. Редкие, исключительные случаи, когда люди имеют такую силу духа, чтобы оставаться заботливым родителем даже в такой ситуации. Но для нас важен идеал. Это для нас ориентир, к которому мы стремимся, и красивый образ, на примере которого можно объяснить, что от нас требуется в более простых, не таких экстремальных ситуациях.

Помню, в разгар ковида у нас в семье было достаточно спокойно. Конечно, бывало тревожно, но чрезмерной тревоги в семье не было. Хотя тревога просачивалась к нам извне. Как это происходило? Наша старшая дочь ходила на занятия и каждый раз возвращалась из музыкальной школы взвинченной. Что там происходило? Оказывается, на уроке по хору учительница, которая, вероятно, находилась в очень сильной тревоге (и ее вполне можно понять), половину урока рассказывала про то, как это ужасно, страшно и что происходит вокруг. Не знаю, какие цели она преследовала, рассказывая все это; вряд ли она делала это спонтанно, не думая. Она хорошая женщина. Предполагаю, что у нее были какие-то идеи вроде того, чтобы дети аккуратнее себя вели, друг друга защищали. То есть мотивы были хорошие, но приводило это к прямо противоположному результату: дети приходили домой взвинченными. А мы понимаем, что когда находишься в такой тревоге, заболеть легче.

Я постоянно сталкиваюсь с чрезмерным, зашкаливающим уровнем тревоги у своих клиентов. И мы начинаем разбираться, отделять тревогу реальную от тревоги иррациональной. Выясняется, что есть определенная часть тревоги реальной – она про здорового взрослого, который тревожится, но может с этой тревогой как-то уживаться. А есть часть иррациональная (мне нравится говорить о частях, потому что человек очень сложно устроен), наша детская тревожная часть, которая впадает в абсолютную панику.

Чтобы было понятно про эти части тревоги, можно привести пример с морем (или океаном). На поверхности моря может быть буря, которая может крушить корабли, и все это выглядит очень страшно. Но мы знаем, что на глубине, куда уходит подводная лодка, море всегда спокойное. Так было, наверное, у этого папы из фильма «Жизнь прекрасна». Где-то в глубине есть наше внутреннее «я», образ Божий, который в нас заложен, некая наша центральная часть, которую невозможно описать и которая может оставаться спокойной даже в сложные времена.

– Помогает ли вера сохранять то самое фундаментальное спокойствие, которое никаким образом не зависит от бурь на поверхности? То есть наш шторм не превращается в цунами именно благодаря вере и уверенности в том, что Господь знает, что делает; это усмиряет нашу тревогу. В идеале это так?

– В идеале так, а на практике не всегда так. Часто родители спрашивают: «Разве ребенок не почувствует, что я тревожен? Зачем говорить ребенку какие-то красивые слова, что он может быть спокоен, что родители рядом и обеспечат его безопасность, что все в порядке, если на самом деле затапливает внутри тревога и ребенок все чувствует?» Но ведь когда мы говорим ребенку такие слова, что будем о нем заботиться, будем рядом и все сейчас достаточно хорошо, – это не обман. Потому что в нас есть самые разные части. Есть часть, которая тревожится, но при этом это не весь я. И когда я отвечаю ребенку из спокойной части (из глубины моря), я не обманываю, просто не говорю о других частях, и это нормально, потому что в идеале этим ансамблем, оркестром внутри нас должна руководить центральная часть.

Иногда мамы задаются таким вопросом. Бывают ситуации, когда ужасно злишься на ребенка. Ребенок в этот момент смотрит в глаза и спрашивает: «Мам, ты меня любишь?» И мама спрашивает, можно ли ответить ребенку, что любишь его, если в данный момент его ненавидишь. Надо ответить: «Да, конечно, я тебя люблю». Это будет честно. Потому что мы знаем, что в нас есть разные части. Сейчас активировалась та часть, которая испытывает сильную злость, но это не весь я. Поэтому сказать «я тебя люблю» будет честно.

– Здесь не будет фальши, не будет подмены, просто мы должны опускаться на ту самую глубину и оттуда черпать правильный ответ.

– Да, помня, что это не весь я. Есть часть, которая сейчас затоплена тревогой, но есть и другая часть: спокойная, уверенная центральная часть, образ Божий. И из этой части я могу дать ответ ребенку.

Если тревога затопила, то совет, который мы часто слышим, что нужно надеть кислородную маску сначала на себя, а потом на ребенка, здесь как раз уместен. Просто мы его часто слышим не совсем в уместных ситуациях: как вариант, мол, занимайтесь собой, а дети на втором месте. Но при тревоге этот совет точно уместен. Если тревога затапливает, нужно позаботиться о себе, чтобы найти какое-то спокойствие. И если мы знаем, что нам может помочь, то стоит дать себе пространство и использовать эти способы, чтобы нам стало спокойнее.

Второй момент, который обычно помогает всем людям, – потянуться к другому человеку и получить от него поддержку. Хорошо, если есть такой человек, к которому можно потянуться со своей тревогой, попросить заботы, успокоения. Успокоения не в плане теоретического разговора о чем-то, а чтобы человек мог побыть рядом, сказать: «Я с тобой, все хорошо». Потому что тревожится именно наша детская часть, и ей нужны именно детские способы заботы. В этот момент наш внутренний ребенок нуждается, чтобы о нем позаботились. И если такие люди рядом есть, это просто прекрасно. Можно им прямо объяснить, как нужно сейчас о нас позаботиться.

Часто ко мне приходят пары, когда оба супруга в тревоге, оба нуждаются в том, чтобы о них позаботились, и оба не имеют ресурсов, чтобы позаботиться о другом. И это самое сложное. Но бывает, когда оба супруга находятся в тревоге, дистрессе, но кто-то может позаботиться (иногда оба могу позаботиться), но при этом забота выражается в том, чтобы рассказывать о своих тревогах. Один рассказывает одно, другой рассказывает свою точку зрения, и в результате получается как в мультике, где котенок по имени Гав говорит: «Давай бояться вместе». На самом деле это обычно не помогает, тогда можно в два раза сильнее друг друга запугать, и тревоги становится больше.

Помочь может понимание, что не нужны никакие рациональные объяснения, не нужно обязательно делиться своими страхами. Достаточно сказать: «Я боюсь». И чтобы другой ответил: «Я с тобой, я рядом, я тебя люблю, я тебя успокою». Это наша детская часть тревожится, и именно к детской части надо обращаться. Можно поговорить об этом и просить, чтобы в такие моменты тревоги муж или кто-то из близких именно это и предлагал.

Следующий важный момент: телесный контакт. Тревога – телесное чувство. В тревоге нам нужно много телесного контакта. Нужно больше друг друга обнимать – в такие моменты это необходимость. Напомню про окситоцин и разные другие гормоны, которые являются естественными успокаивающими средствами. Мы же тревогу чувствуем телом, поэтому нам важно, чтобы нас больше обнимали. И детей обязательно нужно обнимать. И нам, взрослым, очень важно контактировать в такие моменты телесно с другим близким взрослым. Иногда помогает, когда обнимаешь человека сзади, это дает телесное ощущение опоры.

Еще я предложу практику, которой можно воспользоваться. Не буду сейчас рассказывать подробно про разные практики расслабления (например, про «четырехугольное» дыхание) – о них можно прочитать в Интернете. Можно посмотреть и воспользоваться этим, если это поможет. Практики расслабления помогают снять стресс, убавить хотя бы чуть-чуть градус тревоги.

Я предлагаю другую практику. Это часть терапии, которую я практикую со своими клиентами, и она очень действенна. Сейчас у меня не хватит времени и возможности рассказать, почему и как это работает (хотя я планировала рассказать), просто поверьте, что это телесный аспект, который вложен в нас Богом, для того чтобы обрабатывалась тревога и разная травматическая информация. Мы вообще-то созданы очень адаптивными существами, в нас Богом заложены способы, как обрабатывать информацию, иначе мы давно уже развалились бы.

Этой техникой пользуются кризисные психологи в разных кризисных ситуациях, чтобы привести человека в чувства и чтобы он мог правильно разложить внутри информацию. Это называется билатеральной стимуляцией, когда мы помогаем двум полушариям головного мозга взаимодействовать друг с другом. И здесь помогает все, что связано с движением и задействованием двух полушарий. В терапии мы работаем с движениями глаз – это лучше всего помогает; именно так во сне у нас происходит переработка стрессовой информации. Но может помочь и любое простукивание себя, если нет возможности активно двигаться. Важно при тревоге концентрироваться именно на телесных аспектах и простукивать себя с небольшими перерывами. Например, 30 секунд делать простукивания, потом сделать перерыв, вдохнуть, выдохнуть и снова концентрироваться на сложных телесных переживаниях, катастрофических мыслях. Можно сделать проще: включить какую-то физическую активность – спорт, бег, походить вокруг дома.

Мне вспоминается пример из детской книги. Кстати, не так много в произведениях литературы примеров здоровых взрослых, которые могут быть для нас ориентиром. Есть книга, которая называется «Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик». Там мы видим пример здоровых взрослых родителей. В книге описывается способ, которым можно воспользоваться не только при тревоге, но и с другими эмоциями это поможет справляться. В один момент папа испытывает очень и очень сильную злость, и, чтобы на детей не наехать, он выходит на улицу и начинает бегать вокруг дома. Потихоньку и все дети, испытывая злость, делают то же самое. Это очень естественный и здоровый способ переработать сложные эмоции, он действительно работает. Наши предки интуитивно это знали.

И последний момент, о котором я очень коротко скажу. Помогает ли вера? Теоретически она, конечно, помогает. Но практически, когда нас затапливает детская тревожная часть, на глубокую воду веры и смысла уйти бывает сложно. Тем не менее для нас, как для людей с образом Божиим, важно иметь внутренние смыслы. Потому что больше всего в любой ситуации разрушает беспомощность и бессмысленность. Вот так мы устроены. Хочется вспомнить книгу Виктора Франкла «Сказать жизни ˮДа!ˮ: психолог в концлагере». Он построил целую терапию на том, чтобы у человека был смысл. И это объективно так.

Проживать каждый момент и приносить на своем месте что-то доброе, когда жизнь в каждом моменте как миссия – мне, например, это помогает не чувствовать себя такой беспомощной. Чувствуешь себя помощником Бога на своем месте. Человеку это очень важно.

– Спасибо большое, Елизавета, за очень полезные и интересные советы. Благодарю за этот разговор...

Автор и ведущая программы Марина Ланская

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 23 июня: 15:30
  • Четверг, 27 июня: 00:30
  • Пятница, 28 июня: 05:30

Анонс ближайшего выпуска

В этот раз предлагаем окунуться в мир сказкотерапии. Поговорим о том, как сказки помогают решать воспитательные и педагогические задачи. Познакомимся с уникальной программой "Умные игры в добрых сказках" психолога, сказкотерапевта Светланы Макушкиной. А также окунемся в мир развивающих игр Воскобовича.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать