Хранители памяти. Музей русской иконы им. Михаила Абрамова. Эфиопская христианская культура. Часть 1

9 апреля 2024 г.

Мы начинаем рассказ о той части постоянной экспозиции Музея русской иконы имени Михаила Абрамова, которая посвящена эфиопской христианской культуре. Рассказывает научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук Валерия Зуфаровна Куватова.

Мы находимся в Музее русской иконы имени Михаила Абрамова. И наш сегодняшний выпуск передачи «Хранители памяти» будет посвящен той части его экспозиции, где представлены произведения эфиопской христианской культуры.

Рассказывает Валерия Зуфаровна Куватова, научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук.

– Эфиопское христианство – это очень долгая, необычная, интересная история. Она стоит особняком среди историй христианизации по разным причинам. Во-первых, это далеко, это граница христианской ойкумены. Во-вторых, окружение Эфиопии было не столь цивилизованным, как окружение ближневосточных стран, рано христианизировавшихся. То есть им пришлось из ниоткуда принять новую культуру и развивать ее до уровня появления искусства.

Эфиопия приняла христианство как государственную религию в середине IV века. Это настолько рано, насколько вообще возможно. Ее современники по принятию христианства как государственной религии – Эдесса и Рим.  И каким-то образом христианство пришло в Эфиопию.

Оно пришло через Ближний Восток, что естественно, так как это мировой перекресток и центр пересечения культур. В Эфиопии оказались два проповедника, Фрументий и Едессий, и их проповедь была настолько убедительна для эфиопского царя, что буквально за два поколения царей вся страна была христианизирована и неплохо преуспевала в своем непонятном окружении, вплоть до возникновения ислама. Тогда чуть-чуть надавили на христианское царство, но христианский корень остался с IV века и по сию пору. Эфиопы удержались, потому что на нагорье не так просто было их зацепить и покорить. Ну и потому, что вера – истовая, как тогда, так и сейчас. Приезжаешь в Эфиопию и видишь, что люди верят, как они верят, насколько для них это важно. Это по-прежнему основа их культуры.

Раннехристианское искусство, как мы знаем, выросло из античной традиции. Античности в Эфиопии не было. Садиться этой новой материальной культуре было не на что. Поэтому первые памятники эфиопского искусства относятся к декоративно-прикладному искусству. Это то, что используется в литургии, в каких-то ритуальных действиях.

И даже эти памятники, по крайней мере, те, которые мы знаем, появились где-то в X–XI веках. Это кресты. Монументальная живопись, росписи в церквях появились в XI–XII веках и дальше уже никуда не уходили. А иконопись – только в XV веке, настолько поздно. И чтобы ей возникнуть, нужно было привезти ее образцы из других стран.

Есть Красное море, через которое все прибывало. На севере была христианская Нубия, откуда могло что-то прийти. Еще севернее – коптский Египет, с хорошей культурой, которую ислам полностью не выдавил. Также были подвижные европейцы, которые доплывали до Эфиопии из Западной Европы. Образцы искусства стали приходить потихонечку в конце XIV– начале XV века. Но эфиопы не копировали слепо, у них очень быстро стали возникать собственные стили.

Здесь, в коллекции, к сожалению, нет совсем ранних икон. Но зато есть иконы уже такого идеально сформированного стиля, который называется первый гондарский, по Гондару – столице одной из империй династии Соломонидов. Такой прекрасный образец – это диптих, мы видим, что он довольно крупный. Мы видим, какие колористические ключи использованы: серо-синий, желтый, красный. Стиль настолько четкий, что как только вы увидите одну икону, а потом увидите следующую – вы поймете, что это первый гондарский стиль. Это XVII век и первая половина XVIII века.

С точки зрения иконографии, то есть того набора сцен, которые включены в этот диптих, он тоже классический для своего периода. Обязательно включалось изображение Богоматери с Младенцем и архангелами. История этого иконографического типа очень интересная. Он пришел из Рима, но не напрямую. Есть знаменитая раннехристианская икона Salus Populi Romani. Ее список привезли иезуитские миссионеры в самом начале XVII века. К тому времени уже существовали другие иконы, ориентированные и на критскую традицию, и на ренессансные изображения. А прижился именно Salus Populi Romani.

Мы здесь четко видим его черты. Мы видим, как сложены пальцы правой руки Богоматери, два пальца вытянуты вперед, а в левой руке Она держит плат. Христос Младенец держит в руке книгу, пальцы другой Его руки сложены в благословляющем жесте. Но тут есть и пережиток предыдущих стилей – это птичка. Она пришла из иконописи XV века. Крылья архангелов сходятся над головой Богоматери как защита. И непременный крест надо лбом Богоматери, на мафории, тоже обязательный атрибут. Если мы видим такой крест, мы понимаем, что памятник нельзя датировать ранее XVII века, потому что эта маленькая деталь появилась только со списком иконы Salus Populi Romani.

Обязательно включено «Распятие» в иконы XVII века, в первый гондарский стиль. Здесь достаточно сложная иконография, именно на этой иконе, поскольку изображен и стражник. Обычно ограничиваются двумя фигурами – Богоматери и апостола Иоанна. Рядом – «Сошествие во ад». И тут мы тоже видим смешение. Эта иконография частично византийская, а частично – западная… И такое смешение византийской и западноевропейской традиций будет наблюдаться в Эфиопии. Чем дальше, чем ближе к нашему времени – тем больше.

Ниже, во втором регистре, мы видим «Снятие с креста». Практически обязательный сюжет для эфиопских многокомпозиционных икон – это святой Георгий, побеждающий змея и спасающий бейрутскую принцессу. Иконография пришла с итальянским художником, который в конце XIV – начале XV века работал в Эфиопии. Он прожил примерно 40 лет и создавал специальные книги образцов, которые, конечно, очень хорошо разошлись, прижились и использовались. И вот благодаря ему святой Георгий стал постоянной фигурой и в монументальной живописи, и в иконописи.

Здесь есть и персонажи уже сугубо эфиопские. Это эфиопские святые. Пара, которую мы видим по центру, – это Абуна Эвастатэвас, эфиопский святой, и Абуна Тэкле Хаймонот. Ниже еще один святой всадник – это святой Теодор, побеждающий касситского царя. Традиционно святой Георгий изображается на белом коне, а Теодор – на черном коне.

Теперь поговорим о стиле. Что мы видим? Используется плоскостное изображение, ограниченное количество пигментов, фон в виде широких чередующихся полос, таким образом ярче проявляются сами композиции. Много параллельных линий. Трактовка складок и одежд очень выраженная, очень ритмичная. Вот так выглядит первый гондарский стиль.

Икона над диптихом – это уже второй гондарский стиль. Столица осталась прежней, но пришла новая царица, царица Ментеваб, которая очень любила эстетские вещи. И те церкви, которые расписывались по ее заказу, памятники, которые создавались, –  изумительной красоты, но очень декоративны. Это «Мученичество святого Георгия», тоже любимый сюжет, который появился почему-то в конце XVIII века и остался вплоть до XX.

Очень впечатляющая трактовка. Без попыток сгладить; наоборот, все показано ярко. Необычная сцена, где соединены два события сразу. Усекновение главы святого внизу, а выше – Христос забирает душу святого в рай. И мы видим здесь семь венцов – это семь лет мученичества святого Георгия. За каждый год из этих семи лет он получил по венцу от Христа. Здесь все это видно. Причем художники эфиопские проявляли немало творчества в выборе таких сюжетов, нет похожих, никто друг у друга не копировал. Они как будто читали текст, переживали его сами для себя – и изображали. Это тоже говорит об искренности их веры, которая была, есть и, похоже, будет. То, что мы видели, – это все очень живое.

Такого типа иконы называются подвесными – это большая редкость для христианской ойкумены, я нигде ничего подобного не видела, кроме Эфиопии. Каким-то образом там появилась эта традиция. Несмотря на то что иконы крупные, во время религиозных праздников или при дворе, при определенных парадных обстоятельствах, эфиопская знать могла носить их на груди.  Нательные кресты появились в Эфиопии позже.

К сожалению, здесь одна створка потеряна, но даже по тому, что я держу в руках, можно получить хорошее представление о втором гондарском стиле, иконографических особенностях и программе.

Что мы здесь видим? Опять «Распятие». Мы уже видели «Распятие» первого гондарского стиля; и вот – «Распятие» второго. Что-то есть общее, но что-то – отличается. Мы видим фон в виде широких полос, это присутствует. Традиционно мы видим две фигуры, но позы другие. Поза, когда Богоматерь с покрытыми руками прикрывает рот, появилась уже во втором гондарском стиле. Очень интересный нимб у Богоматери, в виде лучиков. Он пришел вместе с барочными памятниками, которые продолжали привозить иезуиты в течение всего XVII века, пока иезуитов не отправили обратно, потому что они хотели, чтобы Эфиопия пришла к католичеству. Но Эфиопия знает свои корни.

Что еще мы здесь видим интересного? Звездное небо под рукавами креста. Надпись, которую прочитать невозможно. Это должна быть надпись на латинском языке, сокращенная аббревиатура INRI, то есть Иисус Назарянин, Царь Иудейский. Эфиопский художник, который писал эту икону, что-то видел, но он, конечно, не знал латинского алфавита. Но зато мы понимаем, откуда происходит эта иконография. Собственно, больше ничего он не копировал. Типажи, лики, трактовка личного – абсолютно эфиопские. Одеяния, нарядные ткани – это как раз и есть стиль царицы Ментеваб.

Очень интересное изображение, этот тип называется «Иисус – Муж скорбей». И достоверно известно, что это фламандско-португальский образец живописи. Португальцы привезли его ко двору эфиопского царя, и он стал иконой империи, как ее называли. Потом эту икону украли, и есть предположение, что она либо в Португалии, либо в Испании.

Что мы здесь видим характерного? Опять же нимб. Вот эти завитки, лилия – это абсолютно западноевропейская история, это интернациональная готика. Такие нимбы можно увидеть на картинах западноевропейских художников XIVXV – начала XVI века. И вот рубеж XVIIIXIX веков, Эфиопия, – и мы видим те же самые удивительные лилейные завитки. Поза, трактовка тернового венца, фоны, очень эстетский колорит, опять же богатство тканей. Даже в этом сюжете, который никак не предусматривает нарядных одежд, художники второго гондарского стиля остались верны себе (или требованиям заказчика, который хотел именно так).

Сюжет, который во втором гондарском стиле можно увидеть везде: в церквях, на иконах, в иллюминированных манускриптах, – это коронование Богоматери. Здесь присутствует Троица. Причем Троица, как мы видим, западноевропейская. Бог Отец, Бог Сын и голубь над короной Богоматери – Святой Дух. Причем эфиопская «Троица» – это как русская «Троица», это три лица, трактованные совершенно идентично, все равно прорываются западноевропейские элементы в иконографию. «Троица» никогда не будет изображена в западном стиле, как, допустим, у Мазаччо. Никогда такого не будет в эфиопском искусстве. Но вот в сцене коронования Богоматери раз – и появилось такое.

Еще простертая фигура, – фигура ктитора. Но здесь, конечно, сюжет требует красоты, и художник ее дает. Опять мы видим лучики, заканчивающиеся шариками, светящийся лучистый нимб. Это тоже пришло в Эфиопию из Западной Европы.

Автор программы Елена Чач, кандидат исторических наук

Записала Полина Митрофанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Понедельник, 27 мая: 03:00
  • Вторник, 28 мая: 13:15
  • Суббота, 01 июня: 06:15

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать