Беседы с батюшкой. Общее горе: как пережить и не навредить ближнему. Священник Александр Асонов. 28 марта 2024

28 марта 2024 г.

В студии священник Александр Асонов, настоятель храма во имя всех святых на Гатчинском кладбище, ответственный за связи с общественностью Гатчинской епархии.

– Тема передачи: «Общее горе: как его преодолеть и не навредить ближнему». Мы с вами уже взрослые люди и прошли через те ситуации, когда хоронили близких людей, когда в каждой из наших семей могло быть то самое общее горе, и это реальная проблема, реальная сложность.

Во-первых, необходимо определиться с понятием, что такое общее горе. Конечно, те события, которые происходят в общей истории и в истории нашей страны, тоже могут быть расценены так. Время Великой Отечественной войны было горем каждой семьи. Каким образом преодолеть это? Возможно ли? Необходимо ли это делать? И как в этом случае не навредить своему ближнему?

– С христианских позиций у всех нас есть одно великое общее горе, которое называется «первородный грех». Он повредил человеческую природу, нарушив в человеке образ и подобие Божие. Первородный грех, hamartia, полностью искажает ту красоту мира, которая была сотворена Богом. И самое страшное в этой ситуации, что участниками искажения этого мира являемся мы лично. Если мы хотим увидеть главного противника и врага для самих себя, достаточно просто подойти к зеркалу. Мы сами для себя представляем опасность. Наше общее горе состоит в том, что возникло понятие первородного греха, о котором повествуется в Книге Бытия, а значит, и в древних иудейских, иранских, проиранских, персидских, сирийских свитках и сказаниях.

Первородный грех сам по себе отравил человека как его личное деяние, деяние его воли. Отравил всю человеческую природу на уровне духовного, душевного и соматического (то есть телесного) состояния. Человек был просто обречен на постоянное ощущение некоторого сумасшествия. Вот это общее горе: от момента нашего рождения до момента нашей смерти мы постоянно находимся в пограничном состоянии с точки зрения общепринятой психиатрии. Это и есть некоторая степень умопомрачения, общее горе вследствие первородного греха. Почему? Об этом очень хорошо повествуется в древних сказаниях, в том числе в Книге Бытия Ветхого Завета. Человек вкусил от древа познания добра и зла. Он теперь знает, что такие понятия существуют: есть добро и есть зло. Но только он не может определить, что есть истинное зло и истинное добро, потому что то, что сегодня он считает злом, завтра может оказаться добром. И наоборот. Разве не так происходит в современности? Все эти спекуляции нового времени, когда люди готовы поверить в самую безумную ложь, разве не говорят о том, что мы находимся в состоянии общего горя и ядовитого влияния первородного греха?

Первородный грех – это не просто какой-то поступок, это движение воли человека, его вектор. Мы все наследники этого вектора. Не надо обольщаться. Мы все постоянно переживаем одно и то же пограничное состояние.

В соответствии с древними сказаниями люди начинают переживать его в тот момент, когда находятся в раю. То есть они еще другими глазами смотрят на мир. Первое последствие первородного греха после вкушения от древа познания добра и зла, когда человек понял, что эти понятия существуют, но еще не знал, как их определить, придать им форму: Бог не может найти человека. Помните, что происходит в райском саду? В древнем повествовании о том, как развивалась история человека в такой простой форме (потому что, скорее всего, об этом отец семейства рассказывал детям) описано, как Бог гуляет по райскому саду и говорит Адаму: «Где ты?»  

–  А тот спрятался, как ребенок.

– Вездесущий и Всемогущий Бог не может найти Адама? Нет. Здесь другой философский смысл: нарушена связь между Богом и человеком. И не потому, что Бог удалился от человека, а потому, что человек решил стать богом. Может быть, даже из добрых побуждений. Отцы и дети. Вот это в том числе последствия первородного греха. Мы теперь поколение за поколением повторяем одни и те же ошибки.

– Вопрос от телезрителя Игоря из Москвы: «Если погибает много людей, стоит ли по этому поводу плакать, чтобы не расстраиваться и жить спокойно?»

– Хороший вопрос. Я могу сказать только лишь свое личное мнение. Стоит. Плакать вообще иногда полезно, это снимает стресс. Отсутствие способности плакать может привести к очень печальным психиатрическим последствиям.

– Плачьте с плачущими. 

– Когда человек умеет выражать свои эмоции в определенной мере, не в гипертрофированной форме, это говорит о том, что все-таки психика справляется с чем-то. А если говорить с христианских позиций, радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. То есть не надо стесняться своих эмоций. Вообще плач и слезы сострадания очень позитивные явления в жизни человека, заложенные Богом. Умение сострадать – это отголосок Божественной природы. В науке это называется умением отзеркаливать, когда мы можем поставить себя на место другого человека. Способность сострадать есть у человека по факту рождения. Если она нарушена, то человек гипотетически не может представить себя на месте другого человека. Наше сострадание появляется от того, что мы ставим себя на место пострадавшего. То есть мы предполагаем, что бы мы чувствовали. Так у нас возникает сопереживание. Так что я считаю, что полезно сострадать и плакать,  переживать.

Смерть входит в эту жизнь благодаря первородному греху. Но знаете, что самое интересное по древним иудейским сказаниям, в том числе по апостольскому учению и отеческому назиданию? Смерть не наказание, а проявление милосердия Божия. Мы воспринимаем смерть как наказание. Бог сказал Адаму: в поте лица твоего будешь есть хлеб. А Еве сказал, что она будет зависеть от Адама. Это метафорические высказывания. Но не потому, что Господь так определил, а потому, что это последствия вкушения от древа познания добра и зла без помощи Божией. Человек ведь сделал это без помощи Божией, а потому, что в нем появилась мысль, в человеческом свободном сознании появилась мысль о том, что он может стать как Бог, познав, что такое добро и зло. Но он еще не знает, что это такое, что есть хорошо, а что есть плохо. Он еще не понимает, почему ему что-то запрещают. Морали как таковой, этики еще не существует. Все эти понятия придумал потом человек, потому что вкусил от древа познания добра и зла.

В сказании описывается, что явился змей. Но на самом деле змей – это человеческий рассудок. Это часть нашей природы. Древние сказители предполагают, что это устремление человека, скорее всего, было такое же, как у ребенка в отношении своих родителей. Мама с папой запрещают, а я пойду и сделаю; и скажу: «Вы мне запрещали, а я сделал. Я достиг этого, уважайте меня. Я такой же взрослый». Не похоже ли это на конфликт отцов и детей из поколения в поколение? Как иногда говорят мудрые и разумные люди, жить надо долго, особенно в России, много интересного увидишь. Я на своем веку видел разные поколения, а ошибки одни и те же. И я в этой же лодке. Один в один. И когда молодой человек в 18 лет начинает читать мне нотации, это вызывает только лишь печальную улыбку. Плавали, знаем, чем заканчивается. Ничего нового. Нет ничего нового под солнцем. Все одно и то же. Повторение истории. И началось это в соответствии со сказанием в райском саду. Бунт против отца.

– Вопрос от телезрителя Евгения из Белгорода: «Как известно, человек не в состоянии сам исцелиться от первородного греха. Получается, люди обречены. В то же время Христос, как Спаситель, искупляет за нас этот первородный грех. Получается, человек своим участием в своем спасении стремится к нулю?»

– Нам дали возможность порассуждать об учении Церкви, о теозисе и синергии. У православных, католиков и древневосточных православных христиан есть учение о том, что человек является соучастником в деле своего спасения при жизни. Это древнее учение Церкви, которое сохранилось в Поместных Православных Церквах византийского обряда, в Поместных Православных древневосточных Церквах, о которых мы мало что знаем, но которые древнее нас. У Русской Православной Церкви постоянный диалог с ними. Это копты, эфиопы, сирийцы, яковиты, Армянская Апостольская Церковь. Довольно широкий спектр. И в Католической Церкви есть учение о том, что человек является соучастником дела своего спасения. Он спасается не автоматически, как об этом говорят протестанты. Для нас вера без дел мертва. Одно не существует без другого. Для того чтобы человек был спасен, он должен прилагать усилия своей воли.

Усилия воли – это уже есть дело. Человек должен сделать выбор. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, говорит Господь. Это указание на проявление воли со стороны человека. Когда Господь воскрес и шел с апостолами, Петр спросил, что будет с идущим с ними учеником. Господь отвечает: что тебе до того? ты иди за Мною. Это общепринятое учение Церкви.

Мы все знаем эти известные слова: Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Вернусь к понятию смерти как к явлению после грехопадения, как к появлению первородного греха в жизни человека. Благодаря Божественной любви и милосердию Бога, состраданию к человеку тот может протянуть свою руку, образно выражаясь, и ухватиться за Его руку. И надо держаться, недостаточно просто ухватиться. Каждую секунду мы делаем выбор: быть в Его присутствии или не быть. Бог никого не насилует. Это любящий Отец. Для христиан Бог – любящий Отец. Притча о блудном сыне о том, как человечество вкушает от древа познания добра и зла, забирает то, что ему причитается, и уходит из отеческого дома, из райских кущ. Уходит искать свое счастье, строить свое царство. И куда уходит? В притче сын пошел в дальнюю сторону, а там якобы располагался город, который построил Каин. Это все история человечества. Это наше общее горе. Мы обречены на постоянное ощущение некоторого сумасшествия. Мы пытаемся ухватить истину за хвост.

Quid est veritas? – спрашивает Пилат у Спасителя. «Что есть истина?» Все относительно. Сегодня то, что ты называешь добром, завтра запросто может обратиться во зло. Ты знаешь, что есть добро и зло, но определить в данный момент в данном контексте по-настоящему их не можешь. Я уже вспоминал о том, как сейчас происходит спекуляция в новостях. Даже существует выражение: «чем безумнее новость, тем быстрее в нее поверят». Человек знает, что есть добро и зло, но не умеет управлять этими началами и точно определять их во времени и пространстве.

– Знаете, кому принадлежит эта фраза про безумную новость?

– Наверное, Геббельсу. «Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней». …В древнем сказании о грехопадении человека сказано, что смерть является проявлением милосердия Божия. Когда человек вкушает от древа познания добра и зла, он начинает знать, что эти стихии существуют, и обречен на постоянный поиск ответов на вопросы, которые ему непонятны. Он обречен на постоянную попытку определить, что такое истина, что такое добро и зло, что такое любовь. Человеку невозможно определить это без Бога, поэтому он обречен на постоянное ощущение сумасшествия. Это пограничное состояние, в котором мы живем. Даже психиатрия признает, что норма для человека – это пограничное состояние; 70% по тесту. Психиатры говорят: если человек на 100% психиатрически здоров, это уже минус. Он должен быть чуть-чуть ненормальным. Это следствие первородного греха. Человек в раю, когда вкушает от древа познания добра и зла, вечен. А значит, это вечный ад. Он теперь обречен вечно скитаться и искать ответ на вопрос: «Что есть подлинное добро, а что есть подлинное зло?» Человек зациклил свой процесс. Он сам сделал такой выбор. И Господь говорит, что положит предел человеческому страданию. Этот предел называется смертью. А дальше уже новый этап hades. Но человек еще этого не знает. И когда он придет в этот hades, Бог уже будет там, потому что Он вне времени. Умирая, Адам и Ева сразу видят Иисуса Христа. Там нет времени. Нам сложно это все представить, но вот так существует это вневременное, как параллельная вселенная. Если предположить, что это все происходит вне времени и пространства, то они, умирая, сразу попадают в объятия Иисуса Христа, Который уже сошел в ад после крестной смерти.

От человека многое зависит в деле его спасения. Апостолы говорят: бодрствуйте, трезвитесь. Но не в смысле посещайте общество трезвости и не пейте вина, а помните  о том, что вы должны быть начеку, потому что постоянно можете повернуть не туда. Мы все у Господа Бога ушедшие корабли, блудные дети. Все человечество – это блудный сын. Притча о блудном сыне как раз о ветхозаветной и новозаветной истории. Очень интересно все это описывает Тарковский в фильме «Солярис». Там как раз есть и история блудного сына, и история отца, и их взаимоотношения, что происходило, как развивалось... Даже есть указание на то, как древние христиане понимали суть нашей веры. Когда Крис (главный герой) прилетает на планету Солярис, оказывается, что сам по себе Океан, который окружает всю планету, является думающим существом. Такой инопланетный мозг, который из бессознательного человеческого может заново воссоздавать образы, что наиболее близки и вызывают переживания у человека. Такое свойство у Океана. И Крису начинает являться его умершая жена. Океан воссоздает ее практически полностью на клеточном уровне. И Крис пытается от нее избавиться. Он то отправляет ее куда-то на ракете в космос, то еще что-то делает с ней. И в какой-то момент это уже очередное воскресшее создание по образу его жены говорит удивительные слова: «Я люблю его – значит, я – человек». Вы понимаете, какая глубина в этих словах? Во времена Декарта появляется идея: Cogito ergo sum («Я мыслю, следовательно, существую»). А христиане говорили: «Я люблю, значит – возвращаюсь к первообразу».

– Вопрос от телезрительницы Елизаветы из Гомеля: «Меня часто незаслуженно обижают, хотя я стараюсь все делать правильно. И потом я сильно расстраиваюсь, плачу и рассказываю об этом своим близким, знакомым. Мне становится легче. Наверное, я неправильно поступаю? Не надо рассказывать, а надо выдерживать это и терпеть?»

– Лично я считаю, что надо делиться переживаниями со своими близкими. Близких людей дал нам Господь. Почему бы не поделиться с ними нашими переживаниями и расстройствами? Ничего плохого и постыдного в этом нет. Тем более когда мы не делимся с ними переживаниями, им сложнее понять наше поведение. Надо делиться.

– И так мы еще отказываем им в сопереживании.

– Да. Любовь предполагает умение сопереживать, сострадать. А идеи Декарта и прочих делают акцент на человеческом сознании, но не на человеческом внутреннем состоянии. Любовь все-таки чаще всего понятие бессознательное, чувственное, сопряженное с переживанием веры. Чувства любви и веры где-то рядом. Препарировать понятие веры практически невозможно. Вера – это некий внутренний опыт человека, который понятен и известен только ему лично. Зачастую мы можем сказать, что у нас было похожее переживание, но тем не менее похожее, а не такое же. Понимаете?

«Я люблю; следовательно, я существую» – главный лозунг христиан древности и нас с вами, православных, древневосточных православных и католиков. Бог есть любовь. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше. Вера – это не понятие cogito. То есть вера – это не понятие высокой теологии. Вопросам веры в семинариях не учат. Человек может пять лет проучиться в духовной академии или любом другом духовном училище и не пережить веры. Может очень хорошо изучить богословие и даже научиться красиво говорить проповеди, но веры не иметь. Диплом духовной академии отнюдь не гарант веры. Это некоторый фильтр. Наука вообще полезна для человека, если у него есть вера. Но это не гарант. Вера – это особое переживание богообщения, в некоторой степени опыт жизни, передаваемый мистическим образом от одного христианского поколения другому. Как и опыт любви. Научить кого-то любить мы можем лишь только подвигом своей любви. Очень часто задают вопросы о том, как научить детей тому или иному. Только своим личным поведением. Они будут копировать тебя, а потом равняться на это или не равняться. Это уже их выбор, потому что любой человек, приходящий в этот мир, является личностью даже на молекулярном уровне. Он уже такой. Он инопланетянин. Он может быть не похож ни на папу, ни на маму. Он будет похож на них в каких-то генетических вопросах, но не в вопросах движения души, потому что это совершенно отдельная история, это отдельная вселенная, и это интересно отметить.

А что касается общего горя, то мы должны осознавать, что всех нас постигнет одно и то же явление, которое называется смертью, и оно в любом случае вызывает скорбь и переживания.

На днях умер очень близкий мне человек Олег Николаевич Резник – ведущий хирург-трансплантолог Санкт-Петербурга. Я бы сказал, что он был достаточно молодым человеком, у нас с ним разница в возрасте 8 лет. Не скажу, что мы часто с ним общались, но я понимаю, что Господь Милосердный принимает его в Свои объятия, что он за меня молится, а завтра я буду служить панихиду и молиться. И вообще у Бога нет мертвых, но я переживаю об этом человеке в сердце моем, потому что смерть – это все равно разлука, и она постигнет всех нас без исключения.

У Шекспира в «Гамлете» сказано, что червь одинаково поедает и нищего, и короля. Все заканчивается этим, и чем раньше мы это поймем, тем будет лучше для каждого из нас. Смерть как проявление Божественного милосердия научает нас быть милосерднее. Недаром когда человек находится рядом со смертью, он становится другим. Мы же знаем афоризм: «В окопах не бывает атеистов».

Посмотрите на наше общество – оно же глубоко атеистическое, несмотря на то что многие люди ходят в храмы. Я как священник сталкиваюсь с этим. Наш храм во имя всех святых пострадал и во Второй мировой войне, и во время правления большевиков, а во времена Хрущева снесли его купола.

В 90-е годы в фильме грузинского режиссера Тенгиза Абуладзе «Покаяние» прозвучала фраза: «Зачем нужна дорога, если она не приводит к храму?» Но я до сих пор служу в разрушенном храме. И было время, когда там вообще был общественный туалет. Люди приходили на кладбище Солодухино в Гатчине на могилки своих родных, и многие заходили в храм справить нужду. А ведь на этом кладбище похоронены, например, князья Волконские.

Сейчас 2024 год, и часто можно услышать, особенно в масс-медиа: «Церковь совсем уже обалдела, лезут буквально во все». А кто лезет? Вот стоит разрушенный храм, и до сих пор никто не думает его восстанавливать. Может быть, когда-то это и свершится, но речь идет о том, что еще видны следы нашего безбожного отношения ко многим делам.

Понятно, что храмы стали разрушать совсем не случайно, скорее всего, по причине того, что в Российской империи что-то шло не так. Что сделал Петр Первый? С моей точки зрения, он практически уничтожил в России православие. Он стал использовать систему: Сogito ergo sum – «я мыслю; следовательно, существую». Я человек, потому что я умею мыслить. Я могу рационально разложить вопросы веры по полочкам. Эта идея впоследствии привела к Реформации XVI века, а во времена правления Наполеона к уничтожению Католической Церкви во Франции.

Петр Первый использовал эту систему ценностей в начале XVIII века, еще до наполеоновских войн. Он взял на вооружение систему консисторального управления. Здание Священного Синода, расположенное рядом с Исаакиевским собором в Санкт-Петербурге, это здание бывшей консистории – протестантской модели управления религией, которая до сих пор сохранилась в Европе.

Согласно этой системе управления, главой любой религии в империи, в государстве становится царь или король, как, например, в Англии, где есть духовный глава – архиепископ Кентерберийский, а на государственном уровне глава – королева или король. Эту же чисто протестантскую систему консисторального управления мы видим в Швеции, Дании, Голландии.

Так вот, Петр Первый использовал протестантскую систему управления в отношении православного христианства. Кем стал православный батюшка в результате этой системы управления? Он стал чиновником, служащим на окладе. Поэтому известный протопресвитер отец Александр Шмеман в своих дневниках писал: «Если бы вы знали, каким ужасом стало понятие Закона Божия для детей дореволюционной России!»

Архиепископ Лука вспоминал, что один из чекистов, допрашивавших его, – бывший православный священник, сослуживший некогда ему в алтаре. И это, кстати, следы нашего общего горя. Это свидетельство того, что происходит в душах наших людей. Церковь восстанавливает много храмов, просто мы не трубим об этом на каждом углу. Под словом «Церковь» я имею в виду людей.

Я хочу сказать, что если вы хотите преодолеть горе, нужно молиться за ваших родных и близких, оказывать им молитвенную поддержку, а не просто сидеть и плакать. Я призываю наших телезрителей оказывать поддержку, в том числе и материальную, нашему телеканалу «Союз».

Дело в том, что большая часть населения думает, что Русская Православная Церковь живет за счет государственного бюджета. Знаете, в свое время подруги моей мамы, совсем не понимая устроения Церкви, спрашивали у нее: «А какая зарплата у твоего сына?» Они имели в виду меня, настоятеля храма. И мама им очень красиво отвечала: «Девочки, вы дурочки. Он живет на подаяние как нищий. Вот дадут денежку – и слава Богу, не дадут – и ладно».

Я запомнил эту ее фразу, потому что она меня очень позабавила. Мы же знаем, что у Церкви никаких других бюджетов нет. Да и вы, православный телеканал, существуете не за счет государственного бюджета. 

– Тоже на подаяние.

– И никакой коммерции у вас нет. На чем здесь можно зарабатывать? На рекламе?

– Так ее у нас нет.

– Я не телевизионщик, я просто могу предполагать, на чем зарабатывают СМИ. Здесь речь идет либо о каком-то государственном канале, либо телеканал существует за счет госбюджета или рекламы и прочего. Вы же не продаете время, чтобы показывать какие-то фильмы, еще что-то, значит, вы нищие.

Я считаю, что вы вообще постоянно на ладан дышите, поэтому я призываю наших телезрителей помогать телеканалу «Союз», если он им нравится. Ведь благодаря телеканалу проповедуется слово Божие, потому что вера – от слышания, а слышание – от слова Божия. Если нет проповедующего, как услышать слово Божие? А вы приглашаете батюшек.

Так вот, наше общее горе – это первородный грех, и без Бога человек ничто. Ощутить подлинную любовь и стать настоящим человеком можно только с Богом, потому что Бог есть любовь. Только тогда ты можешь считать себя человеком, когда скажешь: «Я люблю». И любишь ты не в том смысле, что придумал себе что-то и любишь эгоистично, но ты действительно уже чувствуешь, что готов отдать себя на смерть за любимого человека.

– И очень важно не навредить ближнему.

– Да, важно не осуждать его. Мы всю жизнь должны учиться состраданию и любви, и другого пути у нас нет. Я всегда поражался людям, которые утверждали, что они атеисты. Их логика очень странная: «Я сейчас хочу жить хорошо, потому что потом ничего не будет». Так начинай хорошо жить делами добра, а не стяжательства, эгоизма на ярмарке тщеславия.

Но атеисты говорят: «Если ты сейчас ничего не успеешь сделать, то потом ничего уже не будет. Ты же атеист, и ты считаешь, что превратишься в прах, в ноль, так хоть сейчас поживи по-человечески». Но у нас, христиан, другая цель. Мы знаем, что рай и ад начинаются еще при жизни.

– И после смерти начнется вечная жизнь.

– Да. Господь в Евангелии говорит: Царствие Божие внутрь вас есть. И еще Он говорит: верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь. Понимаете, какая глубина заложена во всех этих вопросах! И в этом нужно разбираться, об этом нужно думать. А главное – нам нужно понимать, что без Бога все мы в общем горе, в общем страдании, все мы обречены. Без Бога все мы блудные дети.

Как бы мы ни пытались оправдать свои поступки, свою жизнь, все останется на своих местах. А с Богом мы можем всему научиться, но для этого нужно прилагать усилия. Сегодня был задан вопрос, участвует ли человек в своем спасении. Так вот, дорогие мои, он участвует.

Если вы хотите увидеть настоящего врага душ человеческих, подойдите к зеркалу. Не нужно искать рогатого под кроватью, просто подойдите к зеркалу, и вы увидите портрет Дориана Грея.

От самого рождения внутри мы уже змеи. О чем говорили греки? Они говорили: «Мы порождаем эйдосы. Мы порождаем идеи». Когда Александр Македонский подошел к Диогену и сказал: «Я могу дать тебе весь мир, все, что ты хочешь», – Диоген ответил: «Отойди, ты заслоняешь мне солнце».

Историей управляют создающие смыслы, а не обладающие деньгами. Есть ли более высокий смысл, чем прожить жизнь, учась любви и милосердию? Самый высокий смысл – найти Бога. Сейчас время Великого поста – самое время задаться этими вопросами. Господь же спрашивал: «Адам, где ты? Человек, где ты?» 

– Отец Александр, благословите наших телезрителей.

– Да благословит нас Всемогущий Бог Отец, Сын и Дух Святой на время Великого поста и приуготовления к встрече Светлого Воскресения Господа нашего Иисуса Христа. Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его.

– Аминь. Спасибо, отец Александр. Спасибо вам, дорогие наши друзья, за вашу заботу, за то, что вы помогаете нашему телеканалу. Иногда бывает так, что в храме подходит ко мне человек и говорит: «Возьмите, пожалуйста, мои 50 рублей, передайте их телеканалу». И тогда я понимаю, что все хорошо, потому что мы вместе с вами делаем одно важное дело. А без вас ничего у нас не получится.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Анна Вострокнутова и Людмила Белицкая

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма во имя мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Пушкине священник Павел Зуев.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать