Беседы с батюшкой. Священник Стахий Колотвин

17 мая 2022 г.

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине священник Стахий Колотвин.

– Вопрос телезрителя: «Осознаю, что у меня больная воля. Вроде не хочешь обижаться, а обижаешься, хочешь встать пораньше, но не получается, хочешь молиться, но не молишься. Как воспитать свою волю?»

– При христологических спорах (как родился Христос, что в Нем человеческого, что Божественного) между православными и монофизитами появилась искусственная компромиссная ересь. Православные учили, что Христос в полноте и Бог, и Человек, что Он имеет полностью человеческую природу и полностью Божественную, они соединены в Его Личности. Однако монофизиты с этим не были согласны.

Потом император Ираклий, успешный военачальник, сокрушитель Персидской империи, скомандовал своему ересиарху Сергию разработать новую ересь, которая должна была стать компромиссом. Так появилось монофелитство. Но, как мы знаем, между ядом и целебным напитком компромиссом все равно будет яд, разве только медленнее действующий. В монофелитстве считалось, что во Христе есть и Божественная природа, и человеческая отдельно, но (как реверанс в пользу монофизитов) воля все равно одна, богочеловеческая.

Святые отцы не могли с этим согласиться. В Евангелии в молении о чаше мы читаем, что Христос пример для нас, что мы можем наследовать Царствие Небесное, стать подобными Богу, достигнуть обожения. В Гефсиманском саду наш Спаситель, Который повелевал стихиями, умножал хлеба, открывал очи слепорожденному, изгонял легион бесов, в действительности не хотел идти на крестные страдания, хотя, собственно, ради этого и воплотился. Это некоторая борьба воли во Христе, которая заканчивается словами: впрочем не как Я хочу, но как Ты.

А как хочет Бог Отец? Бог Отец так возлюбил мир, что Сына Своего Единородного отдал, чтобы всякий верующий не погиб, а имел жизнь вечную. Таким образом, мы видим, что у Троицы есть отдельная общая воля, а Христос имеет Свою человеческую волю, которая, несмотря на ее противление, солидаризируется с волей Божественной.

К сожалению, существует печальный тренд, который появился в советские годы, а в 90-е расцвел пышным цветом, что и в наши дни священники очень часто, прикрывая свою богословскую необразованность, говорят: «Все это теоретическое богословие не так важно. Молись, постись, слушай соответствующие радиостанции, смотри телеканал “Союз”, ничего больше не нужно». Но если ты не понимаешь, как во Христе действует человеческая и Божественная воля, то не найдешь в этом для себя практического руководства. Конечно, можешь спросить у священника, который из своего пастырского опыта, даже если образования нет, может в чем-то помочь, но применить это по отношению к себе ты правильно не сможешь. Человеческая воля слаба, и это нормально. Нормально, когда будильник звонит, а наша воля переводит стрелку еще на пять минут. Это нормально, это естественно, не нужно этого пугаться. Главное в итоге –солидаризироваться с волей Божией.

Апостол Павел говорит: кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Значит, все-таки надо потрудиться. Значит, будильник не зря призывает. Или тебе на работу не хочется идти, но ты понимаешь, что тебе за нее заплатят. Или тебе не хочется идти потому, что ты какое-то не очень хорошее дело делаешь, необязательно уголовное, но, например, это бессмысленное развлекалово, или производство вредных продуктов, которые хорошо продаются, но люди от них получают диабет. И в этом случае будильник не зря беспокоит: может, через этот звоночек Господь дает тебе возможность подумать, поменять свою жизнь.

Часто у батюшек все сводится к ответу: «Обязательно надо молиться». Это само собой, христианин должен быть в непрестанном общении со Христом. Если чувствуешь, что твоя человеческая воля отделяется от Божественной, конечно, нужно прибегнуть к молитве, но этого недостаточно. Если не знаешь Божественной воли, то не знаешь, с чем свою волю соединять. Человек может быть очень молитвенный, стараться жить по совести, но не читать Евангелие, и тогда, например, он может с «чистой совестью» кому-то отомстить. «Он дурной человек, и я ему отомщу». Но воля Божия – простить. Чтобы знать ее, нужно читать Евангелие как инструкцию жизни. Это инструкция, как следовать за Христом по пути спасения.

Протестанты в США любят вешать вдоль автострад баннеры с надписью: «А как бы поступил Христос на твоем месте?» Это формализм. Но вопрос хороший, можно с него начать, задать его себе. И если не знаешь ответа, то открываешь Евангелие, идешь к священнику и делаешь это все с молитвой в сердце и в разуме.

– Вопрос телезрительницы Ольги из Нижнего Новгорода: «Я поздно пришла к вере. В 64 года осознала свои грехи. А сейчас не знаю, как справиться с этими скорбями, с этим отчаянием из-за грехов».

– Есть такая традиция, о которой в Евангелии ничего не написано, что люди, после того как священник прочитал разрешительную молитву, прикладываются к Евангелию. И прикладываемся ко Христу. Когда мы прикладываемся ко Христу, мы свидетельствуем: «Господи, Ты пострадал за мои грехи и основную их тяжесть взял на Себя, искупил их Своей кровью, но я хочу быть с Тобой, поэтому беру на себя хотя бы кусочек этой тяжести, я готов перенести какие-то страдания, чтобы очиститься от своих грехов».  

Когда Господь исцеляет людей, изгоняет бесов, Он постоянно проводит параллели между миром духовным и телесным. Если ты упал в пропасть, а тебе надо на гору взойти, то надо сначала из ущелья вылезти и только потом пойти на гору. И все это со сломанными ногами. Чем больнее упал, тем тяжелее подниматься и просто идти дальше. Точно так же тяжелые, смертные грехи душу калечат. Но никто не снимает задачи идти к Господу. Мы должны быть рады, если вместо каких-то страданий души получаем болезни. Недаром Господь так устроил человеческое тело, что оно на старости лет ослабевает, начинает больше болеть. Это нормально. Это тоже забота Господа о нас, чтобы нам было легче подготовиться к встрече с Ним.

Душевные переживания – это тоже нормально. В подростковые годы я любил читать Ф. М. Достоевского. Читая «Преступление и наказание», с нетерпением ждал, что же там за наказание будет. Человек зарубил старушку топором, что же с ним произойдет? Тогда для меня, подростка, стало разочарованием то, какое наказание он получил. А его наказание – это раскаяние. И не важно, что он на каторгу пошел, это даже ему некоторое облегчение. Важно то, что его душа болит. Она понимает, что в ней что-то не так, что сам человек свою душу покалечил. Когда у человека кровоточит рана, ее нужно перевязать. То, что она болит, – это хорошо, это значит, что нервные окончания не умерли и организм регенерируется. Если температура повысилась, организм борется с какой-то инфекцией.

Надо вымывать сатанинскую инфекцию, когда лукавый приходит и говорит: «Отчаивайся, Господь тебя не простит, все потеряно». Вот тут надо сказать: «Изыди, сатана». Как только мы покаялись, Господь прощает нас авансом. Прощает все, что ты сделал, будто этого не было.  Но потом надо жить так, чтобы быть достойным этого прощения. Отчаяние убираем, оно не поможет справиться с грехами. Можно понести какие-то муки совести, телесные болезни ради того, чтобы прийти к Страшном суду, не имея этой тяжести, имея ее искупленной хоть частично за свой счет (это будет большим достижением), но в основном за счет страданий Христовых.

– Вопрос телезрителя: «Как научиться осуждать грех, но не человека? Осуждать-то хочется, а грешить не хочется».

– Это очень сложно. Апостолы спрашивают Господа: вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам? Он говорит: сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. Если хочешь кого-то осуждать, иди проповедуй Христа, но сначала оставь все. Люди не хотят оставлять всё. Хотят, взяв чашечку чая, всем по телефону проповедовать, как кому себя вести. Нет. Если человек жертвует собой, если отказывается от своего, если у человека есть некоторое жертвенное чувство, в том числе сочувствие к грешнику, то он сможет ему показать путь ко Христу, сможет указать его недостатки, сможет осудить грех и при этом не задеть его самого.

Проблема в том, что у нас нет этой жертвенной любви к другому. Грешника мы сразу начинаем ненавидеть, он нам неприятен. Мы можем это скрывать за маской этикета, ведь нам неудобно и страшно, что из-за этого будут проблемы.

Нужно сострадать. Проще всего это понять на своем примере. Помни, что ты сам грешил, был на подъеме, но потом появлялась тяжесть на душе: «А зачем я грешил? Ничего не выиграл». Человек рядом с тобой может грешить еще сильнее, но он заслуживает жалости, он сам не понимает, что еще глубже зарывается в грех, что еще сильнее страдает. Нужно это держать в голове. Может, это не будет какой-то любовью, но будет неким оправданием человека. Осуждение по отношению к человеку ты закрываешь оправданием, и оно идет на грех и не задевает самого человека. Это можно сравнить с тем, как делают рентгеновский снимок. Рентген – это облучение, довольно серьезный удар по организму, но иногда оно необходимо, чтобы увидеть травму и поставить точный диагноз. На время облучения другие части тела закрывают специальным халатом со свинцовыми пластинами, который облучение не пропускает. То же делаем мы, искусственно оправдывая человека, через усилие закрывая его и его страдания.

Да, куда сильнее хочется закрыть страдающего человека, а не грешника. Если ты видишь, как сытый и довольный пьяный человек лежит на морозе, то тебе совсем не хочется укрыть его одеялом, а если мерзнет маленький щенок, то хочется его укутать. Надо увидеть страдание человека, закрыть его своим оправданием. И когда пойдет рентгеновское излучение осуждения, пусть даже невольное, ты сможешь понять, где у человека грех, и постараешься, чтобы в этот грех ни ты, ни ближний не залез.

– Вопрос телезрителя: «У меня есть некрещеная внучка. Можно ли в своих молитвах о здравии говорить о ней Богу?»

– Можно и нужно. Таинство Крещения в истории спасения человечества появилось достаточно поздно. Мы живем около 2000 лет с благодатью крещения. А люди жили миллионы лет и общались с Богом. Адам и Ева, изгнанные из рая, молятся Богу. Каин и Авель некрещеные, но все равно молятся Богу. Сам факт крещения не дает никаких преимуществ в отношении того, как за человека молиться.

Крещение – это рождение для вечной жизни, это призыв на духовную битву. Сейчас бывает, что родители не хотят крестить детей, им это не нужно, но бабушки очень упертые, затаскивают ребенка в храм, иногда даже тайком. Ладно это было в советские богоборческие годы, но сейчас ничего хорошего из этого не выйдет. Часто за этим стоят какие-то магические поверья, что если ребенок некрещеный, то на него не будет изливаться Божья любовь. Она изливается на всех. Господь в Евангелии говорит: солнце светит на злых и на добрых. Абсолютно на всех.

Крещение дает не больше прав, а больше обязанностей. Права те же, но сначала ты должен исполнить все христианские обязанности. Безусловно, можно молиться за ребенка и в своих молитвах, и в храме. Можно свечки поставить как символ своей молитвы. Свеча не так обязательна, но если хочется свою слабую молитву подпереть, то можно свечу поставить и помянуть человека.

Записочки, которые люди подают, тоже позднее явление. Раньше жили без них. Люди сейчас привыкли к некой духовной торговле: если написал записку и она ушла в алтарь –пожертвую больше, а если нет, то вместо бумажных денег брошу монетку. Постоянным прихожанам в нашем храме я напоминаю, что нет смысла постоянно передавать эти стопки записок. Если кто-то попал в больницу, кому-то нужна операция, подойдите ко мне и скажите, и я действительно буду за этого человека переживать, помолюсь. А если вы мне стопку записок дадите, то мы, конечно, ее с алтарниками прочтем, но нет смысла вкладывать в это какой-то магический смысл.

И если Вы скажете батюшке, что у Вас внучка некрещеная и Вы за нее очень переживаете, она заболела или не может в школу ходить, отстает от класса, то священник обязательно помолится как частное лицо и как другие братья и сестры во Христе. Никаких ограничений в этом нет.

Если бы она была крещеной, можно было бы прибегнуть к таинствам Церкви. Но этого нет. Господь говорит: неверующий муж освящается женою верующею. Человек соединен с Церковью, он молится, и через него с Церковью соединяются другие члены семьи. Молись, сам живи по-христиански, исповедуйся, причащайся, и Господь услышит молитву о другом.

– Вопрос телезрительницы Елены из Пензы: «8 июля день Петра и Февронии. Это Петров пост. Можно ли в этот день заключить гражданский брак?»

– Можно.  Петров пост – это компенсационный пост. Это самый поздний пост. Церковь без него жила на протяжении почти 700 лет. Людям не могло прийти в голову поститься еще летом. Для кого он был придуман? Если человек во время Великого поста был в военном походе или в торговом путешествии, то есть не мог поститься по каким-то причинам, то он постился дополнительно для личной духовной жизни между праздниками после отдания Троицы и до праздника Петра и Павла. Если человек нормально постился Великим постом, то ему в Петров пост поститься не надо. И это не частное мнение священника, это правила Вселенского Собора.

Кроме того, гражданский брак – это фиксация отношений между людьми перед гражданским обществом, перед органами ЗАГС, в зарубежных странах перед мэрией, государством, чиновниками. Это важный шаг, носящий технический характер. Самое главное – венчание.

– Многие люди только расписываются и не венчаются.

 В глубоко воцерковленных семьях люди расписываются заранее, а потом венчаются. Это абсолютно не проблема. В нашей Русской Церкви по традиции не венчаются в пост. Расписаться можно, а венчаться – когда пост закончится или когда второй супруг воцерковится.

– Вопрос телезрителя: «Сколько дней нужно поститься перед причастием? Могу поститься только два дня, а нужно обязательно три?»

– Церковь установила богослужебный недельный круг: пост в среду и пятницу, а в воскресенье причастие. Можно, конечно, причащаться и в другие дни. И никакого третьего дня поста нет. Не нужно поститься в субботу, это богословская безграмотность и ересь. У нас есть правило VI Вселенского Собора о тех, кто постится в субботу. Но там были другие предпосылки – традиции, которые были у иудеев, отмечать субботу не праздником, но хотя бы постом. Этого не нужно. Церковь подсказывает нам ритм аскетической жизни. Постимся в среду и пятницу.

Можно поститься в другие два дня, если, например, человек работает шахтером, ушел в море и так далее. Об этом можно договориться с духовником. Но если живешь в ритме церковной жизни и причащаешься каждый воскресный день, то не нужно помимо среды и пятницы набирать еще какие-то постные дни. Проблема в том, что иногда пост используется как епитимья. Есть такая традиция. Человек, который вроде христианин, но месяца три не причащался или вообще в храм не приходил, то ему как штраф дополнительные дни поста. Самое ужасное, когда человек пришел в воскресенье в храм, но не причастился. Господь говорит: Приимите, ядите: сие есть Тело Мое. А мы отвечаем: «Нет, не сегодня».

Перед тем как начинается пресуществление Даров, возносится анафора, произносятся слова: единым сердцем и едиными устами. Все, что сейчас будет сказано, – это молитва от нас, все, что священники отвечают, говорится нам лично. В том числе про причастие Тела и Крови Христовых. Обязательно причащайтесь каждый воскресный день по мере здоровья и сил. Поститесь в среду и пятницу и старайтесь не допускать пропусков. Любые исключения – это вопрос частного обсуждения с духовником. Не допускайте, чтобы были недели и месяцы без причастия и не берите дополнительную епитимью в виде постных дней.

– Правильно ли я понял: постишься в среду и пятницу, а в воскресенье причащаешься? И это весь пост?

– Верно.

– Но где-то могут сказать, что нужно поститься в четверг, пятницу, субботу. Люди привыкли к этому.

– Тогда надо ответить: «Батюшка, я хожу к вам 20 лет. Раньше мне здоровье позволяло, была моложе. Теперь можно попробовать причащаться в таком ритме? Поверьте мне».

– Откуда такое разделение во мнениях по поводу частоты причастия? Кто-то говорит, что нужно причащаться не реже чем раз в две недели. А другой говорит, что нужно редко причащаться, раз в месяц. Спаситель говорил: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. Но мы вводим какие-то правила. Получается, идем наперекор завету Бога?

– Приходскую практику не записывали вплоть до XIX века. А до этого, на протяжении веков, смотрели, как делали в монастырях. В монастырях была убежденность, что нужно причащаться как можно реже. Человек убегает в пустыню, и понятно, что возможность причаститься была очень редкая. Более того, Причастие оставляли монахам в качестве залога, и монахи могли причащаться в частном порядке Преждеосвященными Дарами.

Если мирянин спасается своей свободной волей, то монах спасается через послушание. Монах, который не сосредоточен на сельском хозяйстве, зарабатывании денег, максимально сосредоточится на том, как попоститься, как помолиться перед причастием. Где-то, наоборот, это ослаблялось. Если в монастыре замечали, что монахи расслабленно стоят, когда видят Тело и Кровь Христовы, то задергивали вокруг престола завесу. А в XIXII веках было и так, что монахи вообще не слышали службу. Священник тихонько служил за шторкой, а для монахов читалось Правило ко Причастию. Таким образом, видно, как это управление заводило порой в другую сторону. Как при этом причащались миряне, мы можем только догадываться. А в XIX веке уже появились какие-то сведения. Но раз ты не участвуешь долго в таинствах, то дается длинная епитимья: поститься семь дней, почитать молитвы. Если ты неграмотный, то тебя никто не заставит читать, а если грамотный, значит, дополнительно молись по молитвеннику. Человеку проще было неграмотным быть, лишь бы перед причастием ничего не вычитывать.

Рецепт, выписанный духовником монастыря своей братии в таком-то году такого-то века, мог помочь конкретному человеку. Но применить эти правила для жизни мирян не всегда остается возможным. Если взять «Лествицу» Иоанна Лествичника, то мы не сможем напрямую использовать в мирской жизни то, что там написано. Однако некоторую аналогию можем использовать. Поэтому точно так же на некоторую аналогию опираемся, но стараемся жить не как монахи, а приходским уставом.

Вопрос телезрителя: «Христос везде в Евангелии призывает: покайтесь. А у нас начинается со слов о проделанных грехах и на этом все и заканчивается. Мы не поднимаемся даже до уровня Закхея…»

–  Духовные проблемы у людей те же самые: лукавый нас искушает и ничего нового придумать не может. А вот Господь дает самые разнообразные творческие выходы из тех ситуаций, куда нас лукавый загоняет. Истинное покаяние («перемена ума»), когда ты поменял ум; возможно, даже внешне еще ничего не поменял. У нас действие отстает от мысли. Например, человек думает, что через месяц будет работать в два раза усерднее, чтобы получить годовую премию, а пока можно работать спустя рукава. Но мысль уже появилась, и это хорошо. Сейчас мы начинаем праздновать память в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» и молимся с зависимыми от алкоголя. Если человек разумом понял, что у него алкоголизм, – это старт для исцеления. Он поменял свой ум, он хочет из этого выбраться, а не говорит, что у него все хорошо. Вот это уже начало покаяния.

Человек очень сложно устроен, и исправление не сразу реализуется. Если мы понимаем, что это зло и что надо как-то с этим бороться, но не знаем как и не хватает сил, не решаемся использовать какие-то методы, все равно это уже хорошо. Это значит, что в любой момент ты сможешь пойти в нужную сторону, тем более если за тебя молятся близкие и Церковь. Господь обязательно тебя коснется.

Мы вспоминали в это воскресенье, как Господь исцелил расслабленного. Расслабленный знал, куда нужно пойти, чтобы исцелиться, но у него не было сил. Казалось, что никогда он не доберется до нужного места. И если мы поймем, что у нас ситуация плоха и мы не имеем сил справиться с грехом, но не соглашаемся жить с этим грехом, ждем, что (пройдут, может быть, десятки лет) придет Христос, коснется нас, и где-нибудь в 90 лет, уже на смертном одре, эти страсти нас покинут. Мы говорим: «Семя тли во мне есть». А тут, наоборот, семя покаяния. Оно еще не проросло, но уже есть. Конечно, если оно никогда не прорастет, то без урожая умрешь с голоду. Если нет урожая, а только сорняк, тогда – во тьму кромешную, в огонь. Поэтому все равно это семя выращивать нужно. С одной стороны ждем, когда Господь нам поможет, а с другой стороны, если не получается избавиться от греха и поменять свою жизнь, то смотрим, как можно этот грех минимизировать. Если не получается минимизировать, то стараемся принести добрые плоды Господу через какую-то другую добродетель. В итоге, если Господь увидит, что мы не сдаемся, а боремся, все равно нам поможет и наше покаяние примет.

– Вопрос телезрителя: «Я причащаюсь последние пять лет. Но сейчас, после Великого поста и просмотра фильма «Страсти Христовы», боюсь идти на причастие. Кто я такая, чтобы принимать величайшую Святыню человечества, ради которого Господь Бог претерпел такое? Не могу себя пересилить».

Лукавый подловил. Как только появляется вопрос «Кто я такой?» – это уже гордость. А гордость – такая страсть, которая всегда убивает любовь. В детстве я думал: если есть самая сильная добродетель – любовь, значит, есть самая страшная страсть – ненависть. Нет. Ненависть залилась слезами покаяния – и нет ее. А гордость, если проникла в нас, то уже живет. И гордость противостоит любви и ее убивает. И в данном случае убивает любовь ко Христу.

Христос, идя на крестные страдания, на смерть, говорит апостолам: «Я прошу: приобщайтесь Тела и Крови Христовых». Когда мы приобщаемся Тела и Крови Христовых, получаемых из хлеба и вина, то возмещаем смерть Христа и исповедуем Его воскресение. Нужно помнить, что Господь нас любит, и Господь нас попросил причащаться. Поэтому нельзя сказать: «Кто я такой?» Я тот, кто Богу обязан всем. Господь через апостола Павла говорит: «Помните, какой дорогой ценой вы куплены». Господь эту цену уже заплатил. Я бы порекомендовал посмотреть фильм «Страсти Христовы», чтобы получить некоторый эмоциональный всплеск. Но потом, переживая этот всплеск, нужно понять, что Господь уже эту цену за тебя заплатил, и будет очень обидно не воспользоваться этим выкупом от греха и не прийти ко Господу, пострадавшему за тебя.

– Бывает такая крайность, что не идешь к причастию, потому что нагрешил после исповеди. Мы всегда недостойны.

– Мы всегда недостойны, но, как мы помним, делает нас достойными только Господь. И что бы мы ни сделали (хоть с утра до вечера будем поститься, молиться), все равно достойными Причастия нас делает только Господь.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Анна Вострокнутова и Наталья Мухлынина

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы зрителей отвечает настоятель храма в честь святого равноапостольного великого князя Владимира в городе Коммунаре священник Алексий Дудин. Тема беседы: «Главные принципы христианской жизни».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​