Беседы с батюшкой. Протоиерей Михаил Потокин

5 июля 2022 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Епархиальной комиссии по социальному служению г. Москвы, настоятель храма в честь святых мучеников Флора и Лавра на Зацепе протоиерей Михаил Потокин.

– Вопрос телезрителя: «Может ли человек своим видом и присутствием исцелять и благотворно влиять на здоровье окружающих? От некоторых людей исходит ощущение благодатного действа на состояние души и тела. Не грешно ли веровать в то, что обычные люди могут источать что-то вроде благодати?»

– Человек – существо духовное. Можно почувствовать, кто каким духом живет. Иногда встречаешь человека, поговоришь с ним – и на душе становится легко и приятно. Здесь сильно сказывается взаимное влияние людей, просто мы не обращаем на это внимания и часто этим пренебрегаем. Нам кажется, что непременно нужны какие-то научные объяснения, а это чисто духовное общение.

Иоанн Кронштадтский в своем дневнике предлагает эксперимент: пристально посмотрите на кого-нибудь, и человек наверняка обернется. Другой человек чувствует взгляд и может на него отреагировать. Мы ощущаем пристальный взгляд, даже находясь на большом расстоянии. И ощущаем духовное воздействие других людей. Если человек в добром, радостном расположении духа, это на нас влияет. Но, к сожалению, влияет и обратное. С преподобным преподобен будеши… со строптивым развратишися. Не только от слов, но и от вида человека можно многое перенять и принять.

– Есть люди, которые к себе очень располагают. Это дар Божий?

– Это свойство души. Располагают к себе часто те, кто умеет слушать. Обычно мы все время говорим, других слушать не хотим, потому что у нас есть свое мнение. Человек, который внимательно слушает, уже вызывает у тебя желание общения, потому что ты видишь, что он неравнодушен к тому, что ты с ним общаешься. В общении между людьми очень много всего сокрыто. Нужно учиться выстраивать отношения. Сейчас это очень серьезная проблема. Люди переходят в социальные сети, где нет непосредственного контакта. Это какая-то новая реальность. Я ее не знаю, дети мои живут по-другому. Я жил в реальности, когда общение было возможно только лично или по телефону. Я рос в живом общении и сейчас слабо представляю, как перестраиваться. Когда мы сидим рядом, то чувствуем друг друга, а как это чувствовать в переписке?

– Иногда улавливаешь настроение человека, его тон.

–  У меня такого опыта нет. Как это будет в будущем? Какое будет общество и образ общения людей? Как они будут действовать друг на друга? При личном общении действует даже внешний вид. А в социальных сетях не видно лица. Видишь только то, что человек пишет, не улавливаешь его настроение, интонации, смеется собеседник или, наоборот, очень серьезен. Здесь другой стиль общения. Возникает другое сообщество людей. Я в нем не разбираюсь, даже немножко этого боюсь. Каждое новое поколение думает уже совсем по-другому. Нам это непонятно, и иногда мы видим в этом проблему. Наверно, будет другой образ передачи не только слов и содержания, но и духовного состояния. Люди как-то научатся улавливать его между строк.

– Общение в социальных сетях во многом сводится к чисто деловому. Там редко делишься эмоциями. Для этого можно записать голосовое сообщение. Но на самом деле мы там сидим от безделья. Когда у тебя есть работа и свои интересы, не будешь проводить время в социальных сетях. Ничто не заменит книгу и хороший фильм, и все равно пригласишь друга в гости, позовешь на встречу что-либо обсудить...  Так просто не сломать наше человеческое общение.

– Да, его не сломать, но оно модифицируется, изменяется, а основа остается.

– В этом плане подростковый возраст опасный. Человек еще не сформировался до конца, и, попав в социальные сети, он может там и остаться. Мне было проще, я туда попал уже лет в двадцать.

– Сейчас дети уже с младенческих лет там.  Они знакомы со всеми сетями, прекрасно ориентируются и с такой скоростью печатают, что я завидую им. Конечно, это как-то на что-то повлияет, но никто не думал об этом. Дело в том, что мы очень много уделяем внимания каким-то формальным успехам: чего человек достиг, какие у него есть регалии, доходы и так далее. А сколько у него друзей? Как он с ними общается, как проводит свободное время? Мы никак не оцениваем то, что конкретно связано с душевной жизнью человека. Есть какие-то фолловеры, по нескольку тысяч в сетях. Понятно, что со ста тысячами общаться бесполезно и невозможно. Если собирается больше десяти, то уже разбиваются на группы. Этот феномен требует изучения и социологов, и психологов, может быть, и Церкви, чтобы понять ту меру, которую мы должны допустить в этом общении, и что рекомендовать для того, чтобы не потерять человечность в наших отношениях.

– Нужно много трудиться. Когда входишь в какой-то процесс, например, присутствуешь на форуме, то все эти дни вообще телефон в руки не берешь. В эти моменты понимаешь, сколько времени тратишь зря. Занимайте свое время. Есть еще такое понятие, как «серфинг», когда просто бесцельно путешествуешь, переходя от ссылки к ссылке.

– Да, это требует какой-то трезвой оценки. Мы только с этим столкнулись, последствия могут быть разные: и хорошие, и не очень. Мы очень сильно влияем друг на друга. В социальных сетях, казалось бы, не личное общение, но все равно там можно вдохновиться или гадость написать. И многие этим заражаются. Публичные высказывания без авторства, анонимные – это очень опасно. Многие говорят об опасности социальных сетей, особенно для подростков. Тут могут быть различные провокации. Человек не видит, с кем общается. Сейчас можно общаться даже с искусственным интеллектом.

– Сейчас многие знакомятся в социальных сетях.

– Да, наверное, так.

– Возникает проблема – мы становимся нелюдимыми.

– Личное общение в тесном кругу – это одно, а переписка – другое. Нельзя исключать живое общение. В социальных сетях можно использовать современные способы коммуникации, но личное общение, глаза в глаза, незаменимо. Наверное, это будет как-то развиваться. Должна быть какая-то мера между тем и другим.

– Как относиться к человеку, который сознательно избегает общения по каким-то причинам?

– Надо смотреть причины. Может, человек очень сосредоточен на работе. А бывает, что человеку нужно побыть одному. В Евангелии о молитве сказано, что нужно побыть одному и войти внутрь себя, оставить внешние попечения, все связи и недоделанные дела. Во всем нужна мера. Если человек постоянно внутри себя, это вызывает подозрения. Если он не святой, не монах и у него нет глубокой внутренней жизни, то это может быть признаком какого-то расстройства. Человек, который постоянно в общении, тоже вызывает ощущение нездорового. Должно быть чувство меры: когда-то бывать наедине с собой, размышлять о жизни и о себе, а когда-то общаться.

– Моего друга родители наставляли в том, чтобы он не искал себе много друзей. Пусть будут самые близкие. Они это мотивировали тем, что друг может предать, использовать и так далее.

– Это не очень разумно. Даже есть поговорка: не имей сто рублей, а имей сто друзей. Русские сказки очень мудрые, рассказывают о пользе человеческих отношений, об их значимости в жизни, что они гораздо выше и глубже, чем материальные вещи. Нужно общаться в меру. Есть приятельские отношения, есть дружеские. Дружба – это дело духовное. Нельзя ограничивать человека в количестве настоящих друзей. Один, двое, десять – это зависит от обстоятельств. Это вопрос личной жизни. Здесь нужна свобода. Если видишь, что человек, с которым связался другой, ненадежен, ты можешь первого предупредить об этом. Со стороны бывает виднее. Но советовать заводить меньше друзей – это все равно что советовать, чтобы ты прожил жизнь в бедности и одиночестве. Зачем? Пусть будет столько, сколько будет, главное, чтоб они были подлинные, настоящие. Тогда это обогатит человека.

– Многие люди сознательно от этого уходят. Семья, родители, родные и всё.  Если нет друзей, это плохо?

– Друзья нужны. Дружба – большое дело, в ней очень много духовной жизни. Слово «дружба» Господь употребляет по отношению к Своим ученикам: «Раб делает из страха, наемник за плату, а друг из любви. Я хочу называть вас Своими друзьями». Дружба очень важная часть духовной жизни человека. Через нее мы учимся понимать глубокие вещи, в частности, в Евангелии.

Предательство может быть совершено только другом. От постороннего этого не может быть. Это просто внешний враг. Предать может только человек, который вошел с тобой в близкое общение, стал твоим другом. Ты ему доверился, открылся, и на фоне этих отношений тебя предали. И мы тогда по-другому понимаем Евангелие. Есть глубокие моменты, которые мы должны почувствовать. Если будем только брать опыт других и учиться на чужих примерах, то очень сложно и проблематично будет почувствовать что-то подлинное. Если человек сам пережил дружбу или предательство, он не станет нелюдимым, но он понимает жизнь по-другому, глубже. Он видит ценность одного и подлость другого совсем по-другому, не из книжки. Не стоит этого бояться. Доверять человеку можно только тогда, когда есть взаимные отношения. Я открываюсь не только сам, но и через тебя, ты можешь что-то во мне открыть. Взаимные отношения – это не торговля, а движение навстречу. Я открываюсь тебе, но не жду, что ты мгновенно на это ответишь. Это подразумевает подход, когда мы становимся все ближе и ближе друг к другу. Это обязательно нужно давать в школе и в воспитании, необходимо развивать дружбу во внеклассном общении детей. Трудно дружить на уроке, под надзором учителя. Для этого нужны внеклассные ситуации, какие-то поездки и так далее. Так дети будут учиться дружбе. Дружба – это поддержка, помощь, глубокие переживания на всю жизнь. Это очень важный аспект воспитания, но сейчас его упускают. Образовательные услуги рассматриваются немного по-другому.  А образование – это формирование человека. Школа не просто учреждение, здесь должна быть создана определенная среда, где и учеба, и общение, и дружба, и какие-то трения. Переживания внутри этой среды очень важны для формирования человека как социальной личности. Нужно общаться с людьми, приобретать социальные навыки. И начинать это делать нужно со школы.

– Я вспоминаю фильм «Приключения Электроника» и другие произведения про школу. Она когда-то была именно такой?

–  В фильме «Большая перемена» очень интересно показана школа для взрослых. Это фильм не про учебу, а про отношения. Это фактически школа отношений между людьми, где и любовь, и ревность, все переплетено. Школа отношений у нас слабо развита. А это здорово бы продвинуло наших детей. Мы часто говорим о любви к Родине, патриотизме. А с чего начинается Родина? С друзей, с «товарищей, живущих в соседнем дворе». Что человека удерживает на его земле? Не только воспоминания о детстве.  Человека удерживают близкие люди, друзья. Если у меня есть настоящие друзья, то я понимаю, что, покинув Родину, я таких уже не найду. Это невозможно, если друзья дружат по 1030 лет. Эти человеческие отношения рождают в нас духовную жизнь и патриотизм, чувство Родины, чувство близости к этому месту, стране, народу. Это твои друзья и твоя жизнь. Не столько, может быть, историческими экскурсами можно воспитывать патриотизм и любовь к стране, сколько тем, чтобы дать человеку понятие о дружбе, друзьях, которые вот здесь. Что такое Родина? Это мои друзья, мои близкие, моя семья.

– Социализм предполагал, что мы всё делаем вместе, все равны. Капитализм говорит о личном успехе, каждый может чего-то добиться, в итоге человек отделяется, личное становится важнее, чем коллективное.

– Возьмем Царскосельский лицей, это эпоха крепостного права. Но посмотрите, как у Пушкиных много друзей и как Александр Сергеевич раскрывает тему дружбы в своих произведениях! Научиться дружбе в коллективе можно при любом строе, при любом социальном, экономическом положении, при любых связях. Вопрос только в том, что на это нужно обращать внимание. Важно не только человеку рассказать про страну и ее историю,  достижения и известных людей, важно привязать его к живым людям. Они из твоего народа, твои близкие, живут рядом с тобой в таких же условиях, вы общаетесь на одном языке. Это гораздо сильнее привяжет человека к родной стране, чем какие-то известные факты из ее истории.

– Это ощущается на подсознательном уровне.

– Да, человек чувствует, что здесь его друзья, его земля.

– Я родился в Сергиевом Посаде, и когда приезжаю в этот город, то совсем другие ощущения, я не могу их объяснить, но это мое.

– Родина.

– Хотя многое не нравится, дороги плохие и так далее. Но все равно это мое.

Еще интересный момент, когда подростки разделяются на верующих и неверующих. В моей жизни такое было. Особенно когда мы учились в православной школе. А когда перешли в общеобразовательную, то начали общаться. Могли выпивать, делать что угодно, пробовали все, что можно в подростковом возрасте. Но в какой-то момент я своему другу показал записи Сретенского хора (был 2000 год, и у хора вышел замечательный альбом). И вот 15-летние ребята вместе слушали хор Сретенского монастыря. «Выйду ночью в поле с конем» и так далее. Потом перешли на духовную музыку. Она очень красива, и человек ее воспринял. Поэтому не нужно чураться дружбы с другими ребятами, даже очень радикально настроенными. В этом даже есть своеобразная проповедь: оставаться собой и быть в коллективе.

– Через друзей мы многое узнаем. Одна голова хорошо, а две лучше. Люди все разные, и каждый своими знаниями может обогатить другого. Дружба есть способ передачи знаний в общении, духовных в том числе. Через дружбу многие приходят в Церковь. Друг пошел в Церковь, я прислушался к тому, что он говорит о ней, о вере, и со временем через него тоже прихожу в Церковь. Об этом говорит и Евангелие. Апостол Филипп приглашает Нафанаила. К кому идут рассказывать про Христа? К другу. Они дружили, общались, ждали Его, говорили о пришествии Мессии, Которого ждала вся Иудея. Это была одна из тем дружеских бесед. И вот один из них нашел Мессию. Что он делает? Он скорее бежит к другу и говорит об этом. Дружба рождает определенное доверие, которое ничем не заменишь. У кого мы спрашиваем в первую очередь: ты там был? а ты это видел? тебе понравилось? У друзей. На просторах Интернета  услышишь  что угодно, а к словам друга есть доверие. Или хотя бы с ним можно поспорить и выяснить, на самом ли деле это так. Через дружбу мы обогащаемся.

– А если люди в браке? У жены есть друг, а у мужа подруга. И вроде как дружба, но бывают конфликтные ситуации из-за ревности.

– Брак и дружба все-таки разные вещи, совсем иные отношения, и не нужно их смешивать. Почему я мешаю кому-то с кем-то дружить? Мое самолюбие желает, чтобы этот человек принадлежал только мне. Но так не может быть, он никогда не будет мне принадлежать. Он принадлежит Тому, Кто его создал, Кто дал ему жизнь. То же верно и по отношению к детям. Они тоже не мои. У детей своя жизнь. Бог дал им свободу, и она станет решающей для них. Но самолюбие мешает нам выстроить настоящие, подлинные отношения. Нет никакого препятствия, кроме того, что сидит внутри нас.

– А что делать, если у ребенка не складываются отношения со сверстниками? Если его задирают, травят или у него совсем нет друзей?

– Когда у тебя самого нет друзей, сложно будет научить дружбе своих детей. Когда собираются взрослые друзья, рядом бегают маленькие дети, они всё слышат и видят. Они видят, как здорово, когда компания, когда общаются очень разные люди, что-то рассказывают, спорят. Дети должны видеть, что дружба – это интересно. Потом они почувствуют это сами, но сначала должны увидеть живой пример. И первый такой пример – это семья и родители. Это исходит именно из семьи. Если замкнуто жить, где тогда ребенок узнает, что такое дружба и что она дает? Нужно приглашать друзей, общаться с ними, показывать детям, какие отношения могут быть между людьми.

– Можно найти друзей в церковном общении? Как это происходит? Я часто наблюдал: когда человек приходит в твой храм, то буквально за полгода становится своим.

– Можно в тех храмах, где не только богослужебная жизнь, но и социальная. Например, служба милосердия, учебная деятельность, воскресная школа. В таком случае есть возможность общения. Это обязательно людей сплотит. На службе мы общаться не можем. Она не для общения между нами. Это тоже общение, но другое, не словесное, не в рассказах и событиях нашей жизни. Церковь помогает людям именно в личном общении. Когда мы исповедуемся, то можем попросить избавить нас от того, что нам мешает общаться: осуждение, зависть и все прочее, что выстраивает стены между людьми.

Бывают дружные коллективы, и я знаю такие примеры: у нас в Царицыне была большая молодежная группа. Люди потом почти все переженились и до сих пор дружат. Молодежные группы создавались в 1990-е годы: приходила молодежь, пили чай, беседовали со священником, общались, знакомились. До сих пор общаются семьями. Это что-то живое, это показывает, что людей надо объединить, дать им возможность пообщаться, прикоснуться к церковной жизни.

Видишь плоды: люди находят друг друга, остаются друг с другом надолго (и с друзьями, и с семьей), и дети их растут в Церкви. Это очень хорошо. Поэтому, думаю, такое неформальное общение очень нужно. Есть евангельские беседы, и возможны дискуссии, не просто выступление священника. Люди имеют возможность что-то обсудить, показать себя, пообщаться, поэтому здесь есть хорошее начало: именно сплотить людей, и между ними возникают дружеские, семейные связи. И эти связи довольно прочные, поэтому это хорошее дело. Но, конечно, это не исключает самого важного – богослужение стоит в центре.

Я не знаю, как объяснить, но у меня такое ощущение, что в Церкви все-таки главное – таинства; всё вокруг них. Вокруг этого может быть очень многое: в том числе и создание семьи, и создание дружеской общины, которая потом не распадается. Такое свойство богослужения, литургии: она собирает разрозненных, одиноких людей, знакомит их и соединяет. Такое соединение возможно благодаря тому, что в центре стоит литургия.

– Когда живешь церковной жизнью, знаешь расписание праздников, живешь по церковному календарю, тогда очень просто. А иначе церковь – это просто красивое здание.

– Литургика, участие в духовной жизни Церкви, совместное участие в таинствах, синергия – такое соединение порождает подлинные, хорошие дружеские и семейные отношения.

– И обязательно совместное причащение.

– Обязательности нет, одно из другого обязательно не следует, но есть такая возможность.

– Когда приходишь в храм не на богослужение, а пообщаться – это уже тревожный звоночек?

– На службе не нужно общаться, но есть внебогослужебная жизнь. Это разные вещи: встречи, евангельские беседы, походы, – сейчас на приходах очень много такого, и в последние годы это умножается. Даже есть спортивные мероприятия: играют в футбол, организуют турниры. Но самое главное в этом что? Именно общение людей. Одно дело, когда они соединяются у Чаши, а потом соединяются в жизни – это как бы продолжение того, что совершается во время Божественной Евхаристии. 

– Так, наверное, формируется общество?

– Именно так создается христианское сообщество.

– Оно все-таки часть государства. Надеюсь, что это принесет свои плоды.

Вопрос телезрителя: «Меня жутко обидела и предала близкая подруга. Прошло два года. Сейчас мы снова общаемся. За свой поступок она так и не извинилась, хотя косвенно призналась, что была не права. Чувствую, что люблю ее. Но в душе ту обиду все равно отпустить не могу. Знаю, что нужно уметь прощать, пробовала молиться за нее, но это пока не очень помогает. Посоветуйте, как быть».

– Советовать очень сложно в личных отношениях. Обычно советы даются тогда, когда людей знаешь. Выяснение отношений между людьми довольно трудное. Мы все самолюбивые, бываем очень обидчивы, поэтому легко обидеть человека, даже когда этого не желаешь, потому что мы по-разному воспринимаем то, что говорим.

Я говорю и подразумеваю одно, а человек услышал в моих словах другое и обиделся. Поэтому здесь только терпение, ожидание, но и, наверное, нужно понять: если я в себе не решу эту проблему, не отпущу эту обиду, то отношений все равно не выстрою. Наверное, разум должен подсказать мне, что обида разрушает, а прощение – созидает. Я должен перейти от разрушения к созиданию, несмотря на то, что мое самолюбие уязвлено. Конечно, это болезненно, но, с другой стороны, хуже, когда самолюбие, наоборот, «на коне», когда мне все льстят. Это гораздо хуже. Поэтому Господь говорит: когда тебя хвалят, возносят, это погибель с точки зрения духовной.

Здесь нужно спокойно подождать. Люди разные. Некоторым людям очень сложно просить прощения. Я их понимаю, потому что мне тоже сложно просить прощения. Все зависит от случая. Бывают случаи, когда мы с легкостью просим прощения, а бывает, когда тяжело. Это нужно делать. Но заставить человека просить прощения мы не можем. Нужно терпеливо ждать, когда ситуация успокоится. Но в первую очередь стараться умирить в себе эту обиду, не вспоминать ее. Как говорит народ: кто старое помянет… Поэтому не нужно старое поминать, нужно жить будущим.

– Но ведь осадок остается.

– Осадок – это моя личная проблема. Осадок остается во мне. Если я не могу простить, это не значит, что меня сильно обидели. Это значит, что я самолюбив.

– Не дружба уже. Или уже не такая.

– Дружба может быть. Понятно, что она не такая. Она одинаковая не бывает постоянно. Мы же иногда с друзьями сближаемся, потом немного удаляемся от них. У нас свои семьи... Потом встречаешься и понимаешь, что опять вы близки, все прекрасно. Необязательно с другом быть все время накоротке. Какие-то вещи о своей личной жизни человек не должен рассказывать другому, пока сам тем более в чем-то не разобрался. Поверяя другому все, мы провоцируем его на какие-то оценки, которые потом нас обижают. Дружба – это не то, что я все тут же о себе и выложу. Дружба – это особый образ отношений, это живые отношения. Иногда вы ближе, иногда дальше.

Вопрос в другом: мы всегда остаемся друзьями, это всегда тот человек, с которым мне легко, к которому я хочу обратиться. Если даже после обиды человек продолжает дружить, то это значит, что дружба, наверное, все-таки настоящая. Трижды Петр отрекся от Христа. И трижды потом Христос спросил: «Любишь ли Меня?» И каждый раз Петр отвечал: «Люблю». Вот образ.

– У меня недавно была такая личная история, вспомнились слова песни Высоцкого: «Если друг оказался вдруг и не друг, и не враг, а так…»; как раз в момент конфликта эти слова очень прочно сидели в голове, и в какой-то степени показалось, что сейчас было испытание, а ты как бы его не прошел. С одной стороны, неправильно так говорить. Кто ты, чтобы судить? Может быть, ты что-то не так сделал. Пытаешься разбираться. Вопрос такой: можно ли устраивать какие-то испытания другому человеку?

– Ни в коем случае. Мне кажется, провоцировать другого человека вообще нельзя ни на что, это не совсем честно. Не нужно проверять отношения.

– Надо уповать на волю Божию?

– Нет. Отношения сами станут явными. Проверять их – значит не доверять. А когда нет веры, тогда нет ничего. Поэтому все проверки дружбы свидетельствуют только о каком-то крайнем самолюбии человека, который хочет убедиться именно в том, что его любят. Тебе недостаточно, что тебе сказали, но ты видишь, чувствуешь, что с тобой человеку хорошо. Чего тебе еще надо? Если нужно, чтобы он еще меморандум тебе написал о своей любви, то тогда ты уже совсем гордый человек.

Мне кажется, здесь достаточно просто в общении почувствовать, что мы близки, что нам хорошо. Это порой может исчезнуть, но потом опять вернется. Такая близость, такое общение – важны. А что касается выяснения отношений, это как вопрос: «За что ты меня любишь?» Любят не за что-то. Почему мы дружим? Дружим потому, что так получилось. Это жизнь. Нельзя говорить о дружбе, любви, ища в них какие-то причины…

– Когда четко чувствуешь какое-то предательство, то сложно общаться. Практически невозможно.

– Согласен. Но здесь единственное, что мы можем сказать: если бы сами никогда не предавали... Но, к сожалению, это не так. Даже когда рассказываешь о человеке у него за спиной (даже хорошее), хотел ли бы тот человек, чтобы ты про него рассказывал другим? Дал ли он тебе, как говорится, санкцию на это? Мы сейчас подписываем разрешение на обработку личных данных, это тайна. У человека есть другие тайны; может, он сказал, что любит что-то покушать или куда-то сходить, – это ведь его личное. Имеешь ли ты право рассказывать это другим? Оказывается, не всегда. То, что ты рассказал про человека, может быть использовано против него, как и личные данные. Почему мы их не передаем? Чтобы мошенники не воспользовались ими. Так же и здесь: человек, который услышал от тебя рассказ про друга, подумал: «Эге! Может, он не хочет с ним дружить, а хочет подложить ему какую-нибудь свинью?» А ты раскрыл про друга все, что он тебе доверил.

Мы видим, что на самом деле это вещь очень тонкая, на грани, здесь нужно быть чутким человеком: и ценить, и беречь отношения. Как мы бережем личную информацию, чтобы нас не обокрали, так же нужно беречь информацию о своих друзьях, когда это касается лиц посторонних. Бывает, мы выдаем то, о чем нам говорить не следовало.

– Надо следить за языком.

– Надо с уважением относиться к личной жизни другого человека. Тогда будут уважать и нас, и отношения будут другими. Мы и так слишком самолюбивы, слишком легко рассуждаем о других, их жизни, ценностях, поступках. Но нам никто такого права не давал.

Евангелие очень точно говорит о суде и о том, что мы не должны судить других. Поэтому надо учиться даже не рассуждать о других людях без их присутствия и без их согласия на то. Это совсем другая культура. К сожалению, сейчас информационное пространство наполнено рассказами про различных известных людей, даже про их имущество и личную жизнь.

– Они сами об этом рассказывают.

– Но в том и дело, что это порождает нездоровые отношения между людьми. Поэтому нам часто кажется, что нас предали, но на самом деле мы часто сами можем быть провокаторами и рассказать про человека то, чего бы он не хотел, чтобы другие услышали.

Это интересная и живая тема. Она касается многих, потому что проблема общения, проблема дружбы, выстраивания отношений между людьми – одна из самых важных в нашей жизни.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Наталья Мухлынина

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев. Тема беседы: «Обязательно ли быть мучеником в христианстве».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​