Беседы с батюшкой. Священник Вадим Смоляков 30 ноября 2022

30 ноября 2022 г.

Сегодня у нас в гостях клирик Вознесенского архиерейского подворья города Екатеринбурга, руководитель курсов повышения квалификации священнослужителей Екатеринбургской епархии священник Вадим Смоляков.

– Отец Вадим, Вы достаточно молодой священнослужитель. Расскажите немного о себе и о том, как Вы пришли к священству.

– Как поется в церковных песнопениях, «от юности моея мнози борют мя страсти». Юность моя подростковая проходила в поисках своего жизненного пути, определенных ориентиров и истин. Я искал себя и в философии, и в психологии, и во многих других дисциплинах, но ни одна из них не пришлась мне по вкусу. В тот момент Господь мне показал, что все то, что я хочу сделать по своей воле, без соработничества с Ним, любое начинание, к которому я ни прибегнул бы, благополучно развалится. Прошу это воспринимать не буквально, а именно в манере притчи, в которой я сейчас пытаюсь это донести.

Когда Господь мне открыл, что все то, чем я занимаюсь, – не для меня и в этом я себя не найду, я задался вопросом, что же тогда мне делать. На тот момент я был еще некрещеным, ничего толком о вере не знал. Юность моя проходила в селе Тарасково рядом со Всецарицынским Свято-Троицким мужским монастырем. Помню, была весна, лил чрезвычайно сильный ливень, я проходил около монастыря и задался вопросом: «Господи, что же мне делать?» И перед моим взором открылся храм. Я мысленно вопрошал: «Господи, в храме хорошо, но я ведь ничего про храм не знаю, ничего не понимаю, не крещен еще. Кем же мне в храме быть?» Я не знал ни иерархии священства, ни чего-либо другого. И Господь мне открыл, что мне нужно быть священником. Моя реакция была подобна реакции Петра, когда он, видя Христа перед собой, сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Я буквально ужаснулся этому, испугавшись священнического служения. Но откровение, что мне надо быть в храме Божием, меня напугало гораздо меньше. Вот так я в храме и оказался.

В школе в старших классах у нас был предмет «Основы православной культуры». Вел его инок из Свято-Троицкого Всецарицынского монастыря. Мы стали с этим замечательным батюшкой много общаться. В тот момент, когда в моей жизни случилось это откровение, я задал этому иноку, отцу Антонию (очень много сделавшему для меня), вопрос: «Отец Антоний, как быть?» И рассказал ему про свое откровение. Он порадовался и сказал, что мне надо поступать в семинарию. Я ему сказал, что не крещен, не знаю ничего. Он призадумался и сказал: «Чтобы в семинарию поступить, надо при храме какое-то послушание понести. А что не знаешь ничего – это ладно». Дальше пошли огласительные беседы, мое воцерковление, оглашение.

В определенный момент, когда я оканчивал школу, возник вопрос о дальнейшей моей занятости. Отец Антоний оглашение проводил хорошо, знания я получал, но послушания при храме не было. Однажды я подошел к игумену монастыря и сказал: «Отец Алексей, стригите». Как говорится, плох тот христианин, который в начале своего воцерковления не хотел быть монахом. Поэтому эта мысль у меня возникла как само собой разумеющееся. Это сейчас, анализируя свой опыт, я понимаю, что, когда я ходил вокруг монастыря, Господь мне показал храм. Не келью, не четки, не клобук, не что-то монашеское, а именно храм. Отец Алексий на меня тогда внимательно посмотрел и сказал: «Ты поучись». Я ему в ответ: «Батюшка, чтобы поучиться и в семинарию поступить, надо креститься и послушание в храме нести». Он сказал: «Здесь не храм, здесь монастырь. Если хочешь, в Новоуральске (рядом с Тарасково) есть два храма: преподобного Серафима Саровского и преподобного Сергия Радонежского. В один из них обратись». С этим я подошел к отцу Антонию, и он сказал: «Замечательно. У меня в храме Серафима Саровского есть знакомый священник, сейчас мы ему позвоним, и, глядишь, тебя туда кем-то примут. Соглашайся на любую работу». Я подумал: что дадут, то и буду делать.

Как сейчас помню, была очень холодная весна. Шел февраль или март, был лютый холод, вьюжила метель. Договорившись о встрече с настоятелем храма, отцом Алексием, я подъехал к храму. Погода совершенно не располагала к встрече. Я зашел на территорию храма и увидел на перилах огромного черного и страшного кота. Это был как кот Бегемот из произведения «Мастер и Маргарита». Как сейчас помню, меня даже передернуло. Потом я узнал, что кота этого зовут Алешка, что это любимый кот настоятеля, и много там еще было кошачьей братии.

Я зашел в храм, встретился с отцом Алексием и сказал: «Батюшка, если можно, хочу потрудиться». Он меня спросил: «Что умеешь?» Я сказал, что ничего не умею. Он позвонил другому священнику, который служил в этом храме, и сказал: «Я сейчас отправлю к тебе мальчика, он ничего не знает, но давай сделаем из него пономаря».

Вот так я оказался в алтаре, где пономарил около года. В конце года, когда окончил школу, я подошел к владыке Иннокентию (тогда Нижнетагильскому) и спросил его благословения на поступление в семинарию. Как раз в этот момент я принял крещение. Он мне сказал, чтобы я далеко не ездил, и посоветовал поступить в Екатеринбургскую семинарию. Вот так я оказался в духовной школе. Честно признаюсь, абсолютно забыв о священстве, я просто хотел поучиться, как мне сказал игумен монастыря.

Между первым и вторым курсом семинарии моим монастырским желаниям пришел конец – Господь даровал мне жену. Потом два года я пономарил в Храме-на-Крови. Владыка Кирилл (ныне Казанский и Татарстанский) знал, что я женат, и задумывался о моем рукоположении. Тогда я был еще моложе, и это владыку немножечко останавливало. Он меня спрашивал: «Кем хочешь в Церкви быть: диаконом, священником, епископом, митрополитом, патриархом?» Я уже был женат, поэтому уверенно сказал ему: священником. Когда он рукоположил меня в диаконы, говорил: «Диаконом я тебя не вижу. Тебе надо быть священником». Это если совсем кратко о том, как я оказался в Екатеринбургской епархии и как Господь поставил меня священнослужителем.

– Очень увлекательная история... Вы ведете достаточно активную работу в информационном пространстве, у Вас есть свой Telegram-канал, который называется «Пресвитер о православии». Расскажите, пожалуйста, о проекте: какие цели, задачи, аудитория?

– Для создания этого канала было множество причин и поводов. Как каждый христианин и человек, который чем-то увлеченно занимается, раньше в Интернете я где бы то ни было оставлял какие-то заметки, на своей личной страничке в «ВКонтакте» создавал даже специальные сообщества, писал что-то в одних заметках, других, третьих. Все то, что сейчас я выкладываю в канал, раньше было разбросано по пространству Интернета. Это неудобно. И это один из поводов.

Вторым поводом стало то, что при храме Вознесения Вознесенского архиерейского подворья я веду беседы (об этом мы дальше поговорим), и эти беседы надо вести в некоем пространстве. Telegram – мощная вещь, функциональная, отлаженная, отточенная, поэтому беседы удобно вести в нем. Например, однажды один близкий человек спросил меня: «О чем ты говорил сегодня утром?» На тот момент я уже был священником, ежедневно служил, ежедневно проповедовал. И когда он спросил, о чем я говорил утром, я ответил: «О чем-то говорил, но о чем – не помню». Потому что у меня была усталость: сорокоуст, десятая или одиннадцатая служба подряд. И вот теперь для этого человека у меня есть записи проповедей.

Еще Telegram – очень хорошее медиахранилище, там можно сохранять беседы, аудио- и видеозаписи, статьи. Там есть оглавление, комментарии. Там много чего возможно хранить. Самым частым читателем своего канала являюсь я сам, потому что постоянно ищу тот или иной материал, желая его отправить человеку или поделиться той или иной ссылкой.

Аудитория канала охватывает поразительно огромное количество чрезвычайно разных людей. Четверть или треть из них – люди, с которыми я лично знаком, которые узнали о канале, поскольку имели мой телефонный номер в своих контактах и добавились таким образом. Канал объединяет и тех людей, с которыми я уже очень давно, ввиду географических, территориальных или других причин, не поддерживаю прямого личного общения. Многие подписываются, поскольку материалы моего канала репостят другие каналы. Аудитория канала объединяет людей очень разных. Я не сказал бы, что там больше всего православных бабушек, но и они там есть. Больше на канале молодежи, или мужчин, или женщин – даже этого доподлинно сказать не могу. Смотря статистику канала, я вижу, что все разные.

Главная цель – доносить слово Божие; все то, чем я хочу поделиться. А этого бывает очень и очень много. Подписчики знают, что я порой в течение двух-трех дней могу не выкладывать ничего, а на день четвертый у меня накапливаются впечатления, есть время все это оформить, и тогда подряд идут несколько записей.

Целей много: и беседы, и сохранение материалов, и медийный архив. Telegram – замечательная вещь: можно экспортировать весь канал, сохранить локально и даже не опасаться проблем с Интернетом или закрытия Telegram как такового.

– Вы на своем канале много говорите о евангельских истинах, проводите даже какие-то викторины для своих подписчиков на библейские темы. Насколько это эффективно работает? Есть ли обратная связь?

– Обратная связь под некоторыми викторинами просто впечатляет. Мы с подписчиками делимся впечатлениями, рассуждениями, иногда спорим, и это замечательно. Замечательно не то, что мы спорим, а то, что мы обсуждаем какой-то момент, рассматриваем его с разных сторон.

Викторина – достаточно удобный инструмент, поскольку можно вложить некоторую часть информации в вопрос, в варианты ответа, в правильный вариант ответа и в пояснение к нему. Многие подписчики уже знают, что надо смотреть пояснение правильного ответа, нажимая на лампочку, которая загорается после выбора одного из ответов. В этом пояснении есть объяснение, почему именно этот ответ правильный. Последнее время я даже добавляю туда некоторые ссылки, чтобы можно было подробнее ознакомиться.

Как правило, обратная связь, помимо положительных отзывов, примерно такая: «Батюшка, очень сложно». Одна из подписчиц не так давно поделилась со мной радостной новостью: «Батюшка, я впервые сегодня правильно ответила».

Викторины я делаю достаточно сложными, чтобы это было и интересно, и развенчивало определенные мифы, которые могут быть очень близки к правильной грани вопроса, и давало слушателям некий интерес. Чтобы люди поискали в Интернете нужную книжечку, посмотрели ее, чтобы для них это была активная и плодотворная работа...

– Вы упомянули, что канал используется как площадка для трансляций бесед, которые Вы проводите в храме. Какие именно беседы идут в трансляциях и насколько это актуально для слушателей? Как я понял, Вы делаете акцент на антропологии. Почему именно такой выбор?

– В нашем храме проводится множество бесед. Мы ведем беседы после поздней Божественной литургии. То есть, когда служба закончилась, кто-то из священников ведет беседы в воскресный день. Ведем и другие беседы. С благословения отца Андрея, старшего священника, я продолжил ранее начатый мною в храме «Большой Златоуст» курс православной антропологии. Все беседы я стараюсь либо транслировать, либо сохранять в записи. Почему нужны трансляции? Многие люди сначала смущались, потому что если это трансляция, то передо мной стоит штатив, на нем смартфон. Все это вводило людей в некоторое смущение. Но потом привыкли. Транслируются беседы для тех, кто не может чисто физически прийти в храм и послушать, кто находится в другом городе, в дороге, в ожидании приема у врача. И так далее.

Курс антропологии я начал вести в «Большом Златоусте», храме предыдущего моего служения, куда меня определил владыка Кирилл. Мы там прошли сначала катехизис,  дальше решили взять именно антропологию, учение о человеке. Как говорит митрополит Алексий, автор замечательнейшего двухтомника по православной антропологии, антропология христианская – это как христианином быть, а не казаться. Название, может быть, и сложное – антропология, учение о человеке, но на самом деле мы разбираем многие практические аспекты нашей духовной жизни. Говорим о том, что в человеке есть дух, душа, тело, как это взаимосвязано, как грех влияет на части человеческого естества. Говорим о том, как в таинствах Господь дает благодать, изменяющую нашу жизнь. Это интересно, чрезвычайно нравится слушателям и дает возможность углубиться в это и мне самому. Учебник, по которому я в свое время изучал эту дисциплину в семинарии, я перечитывал уже несколько раз, но сейчас, готовясь к лекциям, порой вижу неотмеченные мною до этого моменты.

После беседы у нас всегда идет дискуссия, порой задают вопросы зрители, смотрящие трансляцию. В этой дискуссии многие моменты встают на свои места. Трансляции нужны для многих людей: и тех, кто хочет послушать ту или иную тему более подробно; и тех, кто не может прийти в храм; и тех, кто желает послушать, не отвлекаясь от своих житейских дел. Это актуально.

– Наличие канала может приносить пользу не только в плане научения людей чему-то новому, но и для размещения каких-то объявлений. Можно делать репосты с других каналов. Вы так делаете?

– Мой канал позиционируется как блог. Все, что мне интересно, находит отражение в этом канале. Конечно, когда мне нравятся записи с других каналов, подписчиком которых я являюсь, я сохраняю их репостом, иногда с какими-то своими комментариями, иногда без них. Порой ко мне обращаются другие каналы, другие авторы с просьбой разместить какой-то их контент, просят о взаиморекламе. Если контент оказывается интересным, доступным, важным, я этот репост совершаю; также автор другого канала сохраняет какой-то материал из моего канала у себя. Но это бывает достаточно редко. Порой возникает необходимость отказать человеку, когда то, что он хочет разместить на моем канале, не соответствует тематике моего канала или не связано с православием, христианством. Такие случаи тоже бывают. В основном я стараюсь сохранять именно то, что может понравиться, что актуально для слушателей, что я сам через десять лет с интересом вновь перечитаю (если живы будем).

– Раз уж Вы занимаетесь информационным просвещением людей, хочу задать Вам такой вопрос. Совсем недавно я узнал о проекте священника Павла Островского по переложению евангельских текстов в формат комиксов, который называется манга. Это проект для подростков. Как Вы относитесь к таким инициативам?

– Более чем положительно. Если это грамотно сделать, это расширит нашу аудиторию. Это будет тем форматом, который для современной молодежи доступен, актуален и понятен. Когда мы читаем Священное Писание и не прибегаем ни к толкованиям, ни ко взгляду священнослужителя, или отца Церкви, или хотя бы современного комментатора, а читаем его только своим умом, это весьма чревато. Пример протестантов многим известен. Поэтому, так или иначе, Священное Писание мы чаще всего читаем, ориентируясь на взгляды того или иного святого отца, с теми или другими разъяснениями.

 Когда мы отмечаем, что это Евангелие от Иоанна, 8-я глава, 2-й стих, мы опять же смотрим на Священное Писание с изучающей позиции. И это хорошо. Для нас этот формат удобен и привычен. Мы открываем Евангелие, видим в нем зачала, главы и стихи. Все это для нас очевидно. Но для молодежи это порой может быть некоей игрой в старину. Поэтому бывает так важно, когда на приходах совершают евангельские чтения, такого рода беседы. Это все равно обмен некими взглядами и комментариями. Когда человек фиксирует это в своем сознании, пытается разобраться в этом сам, это становится для него более продуктивным, Священное Писание усваивается лучше.

Не так давно я слышал про один метод изучения Священного Писания. Как известно, на данный момент имеется уже очень много разных аудиоверсий Священного Писания, которые люди слушают, когда стоят в пробках (и это замечательно), когда занимаются какими-то делами по дому, не отвлекающими чрезмерно от текста, что читается. И каждая озвучка, каждое чтение определенного отрывка Библии другим человеком все равно воспринимается иначе. Каждый человек по-разному расставляет запятые, логические ударения.

Поэтому слышание Священного Писания из уст другого – это практически всегда проповедь. И когда человек слушает разные озвучки одной и той же главы (к примеру, 8-й главы Евангелия от Иоанна), прослушивает разных авторов, читает святых отцов, у него информация, содержащаяся в этом тексте, приобретает живость и смысл. Или пусть это будет грамотно сделанный комикс – манга.

Например, многие из наших храмов расписаны так называемыми евангельскими сюжетами, когда мы видим икону того или иного события. Исцеление расслабленного, например. В некоторых храмах есть под этим изображением подпись – евангельский текст с конкретной ссылкой на то, из книги какого евангелиста он взят. Не буду говорить кощунственно, что это практически комикс, но некий опыт Церкви в этом есть. Поэтому, если это будет хорошо, мне кажется, этот труд найдет отклик в сердцах людей. Я бы сам с радостью его рассмотрел.

– Когда я Вас представлял, упомянул о том, что Вы руководитель курсов повышения квалификации священнослужителей Екатеринбургской епархии. Эту должность Вы занимаете сравнительно недавно. Расскажите, пожалуйста, об этой деятельности.

– Курсы повышения квалификации священнослужителей необходимы как продолжение богословского образования: семинарии, бакалавриата, магистратуры и даже академии, если священнослужитель, проучившись, не удостоился степени кандидата или доктора богословия. Это необходимо и для того, чтобы священнослужитель снова и снова актуализировал те знания, которые в семинарии приобрел.

У священников, как мы знаем, бывает разная нагрузка, они служат на разных приходах. У кого-то нагрузка в неделю просто сумасшедшая, что нет свободной минутки, а у кого-то, наоборот, больше свободного времени. И чтобы это время проходило с пользой, священноначалие Русской Православной Церкви и Учебный Комитет предлагают отцам возможность с определенной периодичностью, по определенным программам проходить курсы повышения квалификации. Это замечательный опыт снова встретиться вместе, поскольку руководство решает, каких отцов собирать. И руководству никто не воспрепятствует, например, собрать всех однокурсников, которые десять-пятнадцать лет назад все вместе учились еще в Екатеринбургской семинарии или Екатеринбургском духовном училище, позволить им вновь встретиться, поделиться опытом, как бы продолжить семинарское обучение. Это важно, актуально.

Наш владыка Евгений, которому курсы непосредственно отчитываются, настаивает на актуальности этого для всех отцов. Для тех, кто занят, это повод отдохнуть, погрузиться в учебную атмосферу. И для тех, кто совсем свободен, это повод заняться чем-то актуальным, полезным.

– Какие условия для прохождения курсов существуют, кто должен их проходить и с какой периодичностью?

– В нашей Екатеринбургской епархии действуют два направления курсов повышения квалификации: для монашествующих (монахов и иноков, не имеющих священного сана, в том числе монахинь и инокинь) и для священнослужителей (дьяконов, священников, как мирских, так и монашествующих). У курсов повышения квалификации есть определенная периодичность: каждые семь лет священнослужитель обязан их пройти. Курсы действуют при Екатеринбургской духовной семинарии, поэтому продолжают бакалавриат, семинарскую скамью.

Некоторые отцы могут быть от них освобождены. Например, если у батюшки есть степень кандидата или тем более доктора богословия, он скорее становится преподавателем этих курсов, чем их слушателем. И он официально освобождается от их прохождения. Если у священнослужителя есть степень кандидата или доктора любых других наук, он точно так же освобождается от прохождения курсов. У нас есть преподаватели на курсах повышения квалификации, которые, например, имеют степени кандидата экономических и педагогических наук, есть даже кандидаты химических наук. Те, кто имеет научную степень, становятся преподавателями этих курсов, волей-неволей все равно в них участвуя, продолжая направление своей научной деятельности.

Дается отсрочка от прохождения курсов повышения квалификации тем, кто сейчас учится в духовной семинарии очно или заочно, в магистратуре или аспирантуре. И освобождаются от них на пять лет те, кто только что окончил какое-либо духовное образование. Выпускники семинарии в течение пяти лет освобождаются от прохождения курсов, чтобы возжаждать снова прикоснуться к этому драгоценному источнику знаний. Также освобождаются от курсов повышения квалификации священнослужители старше 65 лет. Тем более в том формате, в котором мы сейчас планируем эти курсы вести, это будет для них достаточно сложно. Также могут быть освобождены клирики по объективным причинам: по болезни, освобождению от правящего архиерея, командировки. Но в течение семи лет все те, кто имеет отсрочку, все равно должны эти курсы пройти.

– А преподаватели – это семинарские сотрудники?

– Кто-то – да, но не все. Есть замечательные преподаватели. Один из отцов, который будет вести курс, – из другой епархии, благо технические возможности позволяют сделать это. Есть и руководители (например, руководитель Отдела образования Екатеринбургской епархии). Преподаватели подбираются преимущественно те, которые вели в семинарии эти же самые дисциплины. Но ввиду  специфичности программ мы привлекаем и других специалистов.

– А какие дисциплины, какой спектр богословского знания изучается на курсах?

– Есть несколько разделов. Есть богословский раздел, в котором будет читаться предмет «Проблематика современного богословия» (он читается также в магистратуре). Есть церковно-исторический и церковно-практический разделы. В церковно-историческом разделе изучается «История Русской Церкви XX века» и в вариативном блоке – «История Екатеринбургской епархии», что тоже замечательно. Я с радостью сам прослушаю все эти дисциплины.

В церковно-практическом разделе остаются предметы по информационной деятельности прихода, по современным документам Русской Православной Церкви, по практике ведения прихода (какие в нем есть официальные структуры). Есть предмет «Приходская миссиология» по взаимодействию с инославными, с новообращающимися. То есть подобраны достаточно актуальные предметы, нужные и практически полезные тем отцам, которые будут их слушать.

– В настоящее время ведется работа для того, чтобы реализовывать курсы на онлайн-платформе, которая называется «Клевер Лаборатория». Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте. Он видится действительно актуальным, важным на сегодня.

– Достаточно сложно представить священнослужителя, который может оставить свои приходские попечения и на неделю (или даже на четыре дня) переместиться в стены семинарии. Это физически достаточно сложно. И для прихожан это очевидная потеря пастыря, потеря духовного руководства.

Поэтому с этого года мы планируем перенести курсы с очного преподавания на дистанционное. Это актуально еще и потому, что преподаватели могут записывать лекции откуда угодно, когда и сколько угодно (например, две лекции в день или только маленькую часть одной из лекций). Точно так же и слушатели могут слушать с мобильных устройств, с планшета, ноутбука, телевизора – с любой способной к тому платформы. Поэтому онлайн все же является полезным.

Также Екатеринбургская духовная семинария – учреждение больше для митрополии, у нас учатся клирики из других епархий. Поэтому в отдаленной перспективе есть также план проведения курсов повышения квалификации в других епархиях. Сделать это на базе других епархий, пребывающих в отдаленности от Екатеринбургской семинарии, достаточно сложно. Но подключить их онлайн к курсам повышения квалификации более чем возможно. Этот формат современный, «Клевер Лаборатория» как платформа предоставляет для этого замечательнейшие возможности.

Кратко приведу ту схему, которую мы реализовываем. Сначала священнослужитель прослушивает лекцию (пока он ее не прослушает, движение дальше для него невозможно). Прослушал, потом выполняет тесты. После того как их выполнил, становится доступной следующая часть лекций и следующие тесты. После них священнослужитель получает задания для семинарских работ. И уже в практических семинарских занятиях происходит очно-дистанционный контакт с преподавателем. Можно в формате видеоконференций задать преподавателю все вопросы, уточнить те или иные моменты, которые вызвали некое недоумение у слушателей. И после того как прошла лекционная часть, прослушиваемая в любое удобное время и в любом удобном месте, прошли семинарские часы, есть междисциплинарный экзамен, который мы стремимся проводить очно (с комиссией, с теми преподавателями, которые читают эти курсы). Может быть, кто-то из преподавателей ввиду территориальной отдаленности от нас будет присутствовать в комиссии дистанционно (технологии позволяют).

Ведущий Сергей Новиков

Записали Нина Кирсанова и Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы при штабе ВДВ протоиерей Василий Гелеван.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать