Беседы с батюшкой. Чему можно и невозможно научить детей. Протоиерей Вадим Буренин

1 сентября 2022 г.

– Сегодня у нас в гостях Вадим Буренин, настоятель храма Иоанна Предтечи на Каменном острове.

Тема передачи посвящена Дню знаний. Будем говорить о том, чему можно, а чему невозможно научить детей. Но, наверное, не хватит и ста передач, чтобы поговорить на эту тему, но мы с Вами попытаемся, потому что у Вас огромный преподавательский и родительский опыт. Вам будут задавать разные вопросы, в том числе связанные с разными видами образования и разным пониманием образования в нашем сегодняшнем обществе и в том обществе, в котором выросли мы. Первый вопрос: чему вообще можно и нужно учить детей?

– Надо говорить о том, что образование, которое понималось на Руси, было напрямую связано со Священным Писанием: человек, имеющий образ Божий, должен достигать богоподобия, т.е. в обязательном порядке воцерковляться; необходима христоцентричность, необходимо все то, что способствует духовному возрастанию. Кроме всего прочего, в обязательном порядке человек знакомился с тем или иным ремеслом. Так было принято, была такая традиция, что некоторые категории людей из поколения в поколение передавали потомкам определенные знания, и эти знания помогали людям в жизни от рождения до отхода к Богу в вечность. Семья помогала человеку именно в духовном становлении, чтобы человек получал те знания, которые ему пойдут на пользу. Не просто все знания, а именно те, которые ему действительно нужны и помогут в его жизни.

Вспоминая советский период времени, мы тоже можем говорить, что у нас многие после восьмого класса шли в ПТУ, кто-то в техникум, и для них это было очень важно, потому что они к этому готовились. Один хотел стать сантехником, другой – электриком, мы вспоминаем, что в техникуме был конкурс, многие стремились хорошо учиться, чтобы попасть именно в техникум, потому что это был их выбор в жизни. Сейчас стало все немножко иначе, и мы наблюдаем, как многие стараются прежде всего получить высшее образование, чтобы были прежде всего корочки (удостоверение, диплом) о том, что человек имеет соответствующее образование. В итоге у нас очень многие на сегодняшний день имеют эти дипломы, а знаний как таковых нет, и мы постоянно сталкиваемся с тем, что человек, имеющий соответствующее образование, по специальности работать не в состоянии. Это очень тревожный звоночек. Мне приходится посещать различные учебные заведения, в том числе медицинский вуз, и многие девушки, например, говорят, что хотят быть косметологами, их другие знания не интересуют, будет диплом об образовании – будут работать косметологами. А нужны же не только косметологи, но и хирурги, и терапевты, и окулисты, и другие специалисты. Здесь мы видим определенные серьезные проблемы, которые изначально кроются в семьях, но вместе с этим и во всем нашем обществе.

– Есть такой вопрос по поводу образования. Должна быть мотивация, мы все время говорим о том, что немотивированный человек не интересуется ничем, в том числе в школе. Я с этим вопросом сталкивался очень много, когда ребенок не понимает, зачем нужно образование. Есть предметы, кажущиеся интересными, я, например, в детстве плохо относился к химии, потому что думал, что мне никогда в жизни химия не пригодится. Но много лет спустя химия мне оказалась нужна, и мне пришлось заново изучать школьную программу по химии, потому что иначе я бы не смог работать. Эта мотивация сейчас во многом обуславливается деньгами, потому что у нас успешность измеряется не количеством знаний, не качеством образования, а той зарплатой, которую будет получать человек. Какая мотивация должна быть у ребенка, чтобы он воспитывался не просто, как мы говорим, «ботаником», а в той духовной среде, которая помогла бы ему решить все проблемы, связанные с настоящей успешностью?

– Это во многом связано с тем, насколько люди являются действительно цельными, насколько у них есть крепкая, твердая вера и какой они имеют смысл в этой жизни. Некоторые говорят, что их смысл жизни заработать себе на яхту, или на самолет, или подводную лодку, или дорогую машину. Тогда уже начинается разговор о ценностях, которые являются подлинными, о смысле жизни. К сожалению, многие на сегодняшний день об этом совершенно не заботятся и не думают. На протяжении последних десятилетий ставили задачу (и многие говорили с экранов телевизоров), что нужен прежде всего культ потребления, нужны потребители товаров.

– Вопрос телезрителя: «Нужно ли приучать детей критически мыслить? Если да, то с какого возраста?»

– Как многодетный отец, я должен сказать, что очень важно с детства постоянно беседовать с ребенком и все ему объяснять. Прикладывать такие усилия, которые позволяют ребенку аналитически мыслить, чтобы ребенок мог каждый раз рассматривать ту или иную ситуацию (может, даже самую простую) с разных сторон. Например, ребенок разбросал по центру комнаты игрушки, можно же ребенку объяснить, что сейчас придет с кухни бабушка, которая плохо видит, она может на эти игрушки наступить, игрушки можно испортить, сломать. Кроме всего прочего, бабушка может поскользнуться, упасть, сломать руку или ногу. То есть обязательно нужно беседовать с ребенком о том, что вокруг происходит, что это может иметь те или иные последствия. Когда мы с ребенком беседуем обо всем, ребенок привыкает к тому, что у него появляется чувство ответственности за себя и за то, что вокруг, и это начинается с таких простых вещей. Если в семье молятся, зажигается лампадка, объясните, что нужно аккуратно обращаться с этой лампадкой, потому что здесь огонь, могут быть последствия.

Очень важно, чтобы и отец, и мать понимали своего ребенка и могли ему помочь в его начальном образовании в семье. Конечно, хорошо, когда есть бабушка и дедушка и ребенка приучают к общежитию, приучают к тому, что есть такие нормы человеческой жизни. И дальше пытаются образовывать, насколько возможно, то есть учат креститься, молиться, считать, писать. В этом отношении я очень благодарен своим бабушкам и дедушкам, потому что они пытались вложить в меня всю душу, все свои умения и знания, объясняя и помогая мне, что и как нужно делать, и все это делалось с большой любовью. Не помню, чтобы на меня бабушки или дедушки кричали или как-то меня обвиняли, оскорбляли, обижали. Это было все с любовью, так что я эту любовь действительно чувствовал, и то, что они пытались до меня донести, они доносили так, что я по сей день вспоминаю их с большой благодарностью, это настоящая христианская любовь, которая в них была, в ней я и вырос. Любовь Бога к ближним своим, когда она на деле видна уже маленькому ребенку, дальше дает определенные плоды, и человеку, который в такой семье воспитан, конечно, в дальнейшем понятно, как нужно прикладывать те или иные усилия, чтобы воспитать своих детей, а потом уже помогать в воспитании внуков и правнуков. То есть это должно идти обязательно постепенно.

Кроме всего прочего, когда ребенка приводят в детский садик, в школу, предлагают дальше учиться в высшем учебном заведении, тоже руководствуются тем, чтобы чадо пошло в таком-то и таком-то направлении. У нас есть прихожанин, хороший стоматолог, и один из его детей тоже пошел по его стопам, стал стоматологом, получил образование. Папа, имеющий богатый опыт, конечно, подсказывает что-то своему чаду, а сын имеет возможность заниматься тем, что пойдет на благо нашему обществу. Конечно, семья будет радоваться, что есть такое династическое продолжение, что это будет способствовать тому, чтобы у нас были настоящие специалисты, настоящие профессионалы, и люди вокруг, знающие, что это действительно семья профессионалов, могли ориентироваться на таких людей, обращаться к ним. Как бы то ни было, мы часто, когда какая-то сложная ситуация, ищем именно тех людей, о которых есть положительные отзывы.

– Здорово, когда в семье есть возможность воспитывать детей в вере. Это прекрасно, очень хорошо, но если мы взглянем, что называется, трезвым взглядом на сегодняшнюю ситуацию, то увидим, что священник в школе не просто редкость – это феномен. Я знаю несколько православных школ, где есть уроки «Закона Божьего», есть духовники. Это прекрасно. Но в обыкновенной школе совсем другая ситуация, и эта ситуация настолько парадоксальная, что священник в школе может появиться только не благодаря чему-то, а вопреки. Поэтому о каком духовном воспитании мы сейчас можем говорить, когда школа целиком и полностью находится вне духовного окормления? И что делать в этом случае? Может быть, с этого года ввести урок «Беседа о важном» и как раз говорить о вере, о Боге? Но ведь этого не будет.

– Все люди разные, страна у нас большая, многонациональная, и даже в отдельно взятом большом городе проживает очень много людей, имеющих совершенно противоположные взгляды. В нашем городе, Санкт-Петербурге, я на протяжении уже многих лет посещаю светские учебные заведения и стараюсь договориться о том, чтобы все желающие ребята факультативно могли посетить храм. После проведения экскурсии по храму мы приглашаем  их на чаепитие в церковный дом, и есть возможность спокойно поговорить, побеседовать о важном, о главном. Эти встречи, беседы являются очень важными и для меня, и для этих ребятишек, потому что уходят они всегда очень радостные, окрыленные. По их лицам заметно, что многим мир храма совершенно неизвестен, а после того, как им объяснишь, что к чему в храме, расскажешь что-то из истории, они в церковном доме за столом с чаем могут спокойно поговорить; что называется, оттаять. Для некоторых такое общение является открытием, откровением, потому что до этого у них никогда такого не было, а для тех, которые посещали храм, это тоже является неким новым опытом, потому что до этого они тоже с этим не сталкивались. Очень важно, чтобы на приходах были такие встречи, общение с духовенством.

– Вопрос телезрителя: «Как воспитывать детей в законе Божием, православном духе, чтобы в семье хранился мир, тишина и покой?»

– В августе я получил приглашение в Гомель на открытие памятника Лизюковым – двум героям России. Три брата, из них двое герои России. Это воспитание на примере тех людей, которые были готовы отдать свою жизнь за Родину. Они погибали именно потому, что так складывались обстоятельства. Они не готовы были расстаться с жизнью ради того, чтобы просто погибнуть, но погибли, чтобы совершить то, что нужно было совершить. Важно воспитание в таком правильном ключе, правильном духе, когда каждый человек дорожит своей Родиной. Родина – это и своя культура, и мы говорим здесь о православной культуре. Наш русский мир на сегодняшний день предлагает нам те духовные, культурные ценности, которые являются совершенно непреходящими. Каждый раз, когда мы задумываемся о том, какие должны быть у нас примеры, мы должны помнить, что у нас есть примеры в лице нашего Господа, в лице Божией Матери, святых угодников Божиих и тех праведников, которые жили, руководствуясь именно христианскими ценностями. В начале нашей беседы я говорил про христоцентричность и необходимость воцерковления. Многие люди, которые сражались в сорок первом году, родились еще в царской России, в царской России были крещены, в семье получали определенное воспитание и образование.

Но здесь и интересная грань. Вспоминаем, например, Ленина и Крупскую. Ленин требовал, чтобы члены его партии не выделялись из общества, поэтому они шли и венчаться, и все остальное совершать, то есть это происходило чисто формально. Очень важно, чтобы в нашей жизни мы относились не формально к тем или иным вещам, а с пониманием, что это необходимо каждому из нас. Как дереву в жару необходимо, чтобы была листва, чтобы ствол не сгорел, так и нам это тоже необходимо, и мы можем попасть в такую сложную ситуацию, когда нам нужно будет себя проявить так, как проявили себя в годы Великой Отечественной войны многие православные христиане. Лет десять назад в Москве и вокруг Москвы была жара под 40 градусов. Очень много погибло деревьев. Вот и человек, попадая в определенные условия, тоже может практически сгореть. Очень важно, чтобы мы были готовы к той или иной ситуации, сложной ситуации, прежде всего духовной. Потому что, сталкиваясь с теми или иными обстоятельствами, с теми или иными вызовами, мы должны быть стойкими, должны быть готовы перенести эти испытания. Мы ведь надеемся на то, что каждый из нас будет наследником Царства Небесного, чтобы на нас была проба, что мы все эти испытания прошли. И мы немало знаем таких людей, которые в своей жизни вели или ведут себя таким образом, что просто откровенно противопоставляют себя тем духовно-нравственным ценностям, которые лежат в основе нашего русского мира.

– И вся жизнь должна уйти на борьбу за пропуск в Царствие Небесное. Хорошо, если кто-то живет с самого детства в православной вере. У меня была другая жизнь, так живет очень много людей и сейчас, когда ни о вере, ни о Христе люди ничего не слышали и не знают. «Образование» от слова «образ», но не все так думают. Да и школы сейчас очень разные, есть избранные школы, в которых обучение стоит очень больших денег; есть домашнее образование. То есть существуют разные системы обучения. Когда Вы учились, какие предметы Вам больше всего нравились? Что привлекало Ваше детское внимание больше всего?

– Больше мне нравились предметы гуманитарного направления, хотя и технические – математику, физику и химию – я тоже учил с большим удовольствием. В наше время были хорошие учебники.

 – Вот об этом я и хотел спросить у Вас. У нас в разное время была разная система обучения. Что нужно сейчас, на Ваш взгляд (если бы Вы были министром образования), срочно изменить в школе, чтобы мы могли быть спокойны по поводу будущего наших детей?

– У нас было столько потрясений за последнее время, что предпринимать какие-то кардинальные изменения не стоило бы. Сейчас нужно осмыслить весь тот опыт, который у нас был за последние 30 лет, взять хорошее из системы образования советского периода времени; вспомнить многих выдающихся людей того времени. Вспомнить период царской России. Там была достаточно серьезная, продуманная и выстроенная система образования.

Сейчас важен процесс осмысления вопроса: каких людей в нашей стране мы хотим видеть в будущем? Прежде всего эту задачу мы должны решить для себя. Если мы хотим воспитывать общество таким образом, чтобы с рождения и до смерти была единая линия, то ее надо очень серьезно продумать. И продумать, конечно, на основе духовно-нравственных традиций, на основе того богатого опыта, который у нас, слава Богу, есть.

История нашей страны богатая. Русь была всегда образованная, об этом говорят берестяные грамоты, которые мы видим в музеях. Люди писали грамотно, без ошибок. На Руси к этому всегда подходили очень ответственно. Сейчас тоже важно осознать и понять, что нам не надо метаться из стороны в сторону, нужно хорошо подумать о том, что является непреходящим, то есть вечным. А это сама жизнь каждого человека в государстве. И мы должны стараться помочь каждому человеку обрести жизнь с Богом. Поэтому все образование и наше знание должны помочь человеку жить с Богом.

Сейчас есть проблема перенасыщения детей факультативными занятиями, курсами, кружками, секциями. Ребенок вынужден бежать после школы в одно, второе, третье место. Получается, что у детей нет свободного времени. Но есть необходимость посетить то или иное занятие и добиться результата, который будет приемлем для родителей, преподавателей. Даже для православных родителей это становится проблемой. Некоторые хотят, чтобы их ребенок имел какие-то достижения в жизни, хотят гордиться своим ребенком. Примерно с петровских времен у нас появились эти зачатки протестантского образования, которые связаны с эгоистичностью, что сохраняется, к сожалению, и по сей день.   

С другой стороны, я часто сталкиваюсь с тем, что у многих родителей и детей появляется разочарование, потому что их не берут, например, в спортивные секции, потому что у ребенка нет способностей. То есть даже не дают никакого шанса ребенку.

– Есть еще одна проблема – это ЕГЭ. Начинается просто невероятная гонка, приходится много тратить денег на репетиторов, чтобы ребенок получил необходимые знания не просто сдать ЕГЭ на какое-то количество баллов, а для того, чтобы дальше продолжить образование. Если человек ставит перед собой задачу поступить в университет на конкретное направление, это хорошо. Но некоторые дети не выдерживают этой гонки. Что делать?

– В советское время везде присутствовал человеческий фактор. Когда мы сдавали устный экзамен, кто-то мог рассказать лучше, кто-то хуже; кто-то из учеников нравился преподавателю больше. Я помню, когда написал сочинение по Чингизу Айтматову («Плаха») и изложил свои мысли об Иисусе Христе, то оценку за экзамен я не знал до выдачи аттестата об образовании.

Сейчас тоже встречаются ошибки и подаются апелляции, восстанавливают какие-то баллы. Но вопрос связан с тем, что когда я прошу ребят, которые собираются сдавать русский язык, рассказать об имени существительном, – они не могут рассказать. Потому что они привыкли к тестированию, когда нужно просто выбирать нужные ответы. С историей то же самое. Когда приходят ко мне на первый курс ребята после школы, я их прошу ответить на какой-то вопрос, а они спрашивают: «А какие варианты ответов есть?» Подавляющее большинство из аудитории после школы мало что знает. Как они сдавали ЕГЭ – для нас большой вопрос. Какие-то знания они получили, чтобы заработать определенное количество баллов, а самого знания предметного материала нет. Это является очень большой проблемой.

– Наши дети имеют совсем другое представление о реальности жизни, нежели мы. Взаимоотношения отцов и детей никуда не делись, это всегда будет. Когда мы говорим о том, чему учить детей, мы понимаем, что самое главное – научить детей жить в образе и со Христом, и этому нужно учить с пеленок. А вот чему невозможно научить ребенка?

– Если ребенок категорически чего-то не хочет, то заставить его не получится никаким образом. Чего-то добиться можно, но положительного результата не будет. Ребенок должен понимать, что ему это действительно нужно. Еще есть определенные способности у каждого ребенка, должен быть выбор. У каждого ребенка есть определенные таланты, которые он может проявить; у одних одни способности, у других другие.

Очень важно, чтобы родители пытались помочь ребенку в том, чтобы он нашел себя; нашел то, в чем он действительно может преуспеть в дальнейшем. А. С. Пушкин учился по одним предметам отлично, а по другим удовлетворительно. Это данность. Дети учатся по одним предметам лучше, по другим хуже. Но каждый пытается определиться в дальнейшем пути, в какой области он хочет себя применить.

– Был у нас такой предмет – профориентация, когда нам рассказывали, какие профессии существуют, и мы представляли себя тем, кем хотим стать. Меня еще волнует вопрос обучения детей в проблемных семьях. На приходе мы знаем такие семьи и стараемся им помогать. Но как узнать об этом в школе, чтобы помочь?  Как узнать этих людей?  

– Если мы верующие люди, то должны молиться Богу, чтобы Он нас не оставил. Если есть духовник, советоваться с ним. Для верующего человека Божественная помощь является основополагающей, без нее дальнейшая жизнь невозможна. Если Господь благословил, вразумил и просветил, то дальше жизнь выстраивается и человек идет действительно по своему пути. А когда человек пытается сам искать, то он, как слепой котенок, тыкается то в одно место, то в другое. Если нет помощи со стороны духовно опытного человека, получается сложная ситуация для человека. В дальнейшем появляется немало проблем из-за того, что люди не в состоянии выбрать то, что является для них более оптимальным.

– У вас много детей в храме?

– Много. И слава Богу, что они посещают воскресную школу. Дорогие братья и сестры! Прикладывайте усилия, чтобы ваши дети посещали православные храмы, занятия в воскресной школе. В наших храмах есть много разных кружков, а для тех, кто постарше, есть высшие православные учебные заведения.  

Ведущий Александр Черепенин

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает священник Владимир Тоготин, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Братцеве.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать