Православный взгляд. Беседа с митрополитом Томским и Асиновским Ростиславом

25 января 2024 г.

– Владыка, в эти дни мы говорим о том, что уже четверть века Вы несете свое служение в городе Томске. Мы выпустили в эфир более 250 программ «Православный взгляд», и должен сказать, что каждый раз Вы открываетесь с какой-то новой стороны. Недавно я узнал о Вас еще кое-какие факты, и мне бы хотелось обсудить с Вами эти факты в рамках нашей программы.  

– Наша передача называется «Православный взгляд», и здесь подразумевается православный взгляд на учение нашей Церкви, на Священное Писание, на церковную традицию, но не на какие-то персоналии и тем более не на меня. Но в жизни каждого человека случаются эпизоды, которые носят некий поучительный, промыслительный характер. В Священном Писании сказано: тайну цареву прилично хранить, а о делах Божиих объявлять похвально. И если речь пойдет о каких-то интересных для всех, а самое главное – полезных вещах, я готов остановить на них свое внимание, поговорить о них.  

– В том, что это всем будет интересно, я нисколько не сомневаюсь. И первый момент, который для меня был удивительным, – когда Вам случилось получить благословение патриарха на вступление на стезю архиерейского служения, Вы не очень-то этого хотели…

– Дело в том, что мое стремление к монашеству не носило какого-то спонтанного характера. Вообще люди приходят к монашеству разными путями. Можно сказать, что я стремился к монашеству еще со школьной скамьи. Посетив еще в детстве Троице-Сергиеву лавру, я был потрясен, пленен не столько внешним великолепием ее храмов, богослужений, древностью святынь, с которыми соприкоснулся, сколько самим укладом жизни обители.

Я увидел монахов, которые живут там и трудятся, с некоторыми из них имел беседу уже во время своих первых посещений лавры, и тогда я сделал для себя вывод: вот то, что для меня родное, близкое, я хочу сюда прийти, хочу стать насельником Троице-Сергиевой лавры. И поэтому с детства я мечтал принять монашеский постриг в Троице-Сергиевой лавре, совершать там путь земной жизни и уйти оттуда в вечность. И любые мои перемещения на какие бы то ни было должности или послушания вне Троице-Сергиевой лавры были для меня по-человечески не особо желательными.

Понятно, что Промысл Божий о каждом человеке дальновиднее, чем кругозор каждого отдельно взятого человека. Еще до моего призвания к архиерейству неоднократно случались ситуации, когда предполагалось мое назначение на какие-то церковные послушания. Например, за пару лет до того, как встал вопрос о моем архиерействе, решался вопрос о назначении меня проректором по воспитательной работе Ставропольской духовной семинарии, но тогда такое решение не было принято.

Еще раньше для меня предполагалось несколько послушаний в Тверской епархии – на моей малой исторической родине. На этих послушаниях видел меня правящий архиерей епархии, и он просил благословения на это Святейшего патриарха. Но каждый раз я шел в Троицкий собор и молился преподобному Сергию у его мощей, чтобы он сподобил меня и дальше совершать мой монашеский труд и служение Церкви Христовой в стенах его святой обители. И каждый раз без какого-либо вмешательства с моей стороны решения, которые, казалось бы, были уже приняты, расстраивались, и я неизменно оставался в стенах святой Сергиевой обители.

И когда встал вопрос о призвании меня к архиерейскому служению, по многим причинам я не видел себя архиереем. Тогда я был еще достаточно молодым священником – всего лишь пять с половиной лет служил иеромонахом, мне только-только исполнилось 30 лет (самый молодой возраст, когда священник по канонам может стать епископом Православной Церкви). Но Святейший пригласил меня на аудиенцию и сказал, что вопрос о моем рукоположении будет вынесен на обсуждение Священного Синода Русской Православной Церкви. Я пытался переубедить Святейшего, говоря, что есть много людей, в большей степени готовых к архиерейскому служению и пламенно желающих послужить в любой епархии, в том числе и в условиях Крайнего Севера.

В числе множества аргументов, которые я приводил Святейшему владыке, был и аргумент о том, что Магаданская епархия образуется на пустом месте и там все нужно начинать с нуля. В богослужении немаловажное значение имеет церковный хор, и от того, как поет хор, во многом зависит, молятся ли собравшиеся в храме люди, потому что хор может разрушать молитву, но может и помогать ей.

Я не знаю, какие дарования у меня есть, но могу точно сказать, каких дарований нет. Так вот, у меня точно нет дарования к пению. Петь я никогда не умел, я никогда не мог правильно попадать в тон с другими поющими. Мне казалось, что для Святейшего это будет очень веским аргументом против моего назначения, особенно на такую кафедру, где все, в том числе и церковное пение, нужно начинать с нуля.

И когда я озвучил этот аргумент, Святейший патриарх Алексий сказал: «Ну не может такого быть. Петь умеют все». И он предложил мне спеть дуэтом величание святителю Алексию, митрополиту Московскому – его небесному покровителю. Святейший запел, предложив мне присоединиться. И понятно, что я, не особо искушенный в пении, пел, как мне показалось, крайне неудачно, если не сказать – отвратительно.

Но после того, как пение завершилось, Святейший сказал: «Видишь, как хорошо ты спел, а говоришь, что не умеешь петь». Я понял: если при таком моем пении вынесен этот вердикт, то решение о моем назначении на Магаданскую кафедру уже предопределено. Вот такой достаточно забавный и интересный случай был в моей жизни.

Но во всем есть Промысл Божий. Мой духовник, старец отец Кирилл, привел тогда слова из Священного Писания: от Господа стопы человеку исправляются, – поэтому мы во всем должны полагаться на волю Божию. Он сказал, что если есть благословение Святейшего патриарха и решение Священного Синода, то мне следует потрудиться, потому что, как мы видим из истории Русской Православной Церкви, птенцы преподобного Сергия – его духовные чада, трудились не только в стенах его обители, но и далеко за ее пределами.

Вот и мне, недостойному ученику преподобного Сергия, выпорхнувшему 30 лет назад из его святой обители, Господом было предопределено сначала послужить в Магаданско-Чукотской епархии, и вот уже четверть века я прохожу свое служение здесь, в Томске.

– Не так давно я услышал еще один рассказ о Вас, в котором поговорка «язык до Киева доведет» была для Вас очень актуальной.

– Да, был в моей жизни такой эпизод. У меня, еще школьника (тогда я только окончил девятый класс), был товарищ немного старше меня – студент Московского государственного университета, который делал первые шаги в познании христианства. Жил он в Москве на Ленинском проспекте. Мы общались с ним, дружили, и я помогал ему освоиться в церковной среде.

Однажды я пришел к нему в гости. Мы с ним пообщались, я рассказал ему о преподобном Серафиме Саровском, который подвиг своей монашеской жизни, путь ко Христу начал с того, что совершил пешее паломничество из своего родного города Курска в Киево-Печерскую лавру. Там он молился перед нетленными мощами святых угодников Божиих и оттуда пошел в Саровскую пустынь, где и прославился как великий саровский чудотворец.

Когда я все это ему рассказал, у нас созрела мысль: а не совершить ли и нам такое же пешее паломничество в Киев, к киевским святыням из Москвы, тем более что Ленинский проспект прямиком переходит в Киевское шоссе? То есть, по сути, это была прямая дорога на Киев. В общем, почти без денег, взяв с собой лишь бутылку кипяченой воды и полбатона хлеба, который нашелся в хлебнице, мы вышли на улицу и пошли в сторону Киева.

Должен сказать, что наш путь был сопряжен со многими лишениями. Например, две области мне пришлось пройти босиком, потому что, когда мы приближались к городу Орел, я так натер ноги, что в своих достаточно поношенных сандалетах идти мне было крайне сложно – очень болели раны на ногах от соприкосновения с обувью. Поэтому через всю Орловскую область и почти до Курска мне пришлось идти босиком.

Но были и какие-то другие моменты. Когда мы глубокой ночью дошли до Брянска, там была развилка, и мы не знали, по какой дороге от развилки идти. И если бы нам было у кого спросить, то действительно язык бы довел нас до Киева значительно быстрее. Но поскольку ночью спросить было не у кого, мы пошли по дороге, которая показалась нам более похожей на дорогу до Киева – она была асфальтированная и вообще более ухоженная, чем та, которая на самом деле вела до Киева.

Дорога, по которой мы пошли, в Киев не вела, поэтому нам пришлось сделать большой крюк, но зато мы посетили многие русские города, в которых я вряд ли смог бы побывать. Мы прошли мимо Курска; правда, он остался чуть в стороне от трассы, и Курск приветствовал нас своими очень красивыми ночными огнями. Прошли краем Белгородской области и посетили Харьков.

По истечении двух недель, по-моему, на 15-й день, мы все-таки добрались до Киева, каждый день преодолевая неимоверное число километров. Я сейчас удивляюсь – неужели все это действительно было? Думаю, сейчас я бы уже не решился совершить такое паломничество. Но, как говорится, молодости свойственна некая экстремальность и категоричность, и тогда казалось, что все нам под силу.

Мы дошли до Киева, поклонились в пещерах святым угодникам Божиим. Тогда еще был период советской власти, и Киево-Печерская лавра была закрыта, а пещеры были музеями. Тем не менее никто не препятствовал тому, чтобы мы подошли к мощам, приложились к святым угодникам Божиим и вознесли им свою молитву.

– Владыка, я знаю, что во время этого путешествия с вами случались какие-то совсем экстраординарные события, как бы сказали люди светские. В частности, вас накормили как бы даже и не люди, а, может быть, какие-то угодники Божии. Было такое?

– Как я уже сказал, к паломничеству мы не готовились, поэтому не взяли с собой ни денег, ни продовольствия. В Евангелии же говорится, что если Господь заботится о птицах небесных, то позаботится Он и о человеке. В общем, на нашем пути Господь всегда посылал нам пропитание, а где-то и кров.

Когда мы с товарищем уже приближались к Харькову, он сказал, что очень соскучился по домашней пище и что был бы счастлив, если бы у него вдруг появилась возможность съесть пирожок с капустой, такой, какие пекла его мама. А я ему ответил: «Пирожок с капустой – это хорошо, но нам бы раздобыть где-нибудь хотя бы носки». Наши изорванные носки были выброшены.

А перед этим я рассказывал своему попутчику о святости жизни и чудесах святителя Афанасия, патриарха Цареградского, чудотворца Лубенского, мощи которого пребывают в кафедральном Благовещенском соборе города Харькова. Причем эти мощи, единственные в Русской Православной Церкви, покоятся не в лежачем, а в сидячем положении.

По тогдашней традиции константинопольских патриархов хоронили сидя, и в таком положении его нетленные мощи были обретены, и до сих пор в таком положении они находятся в храме. В Харькове я раньше никогда не был, но об этом святом, о его чудесах, его мощах читал в религиозных книгах дореволюционного издания.

Мы понимали, что нельзя идти в Харьков в таком виде, в каком были после многодневного пути, и мы решили хоть немного привести себя в порядок. Недалеко от Харькова протекала какая-то речка с достаточно быстрым течением. Мы решили искупаться в ней и привести себя в порядок. Когда мы уже выходили из воды, увидели лежащий на берегу сверток. Мы недоумевали, откуда он мог там взяться, поскольку ни населенных пунктов, ни людей вблизи не было, и было только пять часов утра.

Развернув этот сверток, мы обнаружили в нем две пары новых носков и два пирожка. Причем эти пирожки не только были с капустой, о чем шла речь незадолго до этого, но они еще были теплыми. Это означало, что кто-то должен был испечь эти пирожки в два-три часа ночи, прибежать в это пустынное место и оставить все это на берегу.

Поэтому и я, и мой попутчик были полностью уверены в том, что Господь, близкий каждому человеку, откликнулся таким образом на наше воздыхание и молитвами святителя Афанасия, чудотворца Лубенского, послал нам этот подарок, так утешивший нас в нашем дальнейшем пути к киевским святыням.

– Видите, и в Вашей жизни есть моменты, на которые можно смотреть именно православным взглядом. Я предлагаю продолжить нашу беседу на эту тему в следующей программе. А пока давайте перейдем ко второй части программы: 27 января Русская Православная Церковь отмечает память равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. Удивительно, что просветительницей Грузии стала женщина, которую очень почитают. Расскажите, пожалуйста, о ней подробнее.

Вообще имя Нина – самое распространенное и любимое имя в Грузии, да и не только в Грузии, но и далеко за ее пределами. Для меня имя этой святой особенно близко и дорого, потому что Господу было угодно, чтобы я родился в тот день, когда Церковь празднует память святой равноапостольной Нины. Грузины очень дорожат этой святой, потому что, благодаря ее подвигу, равному подвигу апостолов (почему Церковь и называет Нину равноапостольной), Грузия стала одной из первых стран на нашей планете, полностью ставшей христианской.

Таких стран совсем немного, и еще одна из них – Армения, которая стала христианской благодаря святителю Григорию, просветителю Армении. Грузия же стала христианской благодаря именно святой равноапостольной Нине.

Святая равноапостольная Нина происходила из царского рода. Вместе с несколькими своими подругами из Каппадокии (территория нынешней Малой Азии, современной Турции) она отправилась в Грузию с единственной целью. Дело в том, что одним из римских воинов, которые охраняли Крест Христов, когда Христа распинали, был грузин, и одна часть разделенной на четыре части одежды, покрывавшей тело Христа Спасителя, досталась этому грузинскому воину, и он увез святыню в Грузию.

Нине рассказывали, что эта святыня до сих пор не затерялась, она сохранилась, и Нина, будучи христианкой, отправилась в Грузию, чтобы отыскать святыню, приложиться к ней, помолиться перед ней, а если посчастливится, и приобрести ее. Но Господь устроил ее путь по-другому.

Когда Нина пришла в Грузию, она действительно отыскала эту святыню, но начала она с проповеди о Христе. Она свидетельствовала людям о Спасителе, Который в Иерусалиме совершил на Кресте спасение и искупление человеческого рода. И многие грузины откликались на ее призыв прийти к Богу, оставляли языческие суеверия и лжеверие, принимали крещение, истинную веру и становились христианами.

В Грузии стали появляться православные приходы, епископы назначали туда священников, и так было положено начало Грузинской Православной Церкви. В то время земля Грузинская называлась Иверией, и христианство зародилось там благодаря апостольским трудам святой равноапостольной Нины.

Но когда-то Грузия по жребию должна была достаться Самой Пресвятой Богородице. В Евангелии, в Деяниях апостольских мы читаем о том, как в 50-й день после Воскресения Христова, когда Господь уже вознесся на небеса, апостолам был ниспослан Дух Святой в виде огненных языков.

При схождении Духа Святого, согласно Книге Деяний апостольских, с апостолами присутствовала и Божия Матерь. И когда апостолы определяли, кому в какую страну идти с проповедью Евангелия, и бросали жребий, бросила жребий и Пресвятая Богородица, пожелавшая разделить апостольский подвиг и проповедовать Христа Спасителя, и Ей досталась Грузия.

Пресвятая Богородица уже была готова идти в Грузию с проповедью Евангелия, но Ей явился Ее Божественный Сын и сказал, что Она должна оставаться в Иерусалиме и здесь утешать апостолов, а Грузию Она будет просвещать, послав туда Своего представителя. И действительно, Матерь Божия явилась святой равноапостольной Нине, вручила ей крест, сплетенный из виноградной лозы, и повелела воспринять апостольский подвиг по просвещению светом Христовым земли Грузинской.

Нина исполнила эту миссию. Ее святые мощи находятся в Грузии, где она завершила свой земной путь. Сейчас на этом месте стоит монастырь, туда осуществляют паломничество не только люди, живущие в Грузии, но и многие приезжающие в Грузию, в том числе и из России. Эти люди неизменно посещают монастырь и поклоняются мощам святой равноапостольной Нины, прося ее молитвенной помощи и заступничества.

Святая равноапостольная Нина до сих пор проявляет такую же заботу обо всех людях, какую она когда-то проявила об Иверской земле, о тех, кто призывал ее на помощь и обращался к ней с молитвой.

– Однажды священник Павел Островский в интервью известному блогеру, позиционирующему себя безбожником и похваляющемуся этим, заявил, что святая вода по своим химическим свойствам и составу ничем не отличается от обычной воды (и, на мой взгляд, обесценил этим святыню), хотя я читал, что ученые выяснили, что после освящения воды ее химический состав на самом деле меняется. Что Вы думаете по этому поводу?

– Скорее всего, здесь речь идет не о химическом составе. Разве после освящения воды в ней появляются какие-то другие молекулы? Вероятно, здесь нужно говорить не о химическом, а о физическом составе воды. Открытия, на которые ссылается человек, задавший этот вопрос, говорят о том, что изменяется некая структура молекул, составляющих воду, – известных всем молекул H2O, связанных между собой в определенном порядке. Предполагается, что вода неосвященная имеет более хаотичную структуру по сравнению с водой освященной.

Но для верующего человека это ровным счетом ничего не значит, ведь когда совершается освящение чего-то, это вовсе не означает, что меняется структура этого вещества. Так и вода после освящения сохраняет свои физические свойства, не переставая быть водой, но, помимо естественных свойств, она приобретает еще и свойства сверхъестественные.

Мне думается, что эти сверхъестественные свойства вряд ли доступны исследованиям с помощью каких-то даже современных высокоточных приборов, потому что святость невозможно выявить, скажем, на молекулярном или каком-то другом уровне. И то, что вода обладает духовными свойствами, скорее всего, трудно определить приборами. Еще апостол Павел говорил, что духовное постигается духовно, а не физически.

Но освященная вода, конечно, проявляет себя и в материальном мире, не выстраивая свою структуру каким-то красивым, особым образом, а благоприятно воздействуя на человеческое естество. И когда мы освящаем воду, мы просим, чтобы Господь даровал ей действия, которые бы освящали человека, исцеляли человеческие недуги, были бы источником духовной радости для него и так далее. Поэтому я думаю, что здесь нет ничего, что бы противоречило учению Православной Церкви, и тем более я не вижу здесь никакого глумления над святыней.

Ведущий Виталий Стёпкин

Записала Людмила Белицкая

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 14 апреля: 05:30
  • Четверг, 18 апреля: 04:05
  • Четверг, 18 апреля: 12:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать