Беседы с батюшкой. Видимые пути к Спасению. Игумен Филарет (Пряшников)

23 июня 2022 г.

На вопросы телезрителей отвечает игумен Филарет (Пряшников), кандидат теологии, настоятель Никольского мужского монастыря в Старой Ладоге. 

– Тема сегодняшней передачи: «Видимые пути к спасению». Мы не знаем, кто спасется, тем не менее пути спасения разные. Есть и видимые пути спасения – те, которые нам показывает Господь. Наверное, их очень много. Вы поможете разобраться в этом вопросе? Какие видимые пути спасения могут быть не только в книгах, не только в молитве в храме, не только в покаянной молитве?

– Сам Господь Иисус Христос, обращаясь ко всем нам, говорит: «Я есть путь и истина». Он есть та истина и тот путь, что человек должен выбирать прежде всего. Наверное, учение Христа – это огромная мотивация для человека, который принимает решение начать спасение своей бессмертной души, ведь это тоже очень важный этап, когда человек приходит к осознанию, что он должен изменить себя.

С чего начинается путь любого человека, идущего ко Христу? С покаяния. И действительно, покаяние – это изменение человеческого сознания, это начало времени совершения других поступков, других дел. Мы говорим о видимых путях, которые часто наблюдаются в жизни любого человека. Путь спасения – это путь какого-либо подвига вообще, потому что, взирая на первохристианские времена, мы смотрим на мучеников, которые выбирали путь смерти. Для них это был путь спасения, преображения. Пройдя путь мученичества, они сразу оказывались у Господа.

В нашей жизни, когда нет явных признаков гонения, путь спасения для нас тоже сопряжен с определенным подвигом или работой. Допустим, болезнь, которая пришла к человеку, – это тоже видимый путь спасения, потому что Господь зачастую через болезни стучится к нам. И болезни меняют нас. Не только болезни, но и различные скорби и обстоятельства, которые отягчают наше пребывание здесь. Но путь спасения – это не только нахождение человека в определенных стесненных условиях, путь спасения – это всегда радостный путь. Несмотря на сложности, которые выпадают, в конце этого пути мы всегда ощущаем присутствие Божие в тех ситуациях, которые переживаем. Потому что Бог нас одинокими не оставляет ни в болезнях, ни в трудностях, тем более в тех видимых путях, которые мы перед собой наблюдаем.

Видимые пути спасения – это, безусловно, то, что Господь дает каждому человеку. У нас есть выбор. «Кто хочет идти за Мной, бери свой крест и иди за Мной», – говорил Господь, а ведь можно этот крест не взять, можно просто сказать, что у тебя совершенно иной путь. Но будет ли он спасительным? Вот здесь есть очень много вопросов. Все те пути, которые человек проходит, тоже пути спасения. Даже если иногда приходится пережить какие-то разочарования, а может быть, падения. Человек не застрахован от того, чтобы не споткнуться, не упасть, не совершить какой-то грех (тяжкий грех или не очень); и иногда даже этот грех вразумляет человека. Это некая система, которая так или иначе призвана подготовить человека к встрече с вечностью. «Я есть путь и истина» – Он есть путь и истина, поэтому идущие за Господом, проходя различные видимые пути, никогда не будут в отчаянии, не будут чувствовать себя брошенными или задавать вопросы: «за что?», «почему?», «как?».

– В обыкновенной человеческой жизни бывают такие искушения, такие испытания, что думаешь: они никаким образом не связаны с чем-то духовным. Даже не задумываешься о духовной жизни. Может ли быть так, что когда ходишь в церковь, ты думаешь о спасении, а когда выходишь из церкви, то в суете, в круговерти забываешь о спасении. Бывает такое или такого быть не должно, а нужно просто думать о том, что такая жизнь не показывает пути к спасению?

– Мы не живем на Луне, а живем среди живых людей. Мы общаемся с нашими близкими, которые зачастую не очень одобряют наш выбор веры, и нам приходится иногда спорить и доказывать правоту своего выбора. Вы очень правильно вспомнили Церковь, потому что Церковь является духовным училищем для любого человека. Участие в таинствах озаряет  сердце и душу. Не только священник совершает службу. Мы все являемся участниками богослужения, будь то всенощное бдение, или Божественная литургия, или различные молитвенные обращения, которые призваны освятить наши бытовые нужды (например, мы приглашаем священника освятить дом), или панихида. Когда мы вникаем в то, что поется, что читается, мы приобретаем опыт. Мы пришли в храм, священник вышел с проповедью на амвон, сказал незатейливые слова, и даже если они коснулись двух-трех человек из ста, эти слова попадут в нужную почву. И для этих двух-трех человек это будет откровение: «Как же я не мог понять то, что сейчас переживаю? Это и есть дарованное мне Богом для спасения моей души».

Церковь очень важна. Поэтому для нас важно находиться в Церкви. Жизнь – это ниточка, которая тянется непрерывно. Она может менять очертания, менять цвета, потому что у нас на душе иногда солнышко, а иногда мы грустим о том, что когда-то совершали ошибки. Наверное, видимые пути спасения – это вся человеческая жизнь. Но жизнь не такая, когда человек беспечно ее проживает, проматывает, как сегодня принято: это развлечения, наслаждения, различные культы, которые воспитываются в человеке с детства. Я говорю о человеке, который стремится к спасению, который понимает, зачем ему это нужно. Поэтому любое происходящее в его жизни произошло по его вине: поссорился, не смог стерпеть, обругал кого-то или сказал нехорошее слово. Потом будешь переживать, но уже чего-то будет не хватать в отношениях с этим человеком. Поэтому участие в спасении мы принимаем непосредственное: Бог не спасает человека без желания и работы самого человека.

Господь всегда хочет спасения человеческой души. Господь хочет, чтобы все спаслись. С нашей стороны очень важно иметь внутреннее стремление, усилие и понимание, что происходящее в жизни – это не бестолковый случай, а Промысл Божий, значит, Господь хочет чему-то научить или что-то убрать из твоего характера, из жизни, из твоей головы. Для человека один путь спасения – тот, по которому идешь, совершая заповеди.

– Вопрос телезрителя: «Я не раз читал, что кратчайший путь к спасению – это не осуждать. «Чтобы не осуждать, надо бегать от осуждающих и хранить свой слух. Осуждающим не верить и никогда не говорить худо об отсутствующих, не мыслить ни о ком зла». Посоветуйте, как этого достичь, как молиться, чтобы избавиться от этого тяжелого греха? И действительно ли неосуждение – самый кратчайший путь к спасению?»

– Одна из недель, которую мы переживали в пасхальный период, была Неделя о слепорожденном. Есть люди, которые не могут видеть глазами физически, а иногда у людей отсутствует духовная зрелость, духовное зрение. Мы всегда у Господа просим: «Господи, дай мне видеть мои прегрешения и не осуждать брата моего». Самое плачевное, что сегодня нас всех приучают осуждать. Можно настолько осквернить авторитет человека! Есть заповедь «не укради». А те люди, которые осуждают другого человека незаслуженно, крадут у него доброе имя. И надо каяться, что украл у человека доброе имя. Как этому научиться? Я тоже учусь вместе с вами, иду по жизненному пути, но я думаю, что самое главное (и что я воспитываю в себе) – это рассудительно подходить ко всему в любом случае и, даже если человек виноват, стараться оправдывать его. Не вставать на место другого человека, а хотя бы жалеть и оправдывать, иметь сострадание к ближнему.

Осуждение – это самое страшное и пагубное, что может быть в жизни христианина. Духовное наблюдение: в чем осудил, в то сам обязательно впадешь. Осудишь человека, даже просто посетуешь, зачем он так поступил, и Господь покажет: зачем ты осуждаешь? смотри за собой, за своими недостатками и грехами. А твой ближний сам предстоит перед Богом и отвечает за свои поступки. Главное, не поддаваться паническим настроениям. Сегодня на человека выливается огромное количество информации, проверенной и непроверенной. Человек разучается думать и просеивать ее, что правда, что нет. В этой информации много лжи и осуждения человека, особенно когда кого-то поливают грязью. Что нам делать? Всегда быть при своем мнении. И, безусловно, стараться никого не осуждать. Преподобный Амвросий Оптинский говорил: надо жить – не тужить; никого не осуждать, никому не досаждать – и всем мое почтение. Когда мы научимся вести себя таким образом, наш путь ко спасению станет намного легче.

–  Я несколько раз бывал в вашем монастыре, и меня удивляет, насколько разные люди приезжают туда: и активные православные женщины, которые помогают в чем-то, и просто туристы; верующие и неверующие; люди, которые подходят за благословением, и те, которые спрашивают совершенно другие вещи. Когда они пересекают ворота монастыря, то, в общем-то, выглядят абсолютно одинаково. И до тех пор, пока они не зададут вопрос и каким-то образом не проявят себя, мы не будем знать, православный этот человек или нет, враг Церкви или еще кто-то. У Вас есть какое-то особое видение или Вы всех встречаете одинаково?

– Монастырь посещает огромное количество людей. Да, приезжают туристы, которых видно, приезжают и паломники, которых тоже видно: видишь, как они одеты, как себя ведут, насколько благоговейно подходят к святыням и так далее. Монастырь открыт для любого человека. Можно встретить и туриста, совершенно далекого от Церкви и Бога. Но вот его встретили с улыбкой и вниманием, ответили на какой-то, может, и глупый вопрос, но серьезно, не иронизируя, и, может, это будет его первая встреча с Господом Богом. Откуда мы знаем, кого Господь сейчас тебе послал?

В жизни Антония Сурожского был такой случай: во время богослужения бабушка, которая служила в храме, выгнала девушку. И он прямо во время службы остановился и сказал: «Сегодня случилась трагедия, эта девушка из-за Вас больше никогда сюда не придет». Нужно быть очень внимательным. Да, бывает, устаешь или случаются какие-то сложности и проблемы. И не только у меня, братия разная и матушки разные, которые служат и работают в гостинице, в монастырском кафе и в иконной лавке, – у каждого своя жизнь, свои переживания, болезни, трудности. Но всегда стараюсь ободрить их и напомнить, что это наше служение. Мы служим людям.

Безусловно, монастыри бывают разные: и общежительные, и отшельнические, люди уходили далеко и селились в недоступных местах. А мы находимся на перепутье. Староладожский Никольский монастырь, как и вся Старая Ладога, – это история Святой Руси, начало государства. Наши монастыри пережили не одно разрушение. Более того, ни про наш Никольский монастырь, ни про девичий Успенский, который тоже находится в Старой Ладоге, нет документальных свидетельств о времени их основания. Представляете, что это за древность?

Люди бывают недовольны, что в монастырях устраивают какие-то мероприятия. Как, например, в Александро-Невской лавре или в нашем монастыре. В Валаамском монастыре проходят выступления хоров и различные музыкальные конкурсы. Это все для преображения человека. Да, в монастырь люди приходят разные, но у нас ко всем одинаковый подход: всегда внимательно принять человека, выслушать. Сейчас в мире сложная ситуация, и приезжают женщины, которые задают очень серьезные вопросы, ведь у многих дети находятся в очень непростых условиях. Всем нужно оказывать внимание. Иногда задают вопрос, почему мы, монахи, чего-то не можем, не делаем. Но если б люди только знали, сколько усилий предпринимается для того, чтобы нас хотя бы услышали. Мы тоже на пути спасения...

– Видимый путь спасения.

– Да, это тоже видимый путь. К нам приезжает много людей. Мы подружились с волонтерами из фонда «Доброе дело». Я сегодня встречался с батюшкой, который их окормляет. Спрашиваю: «Как ваши подопечные? Не жалуются на нас?» Он говорит, что они в восторге, для них радость поработать, сделать что-то. Волонтеры тоже люди разные, и они вкладывают в это дело определенный смысл, они вливаются в жизнь этой древней обители, присутствуют на богослужениях. Для них это очень важно.

– Вопрос телезрителя Сергея из Саратова: «Допустимо ли православному христианину интересоваться йогой?»

–  Я, конечно, не силен в этом учении, но читал об этом, потому что об этом спрашивают. Первоначально это всего лишь упражнения, занятия, гимнастика. Но наступает такой период, когда в вашей жизни должен появиться религиозный момент и наставник, гуру. Люди, придумавшие эти практики, смеются над русскими, которые просто делают упражнения без религиозного фактора. Это другая философия, другая религия. Для христианина йогой позаниматься можно. Но в чем опасность этих занятий? Когда-то настанет момент, когда будет нужна религиозная составляющая. Об этом написано много статей наших православных священников, которые лучше меня в этом разбираются.

– Иногда отказ от каких-то испытаний, лукавств этого мира помогает в поиске этого самого видимого пути. Далеко не каждый человек может стать монахом, да это и не нужно. Но у нас есть особый пиетет к людям, которые отказались в жизни от того, что для обычного человека часто составляет самое главное. И может быть, даже просто уважительное отношение к монаху, священнику, да и к любому человеку это тоже видимый путь спасения?

– Безусловно. Этот путь показал нам Господь Иисус Христос. Он говорит: Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить... И Он послужил всему человечеству, принеся Себя в жертву за спасение всего рода человеческого. Так и мы с вами: обращаясь друг к другу уважительно, видя друг в друге образ Божий (потому что мы созданы по образу и подобию Божьему), идем по пути спасения. Путь монашеской жизни и путь семейный – равнозначны; и там, и там есть свои плюсы и минусы. 

Но в монастырь не уходят; в монастырь приходят. Люди часто говорят: мы хотим  удалиться от всего мирского, греховного… Но вы от себя не убежите. Монастырь – это тоже своеобразный мир испытаний, искушений; мне очень нравится это выражение: в монастырь приходят. То есть не убегают от проблем: дети не так воспитаны или в жизни какие-то нестроения и невезения.

Видимые пути спасения – это люди, которым мы служим. Это бескорыстное отношение друг к другу там, где человек более всего нуждается в помощи: в больнице, в домах престарелых, детских домах для сирот, домах-инвалидах. Там мы можем послужить другому человеку. Это тоже путь нашего спасения, когда мы отдаем часть жизни кому-то, отдаем часть своего сердечного тепла, доброты.

В Священном Писании сказано: радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. Что это значит? Это значит – разделяйте жизнь людей, которые находятся рядом с вами. Порой это бывает очень тяжело, надо переступить через эгоизм, брезгливость, непонимание. Но человек, который так служит, приобретает великое качество: доброту. В нашей жизни не хватает элементарной доброты друг к другу. Пусть этот человек другой веры, других взглядов…

Путь спасения непредсказуем. Я не буду называть фамилии актеров, юмористов, которые уже ушли в мир иной. Но удивительно, что человек ругал Бога, рассказывал про Него анекдоты, а потом узнаешь, что перед смертью он исповедовался, причастился и его отпевали. Есть какие-то вещи, перед которыми все люди равны. Видимый путь спасения тот, что предстает передо мной в данной ситуации, в данном контексте моей жизни. Это очень важно. Сегодня был вопрос: как молиться Господу? Молиться нужно своими словами: «Господи, покажи мне путь спасения моего, дай мне то, что я должен пережить, дай мне силы вынести то, что Ты мне предлагаешь». Жизнь – это уроки, которые человек должен проходить.         

– На фотографии я вижу ваш монастырь, он очень красивый; здесь не видно разрушений, за исключением купола Никольского храма. Но если дальше пройти, то там есть дома, с которыми даже нельзя стоять рядом: в любую минуту стены могут рухнуть. Ваш монастырь как человеческая жизнь: есть что-то очень красивое, как этот восстановленный главный храм, в котором совершается молитва; и есть место, над чем нужно еще потрудиться. В жизни человека тоже нужно что-то отремонтировать...  

Вопрос телезрителя: «Я прочитала в православной книге, что когда человека касается Божья благодать, то он начинает видеть свои грехи и горько плакать о том, что он в своей жизни натворил. Как это происходит? Человек должен покаяться, а потом Господь дает благодать? Ведь просто так Господь не дает благодать, это тайна свыше. Как благодать должна коснуться человека, чтобы он заплакал и увидел свои грехи?» 

– Чем ближе человек к Богу, тем ярче он видит свое несовершенство. Об этом говорили все святые отцы. Чем ближе мы подходим к солнцу, тем ярче видим крошечные ниточки на своей одежде. Так же и здесь: мы подходим к Богу и каемся в своих грехах, и тогда Господь дает нам Свою благодать, которая очищает наше сердце от грехов. Слезы покаяния всегда расцениваются как дар Божий.

Но не надо ждать этого дара, не надо насильно выдавливать из себя слезы. Слезы пойдут сами, когда благодать Божья коснется вашего сердца и начнет растапливать потихонечку асфальт грехов. Вы это поймете, когда появится несколько слезинок, этого будет достаточно. Главное – желание увидеть грехи и исправить их: «Господи, научи меня видеть мои грехи, покажи мое несовершенство, укажи, что еще мне надо исправить у себя». Эти простые слова молитвы очень действенны.

– Когда мы начинаем сами себя оправдывать, тогда очень сложно. У вас в монастыре есть трудники, послушники. Не каждый из них может стать монахом, многие приходят на короткое время. Можно ли побыть в монастыре какое-то время, попробовать свои духовные силы, чтобы понять: для тебя монашеская жизнь или не для тебя? Были ли у вас случаи, когда паломники становились послушниками или трудниками?

– На самом деле мы получаем очень много просьб принять в монастырь потрудиться. У нас есть люди, которые приезжают к нам регулярно на две недели, на десять дней, кто-то приезжает на несколько дней. Мы уже этих людей знаем, знаем их характер, привычки. Они для нас как свои, как будто это приезжают родственники. Когда приезжают чужие, конечно, начинаешь присматриваться к человеку, потому что, приезжая в монастырь, человек не освобождается от пороков и грехов, которые у него есть в миру; здесь он начинает показывать свою самость, иногда даже наглость, неповиновение.

В монастыре все строится на послушании: как благословил игумен, эконом, благочинный. Монастырь – это школа послушания, а не то, что «я хочу». Часто люди, которые приезжают и хотят пожить, говорят: я хороший специалист, я знаю, как лучше прибить гвоздь, как лучше посадить помидоры. Внутренне понимаешь, что это хорошо; но есть вещи, которые надо делать рассудительно. Никто не заставляет сажать помидоры вверх корешками, но надо проявить послушание и уважение игумену или человеку, который поставлен главным. Иногда самонадеянность человека приводит к плачевным вещам. Поэтому тот, кто хочет прийти в монастырь, должен приготовить себя к испытаниям, которые обязательно будут.

Скоро будет уже два года, как я служу в Староладожском Никольском мужском монастыре. У нас сформировалась братия, нас десять человек, кто-то пришел до меня, кто-то пришел при мне и стал частью нашего братства, нашей обители. Кроме братии у нас есть матушки пожилого возраста, которые также считают монастырь своей обителью, своим спасением, потому что, кроме монастыря, нигде не хотят находиться.

Я всегда поощряю стремления людей, которые хотят трудиться, помогать, что-то делать здесь, потому что монастырь нуждается в хороших людях и друзьях. В монастыре непросто, нужно смирять себя в каких-то моментах, но у нас все в рамках человечности. Наш монастырь построен на доброте и взаимопонимании.

– Хочется еще об одной теме поговорить: человек-камень. Когда в нас не просто «окамененное нечувствие», а когда все холодно. Мы сейчас так живем практически все: в унынии, каком-то страхе. Пути спасения показаны: болезнь, выздоровление, радость, любовь, надежда и так далее. Но что делать, когда на душе холод, тоска? Но при этом есть желание побороться с этим.

– Надо ответить самому себе на вопрос: в чем причина уныния? Что тебя беспокоит? Может быть, это вопрос к духовнику, надо пойти к священнику и поговорить с тем, у кого вы исповедуетесь. Или обратиться к духовнику любого монастыря. У нас в каждом монастыре есть духовник, который всегда примет, поговорит и скажет нужные слова. Надо обязательно докопаться до причины, что нас беспокоит.

Я всегда сочувствую тем, кто страдает, даже если это показывают по телевизору, когда льется где-то человеческая кровь. Как можно пройти мимо и быть безразличным к этому? Это очень страшно, когда один человек убивает другого, когда мы видим жестокость, насилие. Можно ли быть бесчувственным к этому? Какое надо иметь сердце, если человек на это смотрит равнодушно? Ты переживаешь, что не можешь ничего поменять. Но когда ты меняешься сам, ты преодолеваешь в себе уныние и нечувствие.

– Очень долгое время по отношению к монастырю вставлялись палки в колеса, причем приходилось не просто бороться с разрухой и чинить стены, а бороться с открытой враждой по отношению к самому монастырю.  Что делать в этом случае?

 – Любой монастырь или приход испытывает какие-то сложности. Мы, конечно, находим доброжелателей. Но среди огромного количества людей, которое нас окружает, мы встречаемся с людьми, которые не приемлют самого факта нашего существования. Не допускают мысли, что мы самостоятельные, творческие, можем что-то делать, преображать то место, где живем, трудимся. Что необходимо делать? Быть мужественными и отстаивать свою позицию.

Мы, христиане, живем в XXI веке и должны бороться за правду, должны быть вместе и защищать друг друга от несправедливости. Когда Господа истязали, воин подошел и ударил Его. Господь защитился, Он сказал: «Если Я сказал что-то не так – скажи Мне. За что ты бьешь Меня?» Мы должны защищаться.

Я благодарю всех друзей, которых всегда находишь в разных структурах власти, культуры, среди духовенства и простых верующих людей, которые предлагают свою помощь, хотят поддержать нас, поучаствовать в чем-то, – мы всегда этому рады. Мы – единая семья, сплоченный коллектив.

Братья и сестры, берегите себя и своих близких, поучайтесь словом Божьим. Да хранит всех нас Господь на всех путях наших, куда бы мы ни направлялись!

Ведущий Глеб Ильинский

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы зрителей отвечает настоятель храма в честь святого равноапостольного великого князя Владимира в городе Коммунаре священник Алексий Дудин. Тема беседы: «Главные принципы христианской жизни».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​