Беседы с батюшкой. Протоиерей Александр Трушин. 26 мая 2024

26 мая 2024 г.

В студии протоиерей Александр Трушин, настоятель Никольского храма в селе Лямцино Домодедовского района города Москвы.

– Сегодня после службы знакомый поздравил меня с днем ангела. В семинарии мы всегда шутили, что Неделя о расслабленном – наш профессиональный праздник. А что самое главное мы должны извлечь из события, которое описывается в сегодняшнем евангельском чтении, из этого чуда, что совершил Христос с больным человеком?

– Наверное, сегодня во всех проповедях звучит мысль о том, что без Христа мы все расслабленные. Только тогда, когда Он протянет нам Свою руку, когда извлечет из болезни, мы сможем излечиться. И в первую очередь давайте вспомним слова, которые звучат в Евангелии. Христос не спрашивает его: «Хочешь ли выздороветь?» Хотя мы иногда так думаем. Я слышу толкования, где говорят, что Он спросил именно об этом. Но там такого нет. Христос спросил: «Хочешь ли цел бытиА быть целым – это не только когда у нас не болит рука, нога или спина. Это когда не болит и не разрывается наша душа.

Давайте вспоминать об этом, обращаясь к Господу за помощью. Да, нам очень мешает то, когда болит какой-либо орган. Но вопрос: в чем мешает? Мешает прийти в храм и совершать молитву? Или мешает бегать по магазинам? Хотелось бы, чтобы мы в первую очередь обращали внимание на то, чтобы идти за Христом для спасения своей души, чтобы быть целыми. И когда мы пишем записки о болящих, надо не исписывать несколько листов именами людей, которые, как потом выясняется, не ходят в храм, а записывать в первую очередь тех, о спасении которых мы ратуем.

Может быть, у человека руки и ноги целы, голова не болит, но он не пришел к Богу, а значит – уже болящий, уже расслабленный. И мы начинаем молиться о том, чтобы Господь повернулся к нему и повернул его к Себе, чтобы задал тот же вопрос этому больному: «Хочешь ли цел быти?» Это немаловажно. Но порою наши какие-либо физические трудности закрывают основную цель, мешают видеть стремление к Богу. Я не дерзну сказать «видеть Бога», но пути к Нему мешают. И прежде всего мы просим Господа помочь нам справляться со своими духовными болезнями.

Перед началом эфира мы разговаривали о том, может ли быть духовная болезнь. Наверное, официально такого определения нет. А что делать с человеком, который страдает бесконечной завистью? Он завидует всем во всем. Тот счастливее, этот лучше одет, а у того лучше работа. А позавидуй тому, кто перед Богом спасается. И может быть, у него нет ни работы, ни физического здоровья, но он духовно цел.

Мы любим обращаться за помощью, предположим, к каким-нибудь преподобным, которые были больны, страдали, никому не жаловались. Мы обращаемся за помощью к блаженным, многие из которых терпели болезни и скорби. Не надо далеко ходить: сам апостол Павел обращался к Богу, чтоб Он освободил его от жала в плоти, от ангела сатаны. И Господь отвечает ему: довольно для тебя благодати Моей. Значит, боль и физическая болезнь не в счет. Достаточно благодати.

Мы идем за благодатью, чтобы излечиться, а дальше, мягко выражаясь, будем опять бегать и прыгать, «задрав хвосты». Многие физические болезни даны нам для смирения плоти, для того, чтобы мы чаще вспоминали о Боге. Однажды при разговоре со старыми монахами они привели мне такую фразу: «Болезнь – это звоночек с того света». Все: тебе напоминают о том, как ты придешь туда и дашь ответ. Это очень отрезвляет. Они не благословили, не сказали пойти к врачу. Но сказали: «Это звоночек с того света, будь готов к переходу». И совсем иными глазами смотришь на окружающую жизнь.

Сегодняшнее Евангелие напоминает нам о нашем духовном здравии. Дай Бог, чтобы физические болезни не мешали нам прийти в храм, исполнять молитвенное правило, делать добрые дела. Вот ради чего стоит молиться.

Мы можем вспомнить множество примеров, когда благодаря физическим болезням люди прекращали бессовестно грешить. Кто-то перестал пить, потому что у него сердце схватило так, что уже выбора не было: мог перейти в мир иной. Кто-то излечил еще какие-либо свои страсти в одно мгновение при посещении болезни. И, наверное, самое главное из сегодняшнего Евангелия – это сделать вывод, что для нас важно духовное здравие. И пусть болезни нам помогают и нас вразумляют. А Господа будем просить исцелить нас сначала от болезней духовных, а вслед за этим и физических, чтобы мы могли еще поучаствовать в этой земной жизни и поискать пути к спасению.

– Когда я стал постарше, понял, что все болезни к смирению. Тебя просто вынуждают смириться со всем, когда на два дня выпадаешь из жизни, ничего не можешь делать. Много всего происходит, и к этому нужно быть готовым, в том числе и духовно.

Вопрос от телезрителя Евгения из Белгорода: «Кто, кроме Бога, может определить, спасется человек или нет? Все святые и преподобные определены людьми, Синодом, а Бог не определял их таковыми. Так как можно сказать, что спасется тот или этот? Это решает только Бог».

– Вполне с Вами согласен. Только Господь определяет, кто спасется. Церковь канонизирует кого-то из духовного и житейского опыта.

– Есть определенные правила.

– Конечно. И эти правила очень строгие, непростые. Очень много было претендентов на канонизацию. В какой-то момент в Германии хотели канонизировать Гитлера, чуть ли не при жизни. Только Бог это определяет. А люди и Церковь имеют определенные правила. И житейским опытом мы видим то, что наши святые даже после ухода из земной жизни продолжают помогать. Это, кстати, один из важнейших факторов канонизации того или иного человека: если он после своей земной кончины продолжает приходить на помощь. Специально собираются факты и рассказы об этом.

Наверное, самый яркий пример – святитель Николай Чудотворец. А за ним уже полный список святых. Преподобный Сергий Радонежский и множество других.

– В то же самое время в истории нашей Церкви есть такое явление, как деканонизация. Самый известный пример – святая Анна Кашинская. Таких случаев было много, когда люди решали, кто не святой, в силу определенных обстоятельств. То же самое было и с новомучениками, которых канонизировали, а потом вскрывались новые факты их биографии.

– Хорошо, что мы не занимаемся деканонизацией тех святых древности, которые были когда-то разбойниками (Опта и другие), а потом стали подвижниками благочестия и положили свою жизнь за Христа. Они наши помощники. Если мы часть своей жизни провели неправильно, в заблуждениях, то обращаемся к этим бывшим простым земным людям, а теперь святым, и они помогают нам в изменении и исправлении нашей жизни. Это труднее всего. Многие люди с удовольствием копаются в жизнях других, могут разбирать жизнь святого, но надо направить силы на совершенство своей жизни.

И немаловажно справиться с теми грехами, которые от древности сопровождают человека. Есть грехи, которые свойственны только новым поколениям, допустим, с появлением каких-либо новых форм искушения. А есть очень древние, идущие от грехопадения человека в райском саду, от Каина. И справиться с этими грехами очень непросто.

Человек устает работать над собой. Вы представляете? То есть ему предлагается не грузовик с камнями разгрузить, не вагон с мешками, а поработать над собой. И он устает. И это нормально. Если бы мы побольше работали над собой, то могли бы справиться с таким древним грехом, как, предположим, зависть. Каин убивает Авеля из зависти. А чему завидовать? Тогда не было ни телефонов, ни золота, ни дачи – ничего. Это эгоизм: я не хочу видеть другого, который лучше меня. Пилат увидел, что иудеи предали Христа от зависти. У Него не было ничего материального, но они видели, что Он лучше их, и согласны были за это умертвить Его. Этот древний грех порой сопровождает и нас. Мы можем завидовать человеку, тихо его ненавидеть, лишь бы его не было на нашем пути. А попробуй-ка поработай над собой, чтобы у тебя не было такой ненависти к другим людям. Попробуй удержать свой язык от болтовни. Это очень непросто.

Поэтому мне бы хотелось в такой день, когда читается Евангелие о расслабленном, чтобы мы больше сил направляли на самих себя. И это еще не говоря о самом интересном, о чем напоминают нам святые отцы: если мы не любим кого-то и видим в нем какие-либо дефекты, то это отражение нас самих. Фактически, глядя на другого человека, мы смотрим в зеркало. Ужасно видеть в другом самого себя. «Я считаю, что он вор». Значит, это ты вор. «Я считаю, что он блудник». Значит, это ты блудник. Нужно видеть себя. А вот попробуй поработать над собой и выдавить этот гнойник, к которому ты привык. Ты ходишь в храм и покусываешь собратьев или сестер, потому что считаешь себя хорошим и правильным, а их нет. Это не ты, а они болтливые; это не ты, а они глупые и не понимают, о чем проповедь; это не ты, а они завистливые. И так далее.

Нужно выдавить эти гнойники, найти их в себе и избавиться от них. И в этом нам может помочь только Господь. Но нужно, чтобы мы просили и хотели, чтобы Он обратил на нас внимание. Как этот больной, который 38 лет пролежал рядом с целительным источником, не имея возможности первым окунуться в воду, чтобы получить здравие. Надо очень хотеть. Господь откликнется. Господь идет нам навстречу. Он видит наше сердце. Видит, от чего на самом деле мы хотим избавиться. Многим священникам знакома такая история: «Меня невестка совсем не слушается. Какую молитву надо читать, чтобы она стала послушной?» Или приходит женщина и говорит: «Сын перестал слушаться, прямо от рук отбился». И сразу представляешь какого-то подростка, который озорничает, курит где-то за углом. Спрашиваешь: «Сколько сыну лет?» Оказывается, 42 года. И он от рук отбился? Спасибо, что вообще еще рядом находится. Это значит, что дело не в сыне, а в тебе. Ты хочешь его усмирить; как собаку, посадить у колена. А может быть, пора обратить внимание на себя и не мешать взрослому человеку? Вот тут у нас беда. В себе мы очень слабо что-либо видим. Сегодняшнее Евангелие о каждом из нас.

– Вопрос от телезрителя: «Упрямство – это грех? Как с ним бороться?»  

– А если человек упрям в работе? Например, взялся строить дом, и когда ветер и дождь, он все равно таскает бревна, складывает одно на другое, проявляет упрямство для достижения своей цели. Это грех?

– Наверное, нет. Если это благое дело и человек, несмотря на искушения, добивается цели, это хорошо. Но бывает, что хочешь чего-то добиться, но не получается. Ты все равно делаешь, а потом начинаешь задумываться и впадать в уныние. Может быть, не нужно этого делать, может, Бог меня от этого отводит. А когда идешь против воли Бога, в таком упрямстве грех?

– Опираясь на псалмы, мы вспоминаем, что упрямство – это сопротивление Божьей воле. То есть фактически заповедям Божьим…

Не так часто бывает, когда юноша приходит к священнику и просит благословить взять в жены ту или иную девушку. Со мной много лет назад произошел случай. Ко мне подошел юноша и стал жаловаться на одного из наших известных старцев. Рассказывает, что пришел к нему спросить, что лучше: уйти в монастырь или жениться. А тот его прогнал, сказал, что нечего к нему приходить с такими глупыми вопросами. Юноша мне говорит: как же так? ведь он задал жизненно важный вопрос. На самом деле глупейший вопрос. Вот если бы он поставил вопрос так, что хочет уйти в монастырь, и попросил на это благословения, то батюшка мог бы ответить, что для монастыря он не готов, лучше спокойно жениться.

Или мы знаем обратные случаи. Человек собирается жениться, а старец ему говорит: «Какой из тебя муж? Иди-ка ты в монашество, найдешь себе утешение для сердца». То есть у человека есть определенная цель, он ее выбрал, но ошибся. И старцу было открыто, что это ошибка. А когда мы шатаемся, как дерево на ветру, то в одну сторону, то в другую, то что говорить о Божьей воле? Сначала определись, чего ты хочешь в жизни, и тогда будет видно, против воли ты идешь или же в ней находишься. Это тоже очень непростой вопрос. Его нельзя решать легкомысленно.

Узнать Божью волю мы сможем только после земной кончины. Даже если супруги ссорились на протяжении жизни, это не значит, что в их семейном союзе не было Божьей воли. Или, наоборот, предположим, человек избрал путь монашества, но как монах был, мягко выражаясь, не очень. Но он все-таки прошел путь монашества, и мы не можем сказать, что в этом не было Божьей воли. Пусть Господь определит это. А мы давайте выбирать путь и просить Божьей помощи на нем. Или молиться напрямую.

Я неоднократно разговаривал с иеросхимонахом Симоном (Гаджикасимовым), который говорил: «Господи, я тупой, но будь добр, покажи мне: если мне нельзя входить в эту дверь, пусть она окажется закрытой, а если можно, чтобы я смог ее открыть». И он говорит, что Господь всегда откликался. В прямом смысле слова. Он подходил к двери, и дверь оказывалась закрытой. Он собирался куда-то лететь, и буквально за несколько часов до вылета у него поднималась температура, но падала сразу после того, как самолет отрывался от взлетной полосы. Господь внимал такому искреннему воплю человека. Но он эти вопли произносил ради спасения души. Потому что сначала стоял вопрос: «Полезно ли это для моей души, Господи?» Я считаю, что несерьезно легко кидать фразу, что на это есть воля Божья или наоборот. Это наше мнение, которое ничего общего с волей Божьей не имеет.

– Вопрос от телезрителя: «Может ли смирение перерасти в безразличие?»

– Никак. Нет ничего общего между безразличием и смирением. Смирение может перерасти в любовь. Любовь может дать смирение. Безразличие – это ужасное состояние. Это может быть состоянием уныния, которое также является грехом, причем тяжким. Уныние обязательно перерастает в роптание. Есть у нас такой порок, когда человек жалуется на жизнь, а потом начинает роптать на нее. А это значит роптать на Бога. Любовь ради смирения, смирение ради любви, и это ничего общего не имеет со всеми другими нашими эмоциями.

 – Вопрос от телезрителя: «Как бросить курить? Два раза уже пробовал, не курил по году. Хочу стать некурящим, избавиться от пагубной привычки. Может ли Бог мне в этом помочь?»

– Несомненно, Бог помогает. Но от человека требуется воля. Давайте продолжим: как мне бросить пить? Как мне бросить много есть? Как бросить много болтать? И дальше перечисление. Чем больше человек духовно подвизается, тем глубже он заглядывает себе в душу…

Я могу понять этого человека, потому что сам курил до военной службы. Она мне помогла бросить. Курилка находилась недалеко от места расположения командира части. И, бегая в курилку, мы невольно попадали ему на глаза. И это нам очень помогло. Не желая попадаться ему на глаза, мы стали реже курить, а потом несколько человек решили бросить совсем. По завершении службы этот вопрос больше не вставал.

– И потом не было желания?

– Было. Попадаешь в обстановку, когда вокруг тебя находятся люди, курящие очень хорошие сигареты, ароматные, и, конечно, у тебя поднимается желание. Ну, ничего, немножко покусаешь губы, отломишь спичку, пожуешь, найдешь отвлечение. А в следующий раз уже думаешь: в эту компанию не пойду, там все курят хорошие сигареты, как бы мне не вернуться к табаку... И уже говоришь: «Ребята, извините, у меня нет возможности прийти на встречу». Это то, что могу рассказать из своего прошлого опыта.

Я думаю, что через это очень многие прошли. Я слышал от человека, который уже великовозрастным принимал крещение, его попытались угостить вином, он сказал: «Простите, я крестился три дня назад. Я свое Каспийское море уже выпил и больше не буду. Священник, который меня крестил, сказал: отныне тебе нельзя ни пить, ни курить. С этого дня я перестал пить и курить». До крещения он и выпить любил, и курил, но в одночасье это прекратил.

Могу только порадоваться, что такое решение есть, и я думаю, что Бог поможет проявить свою волю. Тем более если мы воспитываем свою волю, тренируем ее, то она нам нужна будет не только в тот момент, когда надо бросить курить. Как часто нам нужна тренированная воля! И как часто видишь людей с расслабленной волей...

У меня сельский храм, у алтаря окна находятся низко, и мне видно тех, кто во время службы проходит мимо окон, гуляя. Несколько десятков лет назад это были в основном дети. Не могут устоять на литургии, выбегают и вокруг храма начинают либо бегать, либо ходить гулять. Сейчас этих детей заменили взрослые. То есть я вижу, что очень многие не могут выдержать даже одной литургии, постоять в храме, начинают выходить и прогуливаться, звонят, болтают... Хочется взять ложку, по-дедовски по лбу стукнуть и сказать: «Что, час двадцать постоять не можешь? Волю собрать в кулак не можешь? Как так получается, что ты бродишь по улице и ждешь, когда к Причастию пригласят?»

Это взрослые люди. Такая безвольность подводит не только на богослужении, она по жизни человека подводит. Допустим, спортсмен тренирует свои мышцы. Мы же не можем сказать, что они ему нужны только для того, чтобы поднять штангу. Нет, конечно. Он свои мышцы применяет и в каком-то полезном труде, поддерживает другого или где-то работает. Хорошо тренированные мышцы нужны на протяжении всей жизни. То же самое касается и воли. Тем более воля – это понятие духовное.

– Следующий вопрос: «В Бога верю, в Церковь – нет. Я бывший военный. Как прийти к Богу искренне?»

– Церковь – Божие устроение. Поэтому хочется только пожелать, чтобы человек верил не в выдуманного для самого себя Бога, а нашел того Бога, Который созидает нашу Церковь.  Дай Бог сил! Говорить «верю в Бога» – это зачастую означает верить в Бога, придуманного самим человеком. Он тебя прощает, когда ты хочешь, позволяет все, что ты хочешь. Нет, друг мой, приходи в Церковь.

Можно привести такое сравнение. Человек говорит: «Я люблю свою жену, но жить с ней не буду, семью образовывать не буду. Но я люблю свою жену». И мы скажем: «Лжец, либо ты живешь с семьей и проявляешь свою любовь к супруге, либо ты фантазер. Ты придумал какую-то жену в своих мечтаниях». Кстати, пустые мечтания – это тоже грех, потому что они даны нам от нечистого духа. Пустые мечтания не тренируют волю, тем более не тренируют твою любовь. Вот так. Приглашаю в Церковь.

– К тому же он человек военный, это акцентировалось. Значит, есть какие-то определенные ценности, сила воли и умение себя собрать. Надо просто изучить, что такое Церковь. Способности к этому, я думаю, есть.

Еще один вопрос: «Крестный отец моего ребенка совершил суицид. Скажите, пожалуйста, скажется ли это как-то на ребенке и как молиться за самоубийц?»

– Печально, конечно, что человек совершил такой поступок. Может быть, у него был какой-то момент исступления ума (есть такое понятие). Очень жалко таких людей. Но давайте думать не о том, что было, а о том, что будет с ребенком, если мы не будем его воспитывать в церковной жизни. Не ломайте над этим голову, а дайте ребенку максимальную возможность общаться с церковными людьми. Пусть на место это бывшего крестного встанет какой-то человек, который духовно крепок, любит Бога, Церковь.

И, поверьте мне, Вам тогда не придется переживать, что скажется на ребенке, а что не скажется. Вы увидите, что ребенок вырастет прекрасным верующим православным христианином. Это будет самое главное.

– Вопрос такой: «Что делать, если на исповеди не услышала вопрос батюшки? Переспрашивать?»

 Здесь суть в том, что, видимо, страшно к батюшке обратиться, может, он такой грозный, что даже не знаешь, как ему ответить.

– Хочется сказать: «Друзья мои, не стесняйтесь! Батюшки, может, и кусаются, но не все». Он Вас не обидит, обязательно переспросите. Я даже рад, когда люди переспрашивают не только тогда, когда не расслышали вопроса, а когда его не поняли. И нередко человек говорит: «Батюшка, а я правильно понял, Вы меня об этом спрашиваете?» Я отвечаю: «Нет, я совершенно другое имел в виду». То есть для человека какая-то тема больна или важна, и он невольно какие-то мои вопросы переводит именно на эту тему.

Поэтому не стесняйтесь переспрашивать батюшку. Так и скажите: «Батюшка, простите, не расслышал Вашего вопроса». Ничего, батюшка задаст вопрос снова, а может, скажет, что это не так важно. Он такой же человек, а вопросы задает – значит, переживает за Вас. Это же так хорошо, когда у священника есть возможность задать вопросы исповедующемуся, чтобы помочь ему избавиться от каких-то недостойных пристрастий или заблуждений. Поэтому радуйтесь за такого батюшку, который задает Вам вопросы. Молитесь за него и не бойтесь с ним разговаривать.

Даже можете попросить батюшку после службы уделить Вам время. После службы попросите священника с Вами побеседовать, и он найдет время (может, назначит какое-то другое время). Радуйтесь, когда у священника есть желание поспрашивать Вас о Вашей жизни. Бог в помощь и Вашему батюшке, и Вам тоже!

– Вопрос: «Является ли грехом гордость за окончание с отличием училища и академии? Жена говорит, что это гордыня – грех».

– Я думаю, что есть понятие радости. Иногда мы путаем гордость и радость. Я благодарю Бога, что Он дал мне силы сделать то или иное дело. Например, мы говорили сегодня о строительстве дома. Сидят отец и сын (отцу лет шестьдесят, сыну – под сорок), они только что сложили дом вдвоем, отдыхают, и видно, как в их глазах искрится гордость (а правильно сказать «радость»), что они смогли этот дом сложить. Можно ли их упрекнуть в гордыне? Нет, конечно. У мужиков золотые руки, они проявили упрямство в том, что сложили дом. Они радуются хорошей радостью, что им удалось завершить это тяжелое дело. Поэтому об окончании института, академии, тем более с отличием, человек благодарит Бога, что Он дал ему силы окончить эти учебные заведения.

Не надо в одну кучу сваливать радость человека о хорошо сделанном деле и гордыню, которая может нас сопровождать, когда мы ничего не делаем. Никаких институтов и академий не оканчивали, ничего за свою жизнь не построили, но сами собой очень довольны; и вообще нас не тронь. Это проявляется даже порой чаще, чем у людей, которые сделали большие дела, но гораздо скромнее тех, кто не сделал ничего, но очень собой доволен. Поэтому гордыня и гордость за сделанное дело – это не одно и то же. Дай нам Бог правильно их понимать.

Допустим, человек просит благословения поступить в академию. И, конечно, нам очень приятно, что наш прихожанин с отличием окончил учебное заведение, является верующим человеком и еще грамотно миссионерствует. Но не надо все сваливать в общую кучу. Иногда хочется сказать: «Ребята, а не зависть ли у вас, что вы кого-то в гордыне упрекаете? Может, это просто вас зависть изнутри распирает? Давайте вместе порадуемся, отслужим благодарственный молебен, что хорошо сделано трудное дело, и дальше начнем молиться, чтобы Господь правильно устроил жизнь». 

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Елена Кузоро

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает священник Роман Колесников, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Ростокине (Москва).

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
Пожертвовать