По святым местам. Старицы ХХ века. Польное Ялтуново

15 ноября 2023 г.

Ялтуновские старицы - сестры Петрины - жили в XX веке в селе Польное Ялтуново. Они претерпели заключение и ссылку в Казахстан, но остались верны православной вере. За духовным советом к ним шли люди со всей округи. О подвижницах и Свято-Троицком храме наш рассказ.

Программа «По святым местам» продолжает свое путешествие по Шацкому району Рязанской области. Мы приехали в местечко под названием Ялтуново. Говорят, что не стоит село без праведника. Так вот, Ялтуново беспокоиться не о чем. Потому что праведников здесь было очень много. О них, а также о местном храме наш рассказ.

Протоиерей Филипп Квасный, благочинный Шацкого округа:

– Мы находимся сейчас в Шацком районе, село Польное Ялтуново. Троицкий храм, построенный жителями трех сел в 1872 году, разрушили в советское время. Храм был деревянный, вместительный, всё же три села в округе – через речку от нас Лесное Ялтуново и рядом село Токарево. Эти два села не могли содержать священника – маленькие были, но все равно нуждались в доме Божием.

Храм находится на окраине села. А в его центральной части стоял дом Алексея и Анны Петриных. И было у них, как в сказке, три дочери: Анисья, Матрона и Агафья. Род Петриных отличался особой строгостью и благочестием. К Анне Дмитриевне за духовным советом шли со всей округи.

Вера Анатольевна Квасная, преподаватель основ православной культуры:

– Бабушка моя, Буликова Евдокия Павловна (Царствие Небесное), была очень тесно связана с сестрами и их матерью, матушкой Анной, – она ходила к ним за поддержкой. Они помогали ей не только духовно, но даже и физически. (Когда забрали деда на войну, у нее оставалось пятеро детей.) Ей было тяжело, и они очень ей помогали, она была им очень благодарна.

В доме Петриных местный монах Григорий Томин собирал людей на богослужение. По благословению старца Анна Дмитриевна начала юродствовать: могла скатиться с горки на кочерге или идти в храм в одном лапте и одном валенке. Супруги терпели насмешки сельчан, но приобретали смирение.

Вера Анатольевна Квасная:

– Надо сказать, что в Ялтуново еще до революции славился хор. Мой дед (тогда еще осталось в памяти) читал, как говорят, лучше всех Апостол. То есть преемственность такая. Мама моя с детства на клиросе.

Дочери Петриных очень любили церковную службу, молитвы, песнопения. Ходили с матерью по святым местам, помогали страждущим.

Вера Анатольевна Квасная:

– У них были необыкновенно чистые голоса. Забегая вперед, скажу, что я тетю Ганю застала, когда она пела уже в новом храме, – на клирос ее привозили. У нее был чистый голосок, а ей было уже 90 лет, и она все слышала прекрасно.

Еще будучи девочками, они делали по 300 поклонов в день. Так мама приучала их к терпению и постоянству.

Вера Анатольевна Квасная:

– Они рассказывали, что нужно смиряться, нужно вести себя скромно. Рассказывали про свою молодость, как их не наряжали, как не давали им зеркало прихорашиваться, а была строгость, при которой ты трепещешь, и наступает не страх, а раскаяние. Вот такое с ними было.

Может быть, Анна Дмитриевна Петрина предвидела, что ее дочерей ждет тяжесть заключения и ссылок. Анисью Петрину арестовали в 1933 году, Матрону и Агафью – в 1935-м. Забрали их из церкви в Великую Субботу под Пасху, где они после службы убирали храм к празднику. На долгие 11 лет девушки покинули родное Ялтуново. Их отправили в ссылку в Казахстан. Многие этапированные умирали еще по дороге, в поезде. Всю жизнь вспоминали сестры и тот долгий путь, и тяжелую работу на строительстве индустриального Акмолинска: «Несешь на верхний этаж раствор, а назад еще труднее, ведь в кандалах».

Вера Анатольевна Квасная:

– Они научили нас многому, каждый раз, когда я приходила, они рассказывали необыкновенный случай, когда их сажали в яму. Тетя Матрюша показывала свои ноги (она сердечница) после этой сырой ямы, когда они там несколько дней просидели и надеялись, что погибнут от голода. Но они сами рассказывали, как собаки приносили и бросали им туда хлеб, и они выжили. Пришли их закапывать, а они живые. Она каждый раз со слезами на глазах это рассказывала (я сама все слышала), и про кандалы рассказывали, как им было тяжело.

А в это время на их родине закрыли Троицкий храм.

Протоиерей Филипп Квасный:

– Долгое время храм использовали как зернохранилище. Ворота церковные были большие, туда заезжали на лошадях, разгружали зерно прямо в храме. Из старого храма уцелела только центральная часть, все остальное пристроено. В центральной части храма была колокольня. В 1991 году стараниями местных жителей разрешили отстроить храм, дали священника. Служил сперва отец Илия Савостин (сейчас в Рязани служит), и пристроили алтарик – начали служить. Конечно, убого было в те годы, материалов не было никаких – ни строительных, ничего. Очень сложно было. Собирали по домам, что могли, чтобы что-то построить. Милостью Божией потихонечку мы имеем то, что есть. Слава Богу, храм подняли.

Сестры вернулись в Ялтуново уже после Великой Отечественной войны. Храма тогда уже не было, и они ходили 12 километров в соседний город Шацк на богослужение. А люди по-прежнему шли в дом Петриных за духовной помощью.

Вера Анатольевна Квасная:

– Относились они ко всем очень душевно и сердечно. Это было необыкновенно. Когда к ним приходили, тетя Матрюша была сама доброта, открытость. А у тети Гани были такие глаза глубокие… Тетя Матрюша: «Ой, какая молодец, спасибо тебе, воды принесла». А тетя Ганя сидит молча. Но она не была строгой, а была какой-то сокровенной – такая тишина, глубина... И вдруг что-то раз – и скажет... И, конечно, связь с ними до сих пор.

Старица Анисья дожила до глубокой старости, до 92 лет она сохранила трезвость ума. Похоронив сестру, Матрона и Агафья прожили вместе еще 13 лет. Сестры трудились в огороде, делали свечи, пели по праздникам на клиросе.

Вера Анатольевна Квасная:

– Мы помогали им копать картошку. Это было при мне (по-моему, в книжке это описано): тетя Ганя (это я своими глазами видела) своими сухонькими ручками, вся сгорбленная, никому не давала брать лопату. «Вы зарежете картошку!» Потому что у них такая картошка была (это я не преувеличиваю), что кто ни брал семена, никто такой не мог вырастить. А она говорила, что картошке надо кланяться: «Надо каждой кланяться: надо поклониться, надо молиться». И с молитвой у них огород был. А не сказать, что прямо чернозем, – когда обрабатывали, и камни были, но они выращивали необыкновенный урожай, потому что все было с молитвой.

К прозорливой матушке Агафье приезжали монашествующие священники и миряне. На вопросы старица отвечала иносказательно.

Вера Анатольевна Квасная:

– Она очень много говорила стихотворно. В Приднестровье уже началась война, а меня пригласили однокурсники на свадьбу. И я поехала туда. Естественно, приехать сюда и сказать, что я пойду на свадьбу, было нельзя – меня бы никто не отпустил. Я поехала самовольно. Конечно, переживала, но как же хотелось! Приехала и попала в аэропорту в холодный сильный ветер и дождь и подхватила опоясывающий лишай. Я приехала к ней, зная, что она поможет. Она мне прочитала целую поэму по поводу того, что я самовольно уехала, что я плясала. Это надо было записывать, но тогда никакой аппаратуры не было. Она мне высказала все, причем серьезно... Она особо ничего не называла, но дала понять, что знает, от чего мне это наказание. Я попросила прощения. Конечно, с Божией помощью все у меня прошло.

А потом получилось так, что на каникулах я приехала к бабушке, и Филипп приехал ко мне в гости. Мы с ним дружили, встречались, и я пригласила его пойти к матушкам Матроне и Агафье в гости. Когда он пришел, они сказали: «Филипп к нам прилип». И всё.

Протоиерей Филипп Квасный:

– Они практически предсказали мое пребывание здесь. Я служил тогда в Борисоглебском соборе, и староста, раба Божия Мария (Царство Небесное), пошла к тете Гане, как все называли ее, просить благословения, чтобы иконостас сделать. Но она не благословляла: «Придет отец Филипп и сделает иконостас». Но Мария в недоумении не послушалась, заказала иконостас. И резьбу начали делать, запросили еще денег. И они пропали. Бригада распалась; и ни денег, ни иконостаса.

Но слова тети Гани (Агафьи Петриной), что отец Филипп приедет и сделает иконостас, сбылись. Батюшку назначили сюда настоятелем, и он принялся за работу. Сначала сам, а потом обратился к помощи резчиков, отбывающих наказание в тюрьме.

Протоиерей Филипп Квасный:

– Я немножко резьбой занимался. За один год царские врата вырезал, а потом накатилось больше проблем – и жилья не было, и строиться нужно было. Вот только царские врата я успел вырезать. Остальное все на зоне. Когда поехали на зону, пошли к начальнику зоны спрашивать разрешение, чтобы делать там. И он говорит: «Ладно, с деревенских что брать?.. Вези продукты ребятам. Чай, что им нужно, картошку, чеснок, лук». И каждый месяц больше года мы везли туда продукты. С Божией помощью у нас получился такой иконостас. Также пригласили художников из Молдавии, мужа с женой, которые намного дешевле делали. Они и писали иконы, и делали чеканку.

Строить храм было сложно. Часто приходилось что-то переделывать, да и денег не всегда хватало.

Протоиерей Филипп Квасный:

– Молитвами наших старчиков... Думаю, без них не обошлось, это точно. Мы знаем, что много помощи было с их стороны, когда были проблемы и не знали, как поступить. Бежали на часовню, молились.

Вера Анатольевна Квасная:

– У нас работали две бригады: иконописцы, реставраторы. А я всех кормила. У меня было трое детей на тот момент. И дом был старенький, без каких-либо удобств. Как раз лето было – храм открыли, крыши нет, добавляли несколько венцов. И надо было все это делать, я смотрю – туча (а тучи ходили туда-сюда), дождь, а храм открыт. И все деревянные стены промокнут! Я бегу сюда на часовню, молюсь, у меня слезы градом. Дождь полил страшный… Я спускаюсь вниз. А внизу храм не намок.

Протоиерей Филипп Квасный:

– Для меня это время прошло вообще незаметно. Хотя бывают такие времена, что тяжело, и кажется, что выхода не найдется. Но все слава Богу молитвами старцев. Мне тут нравится.

Часовня трех сестер – святое для паломников место.

Вера Анатольевна Квасная:

– И зимой, и летом люди едут к ним. И смотришь: машины, цветы – что-то появилось. Мы служим каждый день память их, каждый день заупокойное богослужение. Ну, как заупокойное?.. Оно торжественное. И устраиваем поминки – народ приезжает. Приезжает, потому что почитают, потому что они молятся, помогают.

Сестры были знакомы с еще одной подвижницей веры земли Шацкой – блаженной Наталией. Перед смертью она все повторяла: «Край не оставим». Имея в виду себя и всех своих сподвижников, не оставляющих предстательством у Престола Божия этот уголок Рязанщины.

Автор и ведущая программы Надежда Калинина

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 25 февраля: 09:15
  • Среда, 28 февраля: 07:45
  • Четверг, 29 февраля: 15:15

Анонс ближайшего выпуска

Храм святителя Тихона в городе Камень-на-Оби появился в XXI веке, но его история - это то духовное наследие, которое удалось сохранить горожанам в сложные советские годы. И само посвящение угоднику Божию - это, в том числе, покаяние за годы гонений на веру.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать