Учимся растить любовью. Школьник сегодня не тот, что вчера?

15 декабря 2022 г.

Современные школьники - какие они? В чем уступают предыдущим поколениям учеников, а в чем превосходят их? Как быть учителю: пытаться удержать прошлые представления об учебном процессе или подстраиваться под нынешние реалии? Как искать общий язык с учениками? А с родителями? Откуда берется противостояние родителей и школы, и кто от этого больше всего страдает? Ответы на вопросы ищем вместе со школьным учителем, психологом и ведущей "Школы поддержки родителей" Татьяной Захаровой.

Сегодня мы попытаемся разобраться, отличается ли современный школьник от школьников предыдущих поколений. В гостях у нас школьный учитель Татьяна Захарова, ведущая «Школы поддержки родителей».

– Вы – учитель и непосредственно соприкасаетесь с теми, о ком мы сегодня будем говорить, – с современными школьниками. Поэтому кому, как не Вам, отвечать на этот вопрос. Тем более что Вы еще ведете «Школу поддержки родителей», а это значит, что Вы будете и на стороне учителя, и на стороне родителя.

В вопросах, которые нам присылают телезрители, мы постоянно сталкиваемся с дилеммой: родителям кажется, что во всем виноват учитель, который не умеет обращаться с прекрасным, замечательным ребенком; учителя же не знают, как справляться и оставаться в любимой профессии, когда современные дети ужасны в своем большинстве, современные родители – еще хуже. Вы и родитель, и психолог, и педагог. Давайте разбираться с этим вопросом. Итак, современные школьники: какие они?

– Невероятно сложный вопрос. Они хорошие, они разные, они дети своего времени, и это очень важно понимать. Они действительно отличаются от нашего поколения и от поколения, которое шло за нами. Знаете, они каждый год меняются. Каждый год в школу приходят дети, и мы видим, что это уже другие дети. Никогда не скажу, что они хуже, чем были раньше, просто это другие дети, они живут в другом обществе, и это очень важно понимать. Современный мир невероятно изменился, он абсолютно другой, не такой, в каком жили мы, например, или наши родители. Это мир сложный, непростой, такой, которого не было никогда в истории человечества. И задачи, которые приходится решать современным родителям и педагогам, действительно новые.

– Откуда вообще берется эта тенденция? Мы можем проследить на протяжении всей истории человечества, что старшее поколение ругает младшее. В чем здесь дело? Это тот самый конфликт отцов и детей? Или это неспособность взрослого человека адаптироваться под новое поколение? Для того чтобы понять, как это преодолеть, давайте попробуем понять, откуда это берется и есть ли эта тенденция – демонизировать молодежь.

– Так было всегда. Еще в каких-то древних записях, найденных археологами, можно встретить: какая ужасная молодежь, не слушаются старших, как с ними сложно и куда вообще катится мир?.. Мир куда-то катится. У нас есть дети. И это вечная проблема. Тут много составляющих, мне кажется. Безусловно, у взрослых есть опыт, который хочется передать, вложить в юные головы. Но юные головы не слушают этого, они хотят сами что-то испытать, прожить. И здесь мы можем вспомнить миф об Икаре и Дедале, который тоже про воспитание. Говорили же Икару не подлетать близко к солнцу, но он не послушался. Потому что хочется чего-то другого, хочется открыть этот мир, хочется самому взлететь, без подсказок. Но не всегда это бывает удачным, и нам, взрослым, сложно наблюдать эти ошибки, хочется предостеречь от них.

– Такие ошибки молодежи, как пренебрежение опытом старших, – понятная вещь. Есть ли у современных школьников и подростков нечто, что кардинально их отличает, что не повторяется из поколения в поколение, а присуще только сегодняшним детям?

– Да, безусловно. И в первую очередь это идет от стремительно изменяющейся картины мира. Мы по-разному можем называть наше общество (пусть оно будет постиндустриальным), но в нашу жизнь приходит невероятное количество новых устройств, приспособлений и огромное количество самой разной информации, которая в буквальном смысле слова валится на школьника. От этого сложно спрятаться. Мы выходим на улицу, видим какие-то рекламные постеры, слышим какие-то вещи очень разного содержания. Мы видим на улицах очень разных людей, которые нам говорят о том, что мир бесконечно разный. Мир стал настолько разнообразным, что мы не можем понять, определить, назвать его. Рушатся устои, которые казались незыблемыми. И очень сложно нащупать путь, потому что путей открылось очень много.

Раньше мы понимали, что живем в определенной прослойке общества, было понятно, как себя вести, что от тебя требуется. Эти правила задаются обществом. Потом мы с вами переживали какие-то другие времена, где тоже было общество с определенными знаками, посылами, которые считывались, понимались и были, в общем, едины. Сейчас этого нет; сейчас нет заданности направления. Сейчас можно быть и таким, и другим, разным. Это не значит плохим или хорошим. Очень важно понимать, что не стоит сразу ставить знаки: мол, он похож на меня, он хороший; не похож на меня – другой. Мир стал очень разным. Конечно, нам легче обозначить каких-то непонятных людей, непонятное поведение и поставить клеймо, хорошо это или плохо. На самом деле сейчас очень много разного, невероятная вариативность, отсутствие каких-то понятных и четких основ. И родителям очень сложно на что-то опереться и найти какие-то слова, нужные понятия, чтобы сказать, что это так, и только так. Сейчас этого нет.

– Получается, у ребенка возникает сложность выбора и самоидентификации. Какие еще могут быть специфические сложности, которые сопровождают именно современного школьника? Давайте поговорим о слабых сторонах современного школьника, потому что они точно есть. Например, говорят, что современные школьники гораздо меньше читают, и это факт, с этим не поспоришь. Наверное, есть и какие-то сильные стороны. Мне хотелось бы, чтобы Вы с позиции школьного учителя поговорили на эту тему.

– Действительно, сейчас меньше читают, потому что информацию берут из других источников. Этой информации очень много, она легче усваивается, более доступна. Таковы реалии. Я не скажу, что это однозначно плохо, это просто новые реалии, и это надо понимать. Нельзя тащить людей обратно и говорить: нет, только так мы будем жить. Нынешние дети невероятно способные в освоении разных электронных устройств; тут они впереди планеты всей, и мы за ними так быстро не можем успевать. Они действительно очень хорошо ориентируются в новых устройствах, новых вещах, которые помогают в том числе получать необходимую информацию, ориентироваться в современных тенденциях. И это очень хорошо, я считаю. Они живут в этом мире. А иначе для кого все это? Они потребители, они берут это, используют, и это хорошо.

Сейчас дети открыты, не так зажаты, у них нет очень большой дистанции по отношению к взрослому, они легко могут вступать в общение со взрослыми. И, как мне кажется, они очень доброжелательны. Я вспоминаю, например, свое детство и не могу себе представить, чтобы я подошла к учителю и сказала что-то личное, допустим, сделала бы комплимент. А сейчас дети с 5-го класса совершенно спокойно это делают.

– Вы это видите как плюс, а многие считают, что это как раз минус, потому что отсутствует социальная дистанция. С одной стороны, школьник может сказать комплимент, с другой стороны, может сказать и дерзость. Не всех взрослых, не всех учителей устраивает такое положение вещей. Как найти ту золотую середину, баланс между открытостью и дерзостью, который хорошо бы соблюдать? И может ли это в своих руках держать учитель?

– Конечно. Действительно, есть такая проблема, иногда ребенок переходит какие-то грани, которые он не чувствует. Но задача взрослого, который стоит рядом, дать эту грань почувствовать, очень мягко, очень тактично, не обижая ребенка, показать ему своим видом, что мы не пойдем в эту сторону. И здесь как раз личность учителя играет очень большую роль. Мы ведь учим ребенка не только словами, терминами, но учим и через взгляды, и через отношение, и через видение конкретного ребенка. Где-то нужно остановить, где-то перевести разговор в другое русло. Выстраивание этих граней – важная задача взрослого, не только учителя, но в первую очередь родителя, потому что эти грани и с родителями не всегда срабатывают. Да, это правда, что дети сейчас слишком много себе позволяют, слишком часто не чувствуют социальных границ, но это вопрос ко взрослому. И здесь можно поговорить на тему, каковы современные родители. Ведь родители прежде всего воспитывают ребенка, они через ребенка транслируют свои мысли и представления.

– О родителях мы обязательно поговорим. Правда ли, что современные дети менее замотивированы на обучение? Это миф или реальность, с которой мы сталкиваемся? Или все-таки заинтересованность есть, просто она несколько иная?

– И да, и нет. Сложно говорить. В принципе, можно сказать так: сейчас появляется очень много одаренных, способных детей, которые могут благодаря разным способам узнавания информации и возможностям, которые предоставляет современный мир, больше знать и больше себя реализовывать в чем-то. И они проявляются очень ярко. По ощущениям, примерно процентов пятьдесят детей замотивированы на достижение чего-то. Опять-таки я не говорю это со знаком минус или плюс, просто это так. Современное общество требует этого. К примеру, передача «Лучше всех». Быть лучшим, быть впереди, найти свое место в этом сложном мире, найти себя, выстроить свою жизнь так, чтобы было хорошо, – это нормально, это хорошие человеческие желания. Каждый хочет жить нормально. Есть какой-то путь, который современные дети видят и стремятся идти по нему, себя реализовывать. Я не скажу, что это плохо. Может быть, они видят по-другому. Они нацелены на какие-то определенные вещи, иногда очень узкие, но таковы условия: современные ЕГЭ, ОГЭ, которые они сдают, нацелены на конкретный результат, на конкретные задачи. Поэтому и такая нацеленность, замотивированность на что-то одно.

С другой стороны, могу отметить, что в современных школьниках очень мало живого интереса к жизни, такого, чтобы било изнутри. Да, это есть, но не очень часто встречается, к сожалению, как хотелось бы. Мало детской радости от познания мира, познания живого через свои ощущения, через личностные открытия, через вхождение в какие-то новые структуры отношений. Элементарный пример: спуститься в метро, преодолеть какие-то расстояния уже становится проблемой для современного школьника. У них протоптана дорожка от дома до школы, а то, что делается вокруг, если это не лежит в области их интересов, их мало трогает. Дети мало гуляют, мало ходят. Они не очень хорошо ориентируются в пространстве, потому что у них всегда есть подсказки: они открыли телефон – и по стрелочке пошли. Пространственное мышление у них не так сильно развито.

Какие-то смысловые логические связки им тоже тяжело даются, потому что очень раздробленное обучение, и связочки не всегда прослеживаются. И от этого им тоже очень сложно ориентироваться в жизни. Еще дети стали менее самостоятельными, это очень бросается в глаза. С одной стороны, они очень много знают, очень много умеют, но в социальном плане у них какой-то страх перед жизнью, огромным и не очень понятным миром, они не знают, как себя вести. Например, если вы когда-нибудь были в детской поликлинике, наверняка замечали, что обычно подросток сбивает всю очередь, потому что, когда приходит, не спрашивает, кто последний. Потому что он не знает, что так надо делать, он просто стоит в сторонке. Нам кажется, что это очевидные вещи, а для них это сложно, им не очень понятно, что делать в каких-то ситуациях.

Я слышу много историй о том, что дети не могут влиться в какой-то коллектив; или уже взрослые люди, окончившие вуз, не могут устроиться на работу. Или устраиваются, а потом уходят, не забрав документы, трудовой книжки. Им не хватает социальных навыков.

– Это, наверное, проблема семьи. Мне кажется, перекладывание ответственности на школу в этом отношении не совсем оправданное. И тут мне хочется поговорить о роли родителей. С одной стороны, родители сейчас очень вовлечены в учебный процесс детей: приходят на открытые уроки, общаются, имеют школьные чаты, следят за учебой, как-то направляют своих детей. С другой стороны, все равно это не взаимодействие с учителем и не взаимодействие с ребенком, а какая-то странная позиция, которой не было у родителей старшего поколения. Это какая-то новая позиция. Расскажите, пожалуйста, что происходит с родителями сейчас и что с этим делать.

Действительно, сейчас какое-то новое отношение к школе. Наверное, тут много причин, и мы их все сейчас не поднимем. С одной стороны, это детоцентричность, когда мир вращается вокруг моего ребенка, такого особенного, непохожего на всех других, у которого свои интересы, своя жизнь. Конечно, это мешает ребенку войти в коллектив, где много таких особенных, уникальных и неповторимых детей. Я говорю это даже без иронии. Конечно, как мать я понимаю, что для каждого родителя свой ребенок действительно особенный, хороший. Но сейчас какая-то чрезмерная опека, чрезмерная забота, какое-то пристальное внимание: а что там с моим ребеночком делают? что там такое происходит?.. Это, безусловно, вредит ребенку, не давая ему входить в коллектив, у ребенка нет самостоятельности, потому что сзади всегда взрослые, которые что-то сделают, скажут, подскажут.

Последствие последних тридцати лет – открытие новых подходов к воспитанию. Мы очень часто говорим об этом в «Школе поддержки родителей», когда вспоминаем свое детство. Безусловно, раньше у нас было много авторитарного, было много того, что надо было делать. Главное, мы выполняли какие-то общие действия. А потом, когда произошли изменения в стране, мы открыли для себя много личного, и маятник от тенденции общего воспитания качнулся в другую сторону. И теперь у нас пристальное внимание на личное, индивидуальное, которое мы холим и лелеем.

Опять же не хочу сказать, что это плохо и так нельзя делать. Конечно, это прекрасно, это хорошо, но про другую сторону мы забыли. С очень личным, которое мы очень сильно подняли на весах, мы опустили общественное. Мы живем в социуме, в обществе, от этого никуда не деться, и мы как родители должны помочь ребенку войти в это общество. Получается, родитель своим вмешательством, вторжением в эту сферу мешает ребенку самому входить в коллектив, адаптироваться, учиться узнавать разнообразные социальные связи, что-то с ними делать.

Прямо скажем, что нынешнее поколение современных родителей не всегда может правильно разрешать конфликты, у них нет опыта правильного разговора, умения найти общий язык, умения услышать друг друга. Это видно по родительским чатам. Мама приходит в школу и говорит: я так хочу для своего ребенка, я так считаю, я так думаю, я уверена… Хорошо, прекрасно. Но приходит следующая мамочка и тоже в чем-то уверена, тоже чего-то хочет для своего ребенка...

– И прийти к консенсусу невозможно.

– Да. Нет широкого взгляда. Хорошо, чтобы ребенок вошел в коллектив, где много других детей. Но как будто бы других детей не существует, как будто бы школа со всей ее системой, учителями должна быть сфокусирована только на одного конкретного ребеночка, моего любимого. Но родители должны понимать, что это не так. И в этом большая сложность у родителей.

Родители стали компетентными в правовом смысле. Они знают и могут привести огромное число каких-то правил, законов, как будто хотят уличить в чем-то учителя. Общее ощущение какого-то противостояния, и это удивительно. Как будто бы есть нехорошая школа, древняя, старая, мучащая ребенка, и есть хорошие родители, которые хотят для ребенка только хорошего. А в школе сидят какие-то «редиски», которые ничего не понимают... Нет желания быть вместе. Поверьте мне как учителю: ни один учитель не просыпается утром с мыслью кого-нибудь помучить, сделать кому-то гадость. Удивительные люди работают в школе! Люди, которые дают знания современным сложным детям.

– Давайте закончим передачу чем-то оптимистичным. Мы много поговорили о трудностях и проблемах. Хочется услышать от Вас как от учителя что-нибудь оптимистичное в адрес школы, ученика, родителя и нашего общего будущего.

– Я уверена, что в школе много хорошего, и я вижу это хорошее. Я бы очень хотела сказать родителям: приходите в школу (если есть возможность) с радостью, с желанием сотрудничать. Важно увидеть учителя, понять, что у него тоже есть какая-то своя правда. Может быть, она не совпадает с вашей правдой, но такова наша жизнь. У нас огромное количество людей, знакомых, с которыми мы по-разному что-то видим и чувствуем, тем не менее мы с ними сотрудничаем.

Нужно понимать, что ребенку предстоит жить в этом мире, он входит в этот мир в том числе через школу, через разных людей (не всегда, может быть, симпатичных и замечательных), которые встречаются ему на этом пути, через умение выстраивать связи. Здесь ребенок получает невероятно богатый опыт. Да, бывают какие-то печальные вещи, тем не менее мы должны смотреть на это как на опыт. Наша задача – быть рядом, помочь, если ребенку тяжело.

Нужно быть открытым к сотрудничеству, взаимопониманию и верить в то, что учитель хочет научить ребенка прежде всего. Я смотрю на своих коллег и понимаю, что это же просто фанаты своего дела! Все учителя любят свой предмет, все хотят научить и очень переживают и расстраиваются, когда это не получается. Учителя переживают за детей, поверьте мне, очень много говорят, думают о них и хотят, чтобы детям было хорошо и интересно.

– Спасибо большое, Татьяна. Мне был очень интересен этот разговор. Мне кажется, Вам удалось реабилитировать учителей. Современное общество так заточено, что предъявляет много претензий к современному учителю, но, глядя на Вас, Ваших коллег и многих других прекрасных учителей, которые были в моей жизни и жизни моих детей, когда они учились в школе, я вижу, что школа может давать очень многое. Главное, научиться это брать. Еще раз благодарю за участие в нашей передаче...

Автор и ведущая программы Марина Ланская

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Пятница, 23 февраля: 05:30
  • Суббота, 24 февраля: 08:05
  • Четверг, 29 февраля: 00:30

Анонс ближайшего выпуска

"Неуспевающий ученик" - что может скрываться за подобным ярлыком? Зачем идти к неврологу, если ребенок плохо учится? Как отличить синдром двигательных нарушений от отсутствия интереса? Каким образом плохая оценка помогает привлечь мамино внимание, и почему ребенок вынужден прибегать к такому способу? Какую роль в учебе играет уровень развития воли, а какую - мотивированность? Будем искать ответы с семейным психологом Марией Паршенковой.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать